Отпусти всем живущим и жившим в твоём мире все их прегрешения!
Христос Воскресе! Приветствуем вас на сайте, посвященном Воскресению из мертвых преподобного Серафима Саровского
Блажен человек, читающий этот сайт, ибо только здесь описание
неизвестного почти никому, в то время как является крайне интересным.

Библиотека сайта

ВЕЛИКАЯ ПОБЕДА - ПОБЕДА ОТ БОГА

Скачать книгу
«Великая Победа – Победа от Бога»

Авторы. Собор православных христиан России.
Составитель. Павлова Е.Н.
Редактор. Зинченко Г.В.
Технический редактор. Алексеев А.В.

Эта книга не исследование и не очередной рассказ о войне. Прямая цель ее – донести информацию до сердца простого русского человека об истинной победе в ВОВ. Эта книга – свидетельство множества людей, которые желают восстановить справедливость пред Богом и людьми. Она посвящена причине нашей Победы в ВОВ. До сих пор мы эту победу присваиваем себе, но это не справедливо. Причиной нашей победы является Небо, а именно – Богородица, Матерь Божия, наша Духовная Мать. Мы все на земле братья и сестры по Духу, но мы приняли зло и разделились. Войны начинаются в нашей голове и в нашем сердце - так говорит Матерь Божия. Она помогает тем, кто не держит войну в сердце. Она становится на сторону тех, кто желает мира и живет по Божьим законам и признает Божиих Родителей. Это книга свидетельств Божиих людей о том, как наше спасение в действительности происходило. Эта книга - призыв этих людей к нашему покаянию перед нашими Родителями, признанию Правды Божией и к установлению справедливости в наших сердцах, и призыв принести мир в нашу жизнь через Святую нашу Мать – Богородицу.

 

И все же! Это мы победили в ВОВ!!! И нам, детям и внукам победителей придется осознать, кто даровал нам эту Победу, и Кого мы должны прославлять и благодарить, перед Кем мы в великом долгу. Иначе, мы все можем потерять.

 

Оглавление

Обращение к соотечественникам

Вступление. Казанская икона Божией Матери

Часть I

«Монах в миру» (о. Василии Швец)

Явление Богородицы митр. Илии (А. Дзюба)

 

Часть II

Явления Матери Божией в ВОВ русскому воинству

В.Швец «Таинственное Знамение над Сталинградом»

Божия Матерь в Сталинграде

Явление Божией Матери на Курской дуге

Явление Пресвятой Богородицы. Курская дуга (И. Юрская)

ЯВЛЕНИЕ БОЖИЕЙ МАТЕРИ НА КУРСКОЙ дуге (Е. Муравлёв)

ВРЕМЯ ПРОЗРЕНИЯ. Годовщина начала Курской битвы

Танковый бой под Прохоровкой

Чудеса — это реальность

Наука это объяснить не может

Явление Матери Божией под Кенигсбергом. Христиански на фронте

Молебен под Кенигсбергом

Благословение Божией Матери (О.В. Золотарев)

Покров Пресвятой Богородицы и судьбы Русского Народа

Роль Русской Православной Церкви в событиях ВОВ (1941-1945)

Великая Отечественная Война и Россия перед вторым пришествием (С.В. Фомин)

ОН СЛЫШАЛ МИТРОПОЛИТА ГОР ЛИВАНСКИХ ИЛИЮ

Бог правду видит, да не скоро скажет

Великая Победа произволением Божиим. Иеромонах Филадельф

Кто помог найти Дорогу Жизни по Ладоге в Ленинграде

Чудеса на войне. Рассказы очевидцев

Заглохшие моторы.

И вывела по тропочке к своим. (О. Герман)

МАРШАЛ ЖУКОВ. СОКРОВЕННАЯ ЖИЗНЬ ДУШИ

Память

Презентация 6 июня 2005г. книги "Митрополит Илия (Карам) и Россия" в Издательском отделе Московского Патриархата

Фильм «И услышал я голос с неба»: 1 часть, 2 часть, 3 часть

 

Часть III

История создания иконы Матерь Божия Великая Победа

 

Часть IV

Явления и помощь Матери Божией в настоящие дни в России

Явление Божией Матери в мире

Акафист Пресвятой Богородице перед иконою "ВЕЛИКАЯ ПОБЕДА"

Арх. Пётр Кучер «Война продолжается»

Вместо эпилога

ДОРОГИЕ СООТЕЧЕСТВЕННИКИ, ДОРОГИЕ ВЕТЕРАНЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ!

Каждый год мы празднуем день Великой победы русского народа над страшным врагом человечества – фашизмом. Но так и остаётся неосознанным тот факт, что война эта имеет не только политические и экономические причины, но, в первую очередь, духовные.

Мы, православные христиане, с благодарностью чествуем ветеранов, чтим их подвиг, их мужество, упорство и дерзновение, благодаря которым сегодня жизнь на нашей земле продолжается.

Воины наши своей кровью и силой духа показали всему миру могущество нашей Державы и вместе со всем народом добыли Победу в войне с коварным врагом.

И мы желаем, чтобы и сегодня эта война оставалась уроком для последующих поколений, чтобы идущие за нами помнили страдания дедов, отцов и матерей, чтобы нынешние поколения склонялись к сердцам ветеранов, чтили и не забывали, но утверждали их подвиг, как живой пример, в своей жизни.

Но нас беспокоят новые настроения, проявившиеся в последние времена, а именно - потеря преемственности связи поколений. Мы со скорбью наблюдаем, что сегодня ослабляется и утрачивается эта связь. Сердца современников обращены на сиюминутные прихоти и желания. Выгода, власть денег, потребительский инстинкт и погоня за удовольствиями, а порой просто необходимость выживания, пеленой ложатся на сердца и глаза их.

Мы знаем, что человеческая память слаба и забывчива, но мы понимаем, что она слаба по причине забвения наших Истоков.

Сейчас мы размениваем Победу на почитание человека, начисто забыв, что победа на Руси всегда давалась лишь силой Божией. Народ на Руси всегда принимал Победу как дар Божий. Он славил Бога, шёл в бой со стягом Спаса Господа нашего Иисуса Христа, с иконами Богоматери.

Об этом свидетельствует вся история России.

Так почему же сейчас память о Победе в Великой Отечественной Войне меркнет в сердцах людей, почему она пошла в размен, - во внешние обряды и атрибуты, и лишь ветераны искренне хранят её в сердцах своих?

Мы говорим с ответственностью: происходит это потому, что не вся правда о Великой Победе произнесена и утверждена. И наш долг, долг каждого православного человека, возвестить в сердце своём правду о Победе и донести её до тех, кто по каким-то причинам ещё не знает о ней.

Не в темном углу и не под покрывалом ковалась Великая Победа. Она была в Истоках Руси – в велении Божьем, потому что знали прозорливые старцы: будет стоять Русь – будет жить мир. Так утверждалось раньше, так есть и сейчас.

Святой Иоанн Кронштадтский говорил: «Перестали понимать русские люди, что такое Русь: она есть подножие престола Господня! Русский человек должен понять это и благодарить Бога за то, что он русский».

Александр Невский – князь Победитель, утверждал: «Не в силе Бог, а в Правде».

И русские люди должны знать, что с началом войны не прерывалась предстательствующая молитва духовных наставников и прозорливцев о Руси и русском народе.

И Небо откликнулось, и избрало горячего молитвенника, любящего народ русский – Митрополита Гор Ливанских Илию, чтобы он передал Сталину наказ, который Сталин должен был исполнить, чтобы Россия обрела Победу.

Это случилось 21 июля 1941 года, в день празднования на Руси иконы Казанской Божьей Матери. Икона Казанской Божьей Матери не раз помогала русскому воинству побеждать врагов.

«Митрополит Илия уже несколько дней не ел, не пил, а усердно молился в подвале Храма, куда не доносился ни один звук извне.

В Огненном Столпе явилась ему Матерь Божия и дала наказ открыть в России храмы и монастыри с колоколами, освободить священников из тюрем и лагерей, чтобы они начали служить молебны, проводили бы Крестные Ходы, чтобы с иконой Казанской Божией Матери обошли святой град Петра (Ленинград) и Москву. И ещё наказала, чтобы русские не сдавали Царицын (Сталинград) и врага за Волгу не пускали. И в заключение добавила, что Она Сама будет защищать Русь и повелела, чтобы Илия приехал после войны в Россию и рассказал, как Россия была спасена».

4 сентября, в День Грузинской Божией Матери, через дипломатические каналы и Красный Крест Сталин получил послание от Митрополита Гор Ливанских Илии с наказом Божией Матери.

Он принял это послание и выполнил всё, что было в наказе. Нам ещё предстоит осознать, что Православная Церковь в Советской России была возрождена велением свыше и получила благословение на служение русскому народу, которому был указан путь покаяния и открыта дорога в Небесное Отечество. См. и слушайте фильм о Явлении Божией Матери Митрополиту гор Ливанских Илии (https://youtu.be/MKce5qlEJxE)

В 1947 году Митрополит Гор Ливанских Илия по приглашению Патриархии, Сталина и Правительства приехал в Россию, был на службах во множестве Храмов и везде рассказывал, как была Небом спасена Россия. Его наградили Сталинской денежной премией. Митрополит отдал её детям – сиротам. Ему подарили список с иконы Казанской Божией Матери, панагию и Крест, на который каждая республика Советского Союза преподнесла по драгоценному камню. Вот так его принимали в России!

Сохранились документы, живые свидетельства и живые участники тех событий.

Казанский образ Матери Божией явился ключом к Великой Победе, одержанной Русским народом. В настоящее время появились тенденции ослабить нашу память, размыть и исказить святые воспоминания о единении народов России, о духовном подъёме русского народа, когда многие люди, как и отцы их, без крестного знамения и посвящения своей души Богу в бой с врагом не вступали. У нас пытаются отнять эту Победу и правду о том, как мы её получили от Бога. Мы же, как несчастные "Иваны, не помнящие родства", принимаем навязанную нам ложь. Но тот, кто хочет знать правду, да просит у Господа - и "насытится" ею. Оптина (монастырь) есть столп и свет для Руси. Верные лгать не будут. И мы отсылаем вас к хранителям этой информации. Взгляните на образ Казанской Богоматери в Казанском Соборе, на славное Житие этого образа. Он многое вам расскажет.

Икона Казанской Божией Матери в Оптине, в Казанском храме с клеммой (справа внизу), посвящённой Явлению Матери Божией Митрополиту Гор Ливанских Илии.

Ещё один образ деяний Казанской Божией Матери

 

Вспомним удивительное свидетельство о ВОВ священника и старца Василия Швеца. Небо призвало его стать главным свидетелем и хранителем этих событий, подвигло посвятить свою жизнь служению Православной Церкви. Господь призвал его к свидетельству. И он мужественно нёс это послушание.

В 1999 г. по благословению священников Троице-Сергиевой лавры был создан документальный фильм "И услышал я голос неба". Создал этот фильм Николай Раужев. Написана история создания этого фильма. Посмотрите этот фильм (https://youtu.be/lXoJeCRt9j4).

Профессор Московской Духовной Академии Гаврюшин Николай Константинович вместе с Сухейль Фарахом (родственником митрополита Гор Ливанских Илии, через которого Матерь Божия дала Своё послание Правительству России и его народу) профессором кафедры философии Ливанского Университета, академиком Российской Академии образования, в 2005 г. написали книгу "Митрополит Илия (Карам) и Россия". А 2 июня и 6 июня 2005 г. состоялась её презентация в Издательском совете Русской Православной Церкви и в Фонде Андрея Первозванного.

Сегодня написан благодарственный образ Митрополита Гор Ливанских Илии. Митрополит Илия стал нашим ключом к Великой Победе. Этот образ принят, и священники молятся перед ним. А в Небесном Отечестве Митрополит Илия молится за нас.

Митрополит гор Ливанских
Илия (Карам)

 

Казанский образ Богоматери несли впереди советских войск. Матерь Божия явила Победу! И свидетель этому был сам маршал Жуков.

Свои свидетельства о Божьей помощи оставил Маршал Советского Союза Василевский. Книга «Покров Божий над Россией». Издательство: Сибирская Благозвонница, Москва, 2012, тираж: 5000 экз.

Написана книга «Спаси и сохрани. Свидетельства очевидцев о милости и помощи Божией России в Великую Отечественную войну». Издатель: Ковчег, год издания: 2010, тираж: 10000 экз.

Откройте сайт Казанского Храма в п. Вырица, Ленинградской области, и вы увидите не только свидетельство о митрополите Илии, но и свидетельство Матушки Софии о подвиге священников и монахов под Кёнигсбергом и помощи Матери Божией. (найти ссылку)

Духовное чадо Лаврентия Черниговского матушка Амвросия донесла до нас свидетельство о помощи блокадному Ленинграду Феодосия Черниговского. Он указал Дорогу Жизни через Ладогу. (Найти ссылку)

Да, солдаты шли в бой со словами «За Родину, за Сталина!» Но прежде они накладывали на себя Крест и произносили: «С Богом!»

Наши лётчики в горящих самолётах просили Господа принять их душу.

 

Сколько свидетельств живёт в памяти народа! Не счесть!

Сколько ещё можно слушать о мифотворчестве русских? Кому выгодно, чтобы Россия не знала правды о Победе в ВОВ и эту Великую Победу приписывала своему атеистическому воззрению, чтобы она не шла к Богу, чтобы находилась в летаргическом сне?

У христиан один враг - противник Христа, антихрист. «И хватит морочить голову нам!» - сказал Божий народ и сам прославил Матерь Божию и написал по благословению схиархимандрита Илии, старца Оптинского, по благословению старцев: Василия Швец, Кирилла Павлова, Петра Кучера, Николая Гурьянова (они знали друг друга и знали эту историю) икону «Явление Матери Божией Митрополиту Гор Ливанских Илии» и отдали Великую Победу Тому, Кто её нам подарил.

Написан и покаянный благодарственный образ Матери – Великой Победы от сердец всего русского народа. Наша истинная Матерь Великая Победа – это Матерь Божия, конкретная, любимая всеми нами Личность – Богородица Мария.

И мы надеемся, что этот образ будет принят нашими ветеранами и соотечественниками и будет достойно прославлен.

"Шила в мешке не утаишь», и «Как верёвочка не вьётся - конец найдётся", - говорит народная мудрость.  Икона написана, озвучена, принята и будет прославлена! Русский Божий народ больше не "Иван, не помнящий родства". Мы думаем, что пришло время нам осознать эти факты и перестать замалчивать свидетельства о живой связи с Небом, прекратить жить по унижающей нас поговорке, называющей нас «Иванами, не помнящими родства».

Мы теряем жизнь, теряем наши Истоки, живём как сторонние наблюдатели, а в итоге - теряем свои души.

Мы, православные, утверждаем, что пришло время прозрения и благодарения.

Надо всего лишь признать наших Небесных Родителей, повернуться к ним, и как «блудный сын» попросить прощения, покаяться за забвение и неблагодарность, принять Животворящую Силу и жить в радости обретения Небесной Отчизны. И уже никогда не разрывать этой связи. Гряди Господи!

 

Протоиерей Василий Швец, Протоиерей Николай Булгаков
Русская народная линия, 03.11. 2017
Память 4 ноября

Казанская икона Божией Матери - это благословение Ея народу российскому, всей нашей дорогой Отчизне. Обрели икону в Казани в 1579 году, в один из самых тяжёлых периодов для Руси - последнее время царствования Иоанна Грозного.

23 июня 1579 года в Казани был страшный пожар, половина города обратилась в пепел. Девятилетней Матроне, дочери стрельца Даниила Онучина, явилась во сне икона Божией Матери. Потом ей приснилась Сама Богородица и сказала, что Ея икона находится в земле там, где до пожара был дом родителей девочки, и повелела передать это архиепископу и воеводам, чтобы они взяли икону из земли.

Девочка сразу побоялась рассказать, но потом поведала своей матери. Мать не обратила внимания на слова дочери. Тогда Матроне снова приснился сон, в котором Божия Матерь приказала рассказать о явлении. Мать снова не послушала девочку. Но вслед за этим последовало третье явление, уже грозное. Однажды, во время дневного сна, Матрона была чудесным образом перенесена на середину двора, и здесь явилась ей та же икона Божией Матери, от Ея лика исходили огненные лучи.

В это время Матрона услышала голос: «Если ты не поведаешь глаголов Моих о том, чтобы достали икону Мою из недр земли, она явится в другом месте, ты же погибнешь и лишишься жизни».

Матрона упала на землю и долго лежала так. Затем, придя в себя, позвала мать и со слезами просила её передать о видении архиепископу и воеводам. Та сначала не хотела, но дочь сказала: «Если ты хочешь, чтобы я умерла, то не ходи». Тогда мать пошла с дочерью к городским воеводам. Они только рассмеялись. Пошли к архиепископу - тот тоже не внял словам девочки. А она плакала и просила мать. Тогда мать решила сама рыть землю на месте своего сгоревшего дома. Копали долго и безуспешно. Узнав о явлении, многие люди пришли помогать - перекопали весь двор, но иконы не нашли. Тогда девочка взяла заступ и начала копать в месте, где была печь в сгоревшем доме. И скоро, к великой радости своей, обнаружила Матрона что-то завернутое в кусок сукна. Когда сукно развернули - увидели икону Божией Матери с младенцем. Таких икон раньше никто не видел. Она была совершенно новая, будто только что написана, и вся сияла.

Весть об этом облетела весь город, и множество народа пришло к месту явления. Архиепископ Иеремия, узнав о событии, тотчас поспешил с Крестным ходом во главе собора духовенства, сопровождаемый огромным стечением народа. Архиепископ и воеводы с плачем падали перед чудотворным образом и молились Богоматери о прощении в своем неверии. Икона была перенесена в ближайшую церковь святителя Николая. Священником этого храма и очевидцем всех событий был будущий Святейший Патриарх Ермоген.

Список с иконы отправили Царю Иоанну Грозному. Узнав о явлении, Царь повелел устроить на месте явления храм и основать женский монастырь. Во время шествия иконы во вновь построенный Благовещенский собор получили исцеление два слепца - Иосиф и Никита. Чудеса от иконы начались исцелением слепых. И впоследствии особенно часто исцелялись от иконы слепые. Это было знамением того, что икона явилась для просвещения духовным светом, для прозрения людей, омраченных неверием.

Казанский образ является списком с древней Влахернской иконы, написанной Евангелистом Лукой, и относится иконографически к Одигитрии, то есть Путеводительнице. И впоследствии много раз указывала Казанская икона путь к победе православному воинству в исполнении священного долга перед Богом и Отчизной. То, что икона была явлена на только что присоединенной окраине Руси, было знамением Небесного Покрова Божией Матери, явленного всей Русской Церкви и России. Она стала всенародной святыней, ибо народ чувствовал всегда особое участие Богородицы в исторических судьбах России.

В 1594 году, будучи уже митрополитом Казанским, Ермоген составил сказание о чудесах от Казанской иконы. Матрона приняла постриг в монастыре, основанном на месте явления иконы, и впоследствии стала его игуменьей. Здесь она и закончила свои земные дни. В этом же монастыре в постриге, после кончины мужа, оставалась и её мать.

* * *

До 1612 года чудотворную икону Казанской Божией Матери почитали только в Казани и праздновали её день 8 июля, в день обретения.

Но вот пришёл 1612 год. Наступило страшное время для страны и народа. За грехи наши, за неверие и предательство род Рюриковичей был пресечён, а страна была ввергнута в тяжкие бедствия. Казалось, Россия стоит на краю гибели, и даже вере Православной угрожает опасность. Всюду совершались преступления, безнаказанные грабежи, убийства. Многими городами овладели враги. Впервые за всю историю страны враги взяли Великий Новгород. Захватившие Новгород шведы учинили там ужасное разорение, не осталось ни одного неосквернённого храма. Любая вещь, имевшая ценность, была вывезена, в храмах устраивались конюшни. После ухода шведов в Новгороде осталось в живых всего около 700 жителей.

Вся Русь была в пожарах, разорение было ужасным. Наша страна действительно стала краем погибели и поругания. В Астрахани стоял самозванец, по стране бродили шайки разбойников, убивали и грабили. Спасения, казалось, было ждать неоткуда. Это было страшное время безначалия, когда каждый думал только о себе, о своей выгоде, а не о спасении Родины. Ужас объял народ. Но вот уже высшая степень поругания - Лжедмитрий и поляки в Москве. В Москве поляки надругались над общерусскими святынями, храмами, над всем русским.

Были тогда молитвенники и печальники за Русскую землю, такие, как святой Патриарх Ермоген, архиепископ Арсений, но как немного их оставалось! Увы, мы начинаем молить, молиться и понимать, что молитвой всё-всё держится, только во времена тяжких бедствий. Так происходит и в наши дни, так было и тогда. Люди стали обращаться в молитве ко Господу, к заступничеству Божией Матери, ибо видели ужас разорения и невозможность своими силами что-либо сделать.

В это тяжелейшее для Святой Руси время Патриархом всея Руси был Ермоген, первый описатель явления иконы, чудес от неё и автор службы ей. Был он священником Никольской церкви, где поместили явленную Казанскую икону. Овдовев, он принял постриг, стал митрополитом Казанским и, наконец, Патриархом. Это совершилось, конечно же, с благословения и по молитве Божией Матери, великим почитателем Которой был владыка Ермоген. Патриарх был одним из немногих деятелей на Руси, который твёрдо держался своих убеждений и проводил линию, спасительную для страны и народа Российского. Держал он себя по отношению к полякам непримиримо: протестовал против впуска польских войск в Москву, но его не слушали. Предательство было повсюду. Патриарх отказался подписаться на изготовленной боярами грамоте русскому посольству о согласии на избрание польского короля Сигизмунда русским царём и о сдаче Смоленска, осаждённого поляками, хотя боярин Салтыков угрожал ему ножом.

С этого момента святой Патриарх стал рассылать грамоты по всей Руси, увещевая народ защищать Православную веру от желающих уничтожить её иноземцев. Он писал из Москвы: «Пишите в Казань к митрополиту Ефрему, пусть пошлёт в полки, к боярам и к казанскому войску учительскую грамоту, чтобы они крепко стояли за веру, сохраняли братство, и как обещались положить души свои за Дом Пречистой и за чудотворцев, и за веру, так бы и совершили. Да и во все города пишите... везде говорите моим именем».

И вот из разных концов России стало стекаться к Москве народное ополчение для защиты и спасения страны от гибели и поругания. Выступила и Казанская дружина. Казанцы захватили с собой как благословение Божией Матери образ Ея, точный список с явленной чудотворной иконы. Воины имели великую веру в заступничество Пресвятой Богородицы. Вскоре начались знамения.

26 мая 1611 года Патриарх написал из темницы грамоту, в которой призывал весь русский народ встать на защиту Москвы, на защиту Родины и святой веры и благословил поход нового земского ополчения на Москву. Грамота эта читалась во всех церквах, на площадях сёл и городов. Она-то и подготовила поход нового земского ополчения.

Центром сбора сил Русской земли стал Нижний Новгород. «Станем за Святую Русь, за Дом Пречистой Богородицы», - обратился на Нижегородской площади к народу Кузьма Минин. Нижегородское ополчение под предводительством князя Пожарского двинулось к Москве.

Когда в Москве получили сведения о сборах Минина и Пожарского, бояре и политики потребовали от Патриарха, чтобы он отговорил нижегородцев. Патриарх ответил: «Да будет над ними милость от Бога и благословение от нашего смирения. А на изменников да изольется гнев Божий, и да будут они прокляты в сем веке и будущем». Тогда его уморили голодом. 17 февраля 1612 года святейший Патриарх Ермоген скончался мученически в Чудовом монастыре, в заточении.

До зимы был образ Казанской Божией Матери у Москвы, а потом его отправили в Казань. Но когда прибыли в Ярославль, сюда же прибыли дружины Минина и Пожарского. Узнав о чудесах, бывших под Москвой, от иконы, они пожелали взять её с войском.

Всё было против ополчения: не было средств для содержания войска, не хватало оружия и продовольствия. Против них стояли многочисленные и закалённые в сражениях польские войска. Русские отряды, бывшие под Москвой, выказывали вражду и измену. Однако ополчение осадило Кремль, но простояло до осени, не имея достаточных сил для штурма. Бедствия осаждающих всё увеличивались. Войска теряли остатки надежды. Тогда, решившись на последний штурм, всё воинство и народ наложили на себя трёхдневный пост и начали торжественные моления перед Казанской иконой Божией Матери.

Князь Пожарский дал тогда обет: в случае дарования победы русскому воинству построить храм в честь Казанской иконы Божией Матери и украсить икону драгоценным окладом и венчиком. В это время в осаждённой Москве томился среди врагов в тяжкой болезни ослепший архиепископ Фессалонитский Арсений, прибывший ранее с Константинопольским Патриархом Иеремией. Он и был избран вестником Небесного милосердия Божией Матери к России. Однажды в глухую полночь, когда святитель молился, лёжа на одре, келья его осветилась необычным светом, и он увидел перед собой преподобного Сергия Радонежского.

«Арсений, - сказал преподобный - ваши и наши молитвы услышаны: предстательством Богоматери суд Божий об Отечестве нашем переложен на Милость Его, и завтра же Москва будет освобождена, а Россия спасена».

При этом к болящему старцу мгновенно вернулись зрение и крепость телесная, он исцелился от тяжкой болезни. Видение, исцелившее старца, стало известно всем воинам. Весть всколыхнула надежду на спасение заступничеством Самой Богородицы.

Русские войска взяли Новодевичий монастырь (снова захваченный поляками) и отогнали от Москвы шедшего на помощь полякам гетмана Ходкевича. 22 октября 1612 года русские войска приступом взяли Китай-город, а затем и Кремль, несмотря на ожесточённое сопротивление поляков.

При осаде чудотворная икона находилась в самых передних рядах войск.

В воскресный день 25 октября 1612 года весь народ совершил торжественный молебен и Крестный ход с Казанской иконой в благодарность за избавление от врага. На Лобном месте Крестный ход встретил вышедший из Кремля архиепископ Арсений, тот самый святитель, который удостоился принять весть о близкой помощи свыше и избавлении. Он нёс сохранённую чудотворную икону Владимирской Божией Матери.

Тогда же будто изшел из сердца русских воинов тропарь Казанской иконе, творение Святейшего Патриарха Ермогена, у него даже ритм походный:

Заступница усердная, Мати Господа Вышняго, за всех молиши Сына Твоего Христа Бога нашего, и всем твориши спастися, в державный Твой Покров прибегающим. Всех нас заступи, о Госпоже, Царице и Владычице, иже в напастех и в скорбех, и в болезнех обремененных грехи многими, предстоящих и молящихся Тебе умиленною душою и сокрушенным сердцем пред пречистым Твоим образом со слезами, и невозвратно надежду имущих на Тя избавления всех зол, всем полезная даруй, и вся спаси, Богородице Дево: Ты бо еси Божественный Покров рабом Твоим.

Все воины, весь собравшийся народ пел тропарь. Люди поверглись на колени перед чудотворной иконой, которая находилась во главе русского воинства и посредством которой Божия Матерь даровала победу над поляками и конец великого разорения и неустройства страны.

Князь Пожарский построил на Сретенской улице в Москве храм в честь Введения Божией Матери во храм и поместил туда чудотворную икону Казанскую.

Из множества икон Богородицы, почитаемых в Русской Православной Церкви, ни одна не распространена в таком количестве списков, как Казанская. К ней чаще всего обращают взоры людней в бедах, болезнях и тяготах.

 

Об одном из авторов статьи о Казанской Божией Матери расскажем подробнее.

 

Протоиерей Василий Швец (1913 – 2011)

Публикация Храма во имя святых мучеников Флора и Лавра
в селе Ям Московской области, Домодедовского района.

10 марта 2011 г. закончил подвиг земной жизни один из старейших священников нашей Церкви, заштатный клирик Псковской епархии, протоиерей Василий Федосеевич Швец. Он прожил 98 лет.

ПРЕДИСЛОВИЕ

Его жизнь началась в дореволюционной России, детство пришлось на время Гражданской войны. В молодости он пережил раскулачивание, воевал на фронтах Великой Отечественной войны. Долго увлекался светской жизнью, поздно откликнулся на Божий призыв, но Господь дал ему послужить долгие годы с горячей ревностью. Священный сан Швец В.Ф. принял в 50 лет и ещё 48 лет прослужил у престола, претерпев все тяготы хрущёвских гонений.

Своим самоотверженным трудом и на свои средства он многие десятилетия ремонтировал огромный храм на удалённом и безлюдном приходе, охранял его от постоянных попыток ограбления.  Подвигом поста, молитвенного бдения, частого служения литургии стяжал благодать, которую чувствовали все, к нему приходящие. Господь наделил его даром апостольской проповеди, которую он вёл по всей стране. Множество людей направил он на путь духовной жизни, помог обрести веру, надежду, любовь. Многие из духовных чад относились к нему как к благодатному старцу. Имеется немало свидетельств большой помощи людям в тяжелейших духовных, душевных и телесных недугах по молитвам отца Василия.

После 1990 года, выйдя за штат, много лет занимался активной миссионерской деятельностью как духовник паломнических групп в поездках к святыням Православия по всему миру.

ДЕТСТВО В РОДИТЕЛЬСКОМ ДОМЕ (1913-1929)

Василий Федосеевич Швец родился 24 февраля (9 марта) 1913 г. в селе Ставницы Летичевского района Хмельницкой области в семье благочестивых крестьян. Отец был старостой храма, много работал, но не был ревностным к молитве. Мать о. Василия была очень ревностной к молитве, к церкви, состояла в сестричестве при храме, пекла просфоры, катала свечи, убирала в храме, занималась благотворительностью по благословению священника, читала псалтирь по усопшим. О. Василий унаследовал и трудолюбие отца, и молитвенный настрой матери. С детства он отличался молчаливостью и воздержанием. Когда его посылали рвать вишню, он не съедал ни одной, пока не соберет норму (1 или 3 ведра), а потом залезал на дерево и наедался вволю. Очень любил оставаться один, особенно ночью в саду. Ему нравилось в ночное время купаться в пруду.

Друзей у Василия в детстве не было. Он много работал по хозяйству, очень уставал, на улицу гулять не ходил. И благополучно избежал праздности, этой дьявольской ловушки и матери всех пороков. Трудовое детство, привычка к воздержанию сформировали богатырское телосложение и сильный характер. С детства Василий обладал большой физической силой. В 12 лет он стал   кузнецом, быстро научился ковать косы, серпы, ножи, подковывать лошадей. Хотел основать свою кузницу, но планы не сбылись: семья попала под раскулачивание.

Память у него была прекрасная. Он легко считал в уме, запоминал большое количество различных текстов, но науками заниматься ему было неинтересно. Василия больше привлекали театр и цирк. Однажды его поразили бродячие акробаты-клоуны, после чего он сам стал тайно от всех заниматься акробатикой. Он увлекался ею многие десятилетия и оставил эти занятия только после войны

Однажды попробовал курить, но сестра нашла в кармане Василия табак. Отец промолчал, дождался, когда не будет дома матери, и выпорол сына солдатским ремнем так, что тот долго не мог сесть. С тех пор Василий не курил никогда, и был до конца жизни благодарен за это отцу.

Отец называл его «буйвол неповоротливый» за медлительность. Но причина медлительности была в том, что на людях он старался показаться ленивым, а когда оставался один, начинал работать очень быстро и ловко. По деревне шёл медленно, переваливался с ноги на ногу, а за околицей почти бежал.

С детства о. Василий страстно любил воду. Даже младенцем его сажали в бочку с водой, привязав к подмышкам доски – тогда он плавал сколько угодно времени и не плакал. Холодное купание всегда считал самым лучшим лекарством, и сам до глубокой старости купался в холодной воде, и многих больных исцелил погружением в святые источники.

В родном селе традиционно жили православные, католики и евреи. Не было между ними никакой вражды, все друг другу во всём помогали.

И о. Василий до конца жизни с любовью относился к иноверцам. Общался с простыми, искренне верующими католиками, говорил проповеди на баптистских собраниях.

СТРАНСТВИЯ МОЛОДОСТИ (1929-1941)

В 1929 г. после смерти отца Василий с пятью друзьями уехал на Донбасс, работал на шахте и учился в вечерней школе рабочей молодежи. Плавал матросом на Белом море, работал на строительстве экспедитором по снабжению и заведующим кузнечно-слесарной мастерской. С 1936 г. по январь 1938 г. находился в Советской Армии на действительной службе.

С 1938 по 1941 годы работал начальником снабжения строительства укрепрайона на Балтийском море.

В молодости Василий Федосеевич был весёлым, общительным и жизнерадостным. Господь обычно призывает Себе на служение через скорби. Но молодой Василий, похоже, не имел внутренних скорбей, а внешние неурядицы в этом мире не могли его опечалить. Поэтому он долго увлекался суетой этого мира. Но богатый житейский опыт впоследствии очень пригодился ему в пастырском служении. Обнаружились его великолепные способности снабженца: он мог договориться с любым человеком, мог достать всё необходимое для храма. Продолжал он и свои любимые занятия: много выступал на сцене с клоунадой и акробатикой, знал на память десятки стихов русских поэтов.

Он умел шутить, мог рассмешить всех, рассказывая занимательную историю. В юности все вечера до поздней ночи проводил на танцах, очень мало спал. При этом не пил спиртного и строго хранил целомудрие.

Когда ему предлагали поступать в комсомол, он отшучивался: «Я клоун, а в комсомоле все должны быть серьёзные и высоконравственные».

До войны Василий Федосеевич не проявлял религиозной ревности, веру свою скрывал. В то время у храмов часто дежурили комсомольцы и, если замечали молодого человека, выходящего из храма, тут же проверяли документы. Это могло закончиться сроком в одном из островов ГУЛАГа. В комсомол не вступал, безбожником не был, но от храма отошёл. 10 лет не причащался, посты не соблюдал. Мать говорила: «Кто не постится, тот потом за все посты будет голодать». Действительно, в войну пришлось голодать за все нарушенные посты.

Перед войной в Ленинграде, мать в какой-то праздник повела его в храм причаститься. Он исповедался, но не смог причаститься, т.к. было много народа. И причащали в другом приделе. Матери же сказал, что причастился, и потом очень раскаивался в своей лжи. Следующий раз он смог причаститься только после войны.

Патриархальный уклад дореволюционной России заложил в душе о. Василия прочный духовный фундамент, который удержал его от погружения в разгульную жизнь в довоенные годы и возвёл его на подвиг самоотверженного служения Богу и людям после войны.

ПРОБУЖДЕНИЕ ДУХА (1941–1945)

О. Василий часто говорил, что духовно пробудился на войне. Бытие на грани жизни и смерти ставит человека перед лицом Вечности. Голод, холод, оскорбления, унижения, нищета очищают душу от греховных страстей.  Глубокое сострадание к боли как своих, так и врагов, больше всего приближает к Богу.

В начале Великой Отечественной войны, в июле 1941 года, Василия Федосеевича направили заместителем начальника одной из четырех партий в экспедицию за Воркуту с целью наметить трассу будущей железной дороги. До начала зимы 1941 года экспедиция прошла около тысячи километров, выполнив успешно задание.

В феврале 1942 г. Василий Федосеевич был призван в армию и направлен в состав Прибалтийского фронта, где воевал на передовой в составе минометного дивизиона, в интендантской службе.

На фронте все молились, а о. Василий молился так, что у него не было ни одного ранения. Однажды он проверял глубину окопа, положив руку на бруствер, а в этот момент вражеский пулемётчик прострочил рукав шинели, как на машинке, но руку не задел. Потом Василий Федосеевич долго хранил эту шинель, показывая её друзьям. После войны, в Ленинграде, в полночном сне свт. Николай упрекнул его: «У тебя на войне и ноготь не тронут по молитвам…» Батюшка считал, что по молитвам матери. Молился он всегда кратко, в тайне, про себя. На войне дал обет, что, если останется жив, не будет есть мяса, что впоследствии и исполнил.

В 1941 г. – время уныния, паники, отступления. В самых безвыходных ситуациях Василий Федосеевич старался всех рассмешить и ободрить. Он организовал из солдат своей части, кто был способен, цирковую труппу, которая во время затишья выступала перед бойцами с акробатическими и силовыми номерами, клоунадой. Однажды он сам жонглировал на сцене двухпудовыми гирями и пел смешные частушки про Гитлера. В первом ряду сидел маршал, который подумал, что гири бутафорные и сделаны из папье -маше. Он вбежал на сцену и хотел поднять обе гири, но не смог. Собравшиеся солдаты и офицеры расхохотались. Маршал снова попытался поднять гири, но лишь еле-еле оторвал их от пола. Народ засмеялся «пуще прежнего». Тогда маршал громко сказал: «Раз у нас есть такие богатыри, мы победим! Медаль ему и двойной паёк». До конца войны о. Василий получал двойной паёк и был награжден двумя медалями: 1-я - «ЗА ОТВАГУ», 2-я – «ЗА ПОБЕДУ НАД ГЕРМАНИЕЙ».

Во время наступления в районе г. Кольберга (немецкое название до 1945 года польского города Колобжег) случилось первое явление святителя Николая. Ночью часть остановилась на немецком хуторе. Василий Федосеевич расставил часовых и отошёл немного в сторону. Взглянул на небо – и так простоял всю ночь, не замечая времени. Это было озарение. Потом он увидел на небе славянские буквы, но прочесть не смог, т.к. не знал славянского языка. Разобрал только одно слово «Бог».

Потом зашёл в немецкий дом, недавно покинутый хозяевами: печка была ещё тёплая, кровати застелены. Ему стало жалко этих хозяев, и он подумал: «Наверное, они где-то рядом в лесу прячутся… И зачем нам воевать?» Он снял сапоги и прилёг на лавку, чтобы не мять постель на кровати (чтобы немцы не сказали «русские свиньи»). Вдруг в комнату вошёл старичок в русской рубашке. О. Василий подумал, что это один из русских, вывезенных на работу в Германию, и удивился, т.к. немцы вывозили обычно молодых.

А старичок сказал ему: «Ты задумался о смерти, и завтра увидишь её своими глазами. Вот, у тебя за всю войну ноготь не тронут по молитвам (матери?)» и стал обличать Василия в грехах. Василий спросил: «Дедушка, как ты попал в Германию?» Нагнулся, чтобы надеть сапоги, а когда поднял голову, никого уже не было. Заглянул в шкаф. Вышел и спросил часового: «Кто ко мне входил?» Тот ответил: «Никто».

А на следующий день действительно увидел смерть своими глазами. По дороге в штаб наткнулся на группу немецких корректировщиков, которые в упор целились в него из автоматов и пистолета, но почему-то не выстрелили.

По окончании войны Василий Федосеевич был оставлен в оккупационных войсках до особого распоряжения.

Однажды он выступал перед командованием союзников (советских войск, американцев, англичан и французов). Русский богатырь поднимал на мизинце 4-х немецких девушек. Клал на мизинец палку, а на каждый конец цеплялись 2 девушки (девушек выбирал полегче). В этот момент с ним случился сердечный приступ. Сутки пролежал он без сознания. Сразу же, в ноябре 1945 г., был демобилизован из армии и возвратился в Ленинград, откуда призывался.

ДУХОВНОЕ СОЗРЕВАНИЕ (1945-1955)

1) В ШВЕЙНОМ КООПЕРАТИВЕ (1945-1948 гг.)

Вернувшись из Германии, прямо с поезда, в военной форме Василий Федосеевич пошёл в Никольский собор. Говорил сам себе: «Мы победители, пусть попробуют тронуть!» Первый раз причастился после формальной общей исповеди, и стало очень тяжело.

О. Николай из Никольского собора в Ленинграде сам подошёл к Василию Федосеевичу и назвал его по имени: «Васятко, Васятко!» И заставил подробно исповедаться за всю жизнь. После этой исповеди о.Василий смог причаститься неосужденно, и после причастия почувствовал, как он сам вспоминал, словно снова на свет народился. Старец обличил Василия Федосеевича за короткие рукава рубашки, т.к. это соблазн для женщин, и одел на него белый подрясник.

С 1946 г. по 1948 г. Швец В.Ф. работал на престижной и хорошо оплачиваемой должности начальника снабжения Леншвейпромсоюза Ленинградской промысловой кооперации, где его ценили как хорошего снабженца.

После войны Василий Федосеевич женился, но первое время супруги жили не венчанные.

Василий Федосеевич бросил заниматься спортом и располнел до 90 кг. С ним   повторно случился сердечный приступ. Тогда «лимонным голоданием» он сбросил 20 кг, начал строго поститься и стал очень худым.

2) ПРИЕЗД МИТРОПОЛИТА ИЛИИ (1947г.)

Рубежом в жизни Василия Федосеевича стал рассказ митрополита Гор Ливанских Илии (Карама) из Антиохийского Патриархата во время его пребывания в Ленинграде в 1947 году. Он поведал о том, как предстательством Пресвятой Богородицы была спасена Россия во время Великой Отечественной войны.

Рассказ о. Василия о приезде митрополита Илии и о Казанской иконе

За три дня до приезда митрополита явился мне старичок в полном облачении (второе явление свт. Николая в Ленинграде, ноябрь 1947г.) и сказал в обличение: «Я приходил к тебе на фронте, а ты не выполнил обещания, не венчан, крест не носишь, иконы боишься дома повесить… и добавил: Приходи ко мне, меня зовут Николай». Назвал мне адрес и продолжил: «Через три дня узнаешь, как спаслась Россия и твой город». Я подумал, что он сам мне скажет, но как???

Пошёл искать дом по указанному адресу, долго не мог найти. Оказалось, это Никольский собор. Зашёл на первый этаж (я раньше был ленивый, всегда ходил на позднюю литургию на второй этаж, а на первом не был) и увидел чудотворную икону свт. Николая, и он мне улыбается. В этом образе узнал приходившего ко мне старца.

Через три дня в субботу мне сказали, что в Ленинград приехал митрополит Гор Ливанских Илия из Антиохийского патриархата и будет служить завтра в Никольском соборе на поздней Литургии.

В воскресенье в Никольском соборе митрополит Илия рассказал историю о том, как в начале войны патриарх Александр Антиохийский и всего Востока обратился ко всем православным иерархам с просьбой молиться за Россию. Митрополит Илия взял с собой Казанскую икону Божией Матери и затворился на три дня в молельной комнате, где был цементный пол, и где не было скамейки для отдыха, и три дня молился на коленях. Не ел и не спал, только молился (Вот как нужно молиться!)

(ПРИМЕЧАНИЕ: В Ливане много древних пещерных храмов, один из них и сейчас показывают туристам как храм, в котором любил молиться митр. Илия).

В время молитвы раскрылся потолок, и огненный столп сошёл с неба на землю. И в этом огненном столпе митр. Илия услышал голос Божией Матери: «Встань, не плачь! (Видите, он со слезами молился!) Ты молишься за этот город, в котором Моё изображение, и за Мою страну. Передай Правительству и лично Сталину, чтобы он освободил священнослужителей, открыл молитвенные дома, новые учебные заведения и отслужил молебен, тогда будет иметь успех в войне. Пока он этого не сделает, успеха не будет. Не сдавать врагу Москвы, Сталинграда и города св. Петра! Нога врага не вступит в него, пока там находится Моё изображение».

Так я слышал в Никольском соборе на поздней литургии, а после – на вечерне во Владимирском соборе во второй раз.

Всё это было немедленно исполнено. Сталин дал указание освободить священнослужителей и обещал пригласить митрополита Илию в страну после войны. Служились молебны под Москвой и Сталинградом.

Во Владимирском соборе Илия возложил на Казанскую икону венец из золота, украшенный драгоценными камнями, а представители власти преподнесли ему драгоценную панагию, напрестольный крест и вручили Сталинскую премию.

(Прим.: Конечно, о. Василий не мог в вольном пересказе точно передать слова митрополита Илии. В 1947 г. не могло быть сказано при большом стечении народа, что Богородица приказала Сталину выпустить репрессированных священников из тюрем и открыть поруганные храмы. Митрополит Илия говорил это другими словами. Но смысл сказанного передан о. Василием правильно. Достоверно известно, что митрополит Илия в войну молился о спасении России и призывал к этому весь православный мир. Входя в контакт с советскими дипломатическими представительствами, он, как верный друг России, мог призывать Московских правителей служить молебны о даровании победы. Подробности приезда митрополита Илии в Ленинград в ноябре 1947 г. и в Псков в 1963 г. описаны о. Василием очень точно, что подтверждают многие свидетели (из них жива игуменья Георгия из Горненского монастыря в Иерусалиме). Есть много свидетельств о том, что во время войны священники летали на самолётах с иконой Богородицы вокруг Москвы и Ленинграда, служились молебны на фронтах).

После приезда митрополита Илии Василий Федосеевич ушёл с высокооплачиваемой работы. И с октября, окончив специальные курсы, он уже принят рентгенологом-фотографом в одну из поликлиник Ленинграда.

Другим событием, определившим духовный путь Василия Федосеевича, стала встреча со старцем Серафимом Вырицким в 1948 г. Кроме того, в том же году он получил от него в подарок Евангелие.

РАБОТА РЕНТГЕНОЛОГОМ – ФОТОГРАФОМ (1948-1955 гг.)

Будучи опытным снабженцем, Швец раздобыл уникальную немецкую микро и макрооптику и создал лучшую в стране гистологическую лабораторию (для фотографирования срезов тканей тела, опухолей). К нему приезжали со всей страны собирать материал для диссертаций, много платили, было много денег, которые потом потратил на восстановление храма в Каменном Конце. Даже будучи священником, продолжал зарабатывать деньги, делая фотографии тканей тела для диссертации всем желающим (аппаратура была на даче в Вырице).

О. Василий, хорошо овладев фотографией, печатал снимки всевозможных   икон, которые тогда трудно было достать. У него ящиками стояли негативы.

Однажды он засомневался в реальности адского огня, вспомнил поговорку: «Не так страшен ад, как его малюют». Руку стало жечь страшным огнем, ничего не помогало. Через сутки, после усиленной молитвы, боль прошла безо всякого следа. Став священником, он всем свидетельствовал то, что сам испытал: одна секунда адского огня страшнее многих лет земных мучений.

ВСТРЕЧА С ПРП. СЕРАФИМОМ ВЫРИЦКИМ (1948 г.)

Переворот в сознании Василия Федосеевича произвело посещение старца Серафима Вырицкого в 1948 году. Они беседовали всю ночь. О. Серафим советовал Василию Федосеевичу стать священником, говорил о будущем России, что Советский Союз развалится, Союзные республики отделятся, храмы будут открывать, купола золотить, развращённая молодежь пойдёт в монастыри. Потом будут годы (15 лет) духовного подъёма на Руси. Потом китайцы обманом, без войны, отберут Сибирь (будут жениться на русских женщинах, принимать гражданство). Россия станет маленькой и бедной, но богатой духом. Василий Федосеевич вдруг увидел через стенку Финский залив (он часто там купался), а на нём множество кораблей (а от Вырицы до Финского залива – 120 км.). О. Серафим сказал, что это китайцы и японцы приедут в Петербург креститься на 1000 кораблях. О. Серафим благословил Василия Федосеевича поселиться в Вырице, и Василий Федосеевич купил там полдома.

На похороны к о. Серафиму не попал, ему вовремя не сообщили, очень сожалел об этом. Потом жил в Вырице и сблизился с чадами о. Серафима. Помогал в Казанском храме, читал Апостол на службе и т.п.

После беседы с прп. Серафимом Вырицким Василий Федосеевич перестал есть мясо, а яйца ел. Однажды блаженная Екатерина Пюхтицкая сказала: «А ведь из яйца курочка получается!» – тогда перестал есть и яйца.

О. Василий говорил, что «если бы Христос рыбы не ел, то я бы и рыбы не ел».

Однажды ночью он шёл домой с вокзала в Вырице и на него напали грабители. О. Василий их разбросал, отбился, но потерял портфель с чужими диссертациями. Вначале была злоба на грабителей, но потом всю ночь молился о них, и утром соседи принесли портфель, брошенный на улице.

ПОДГОТОВКА К ПРИНЯТИЮ СВЯЩЕНСТВА (1952–1955гг.)

Однажды о. Василий засомневался, что на небе есть свитки, где записаны грехи, как мама говорила. Сидел в лаборатории, вдруг увидел руку со свитком, где был записаны все грехи с детства: убил случайно птичку, спутал лапы кошке нитками, а в конце – не венчан. Тут же побежали с женой в храм венчаться. Это произошло в феврале 1952 года.

После 1952 года благодать уверенно повела его на духовное служение. Главным содержанием его жизни стала вера и церковь. Близко общался со многими старцами: Кукшой Одесским, Амфилохием Почаевским, знал Валаамских старцев, которые жили в Псково-Печерском монастыре. Духовником его был преподобный Симеон Псково-Печерский, который и благословил его на священство, предсказав долгую жизнь.

Одним из сигналов о том, что пора уходить из науки и начать служение Богу стал обыск, который милиция устроила в его лаборатории. Там были духовные книги, иконы, святыни – всё унесли в отсутствие хозяина. Вызвали его на беседу, во время которой Василий Федосеевич жёстко потребовал возвратить всё, что органы изъяли из кабинета, сказав, что все духовные книги куплены в букинистических магазинах, о чём свидетельствуют штампы с указанием цены. Они хотели уличить его в религиозности и запугать, но ничего у них не вышло, и книги возвратили и извинились.

А как-то раз в Вырице на даче Василий Федосеевич молился: «Господи, пошли мне человека, которому нужно помочь». Тут же слышит стук в дверь. Оказалось, это пришли попрошайничать цыганки. Василий Федосеевич удивился, взмолился: «Господи, кого Ты мне послал?» Спросил у цыганок, крещеные ли они, есть ли у них крестики, рассказал о вере и церкви. А потом сказал: «А теперь я дам вам всё, что ни попросите». Цыганки попросили у него только крестики и больше ничего не взяли. Из этого случая о. Василий сделал вывод, что Господь призывает его помогать людям не материально, а духовно.

Большое влияние на Василия Федосеевича оказал дядя Иван, родной брат отца, человек высокой духовной жизни. Однажды в книге они прочитали, что если два человека договорятся читать друг за друга некоторую молитву, то тот, кто первый умрёт, явится оставшемуся в живых и всё расскажет. Так Василий Федосеевич и договорился с дядей Иваном. На похороны дяди Ивана Василий Федосеевич не попал, собрался ехать через полгода из Ленинграда. До поезда оставалось время, Василий Федосеевич присел у себя в лаборатории. Вдруг видит: через дверь вошёл покойный дядя Иван. Никакого страха, на душе спокойно и хорошо. Василий Федосеевич спросил: « Как Вы там?» Дядя Иван ответил: «Сейчас хорошо, а на мытарствах был задержан, один грех был не исповедан, лошадь торговал, что-то утаил. Я взмолился, пришёл Архангел Михаил и сказал: «Когда Иван ехал из Питера от племянника (о. Василия), заехал в Чернигов, исповедовался у иеромонаха на мощах свт. Феодосия, и в конце исповеди горячо каялся в забытых грехах. Тогда пропустили через мытарство». Поэтому о. Василий всегда требовал на исповеди, чтобы каялись о забытых грехах.

ПРП. СИМЕОН ПЕЧЕРСКИЙ

В 1954 году Василий Федосеевич впервые приехал в Печоры, исповедался у старца Симеона и с того момента стал приезжать к нему постоянно. Старец принял его в число своих духовных чад. Каждый год в отпуск Василий Федосеевич приезжал в Печоры и работал там. Отец Симеон позволял ему жить в своей мастерской. По словам батюшки, это был один из счастливейших периодов в его жизни. Старец часто беседовал с ним допоздна, рассказывая о духовном, о своей жизни. Многие из фотографий, которые украшают жития прп. Симеона, сделаны Василием Федосеевичем.

Обычно, когда он ехал к о. Симеону в Печоры, то в дороге ничего не ел. А один раз расслабился в поезде, пожевал батон, решил в Печорах попоститься. Когда приехал, старец не стал с ним разговаривать. Василий Федосеевич всё понял, всю ночь молился на Святой горке в монастыре. Утром старец его принял ласково и сказал: «Хвалю за догадливость».

Однажды приехал к о. Симеону, в портфеле были рентгенограммы для чужих диссертаций. Старец посмотрел и спросил: «Это с живых людей?» Василий Федосеевич ответил: «Нет, с мёртвых». Старец сказал: «Мёртвыми занимаетесь, а живые гибнут. Нужны священники». Василий Федосеевич ответил, что для этого есть семинарии. Но старец повторил те же слова трижды. Василий Федосеевич спросил: «Это ко мне относится? Я уже старый». Старец сказал, что у Бога годы никто не считал. По благословению о. Симеона Швец решил стать священником, и действительно, о. Василий прослужил 48 лет, хотя рукоположился в 50 лет.

СЛУЖЕНИЕ В ЦЕРКВИ (1955-1990 гг.) РАБОТА ПСАЛОМЩИКОМ (1955-1963 гг.)

В 1955 г. Василий Федосеевич уволился из института и начал подготовку к принятию священства. Ему предлагали сразу рукополагаться в Ленинграде, но он долго добивался разрешения закончить семинарию. В таком возрасте не брали, пришлось получать разрешение патриарха. 42-хлетний Василий Федосеевич учился со вчерашними школьниками. Через год перешёл на заочное отделение и стал служить псаломщиком на Смоленском кладбище, потом переместился на Волково кладбище к о. Иоанну Тихомирову (1960-1963 гг.), который давал рекомендацию на рукоположение. В Казанском храме посёлка Вырица, где была его дача, помогал читать Апостол.

Впоследствии он жалел, что не стал сразу рукополагаться, а пошёл в семинарию. О. Василий был человеком не умственных знаний, а человеком непосредственного духовного опыта, духовного созерцания, и в семинарии он не нашёл ответов на мучившие его вопросы.

Именно в Вырице начали проявляться духовные плоды. Однажды помолился и по вдохновению сложил хорошую печку на даче, хотя никогда раньше этого не делал. Похожие случаи были и позже, в Каменном Конце, когда отец Василий, помолясь усердно, делал по вдохновению то, чему никогда не учился.

В район Каменного Конца часто ездил после войны за ягодами и грибами, т.к. его жена Ольга Константиновна была родом из этих мест (с. Купково,  Гдовского р-на). Заходил и в Никольский храм, где встретил старого священника с трясущимися руками и пять старушек.

Он сознательно хотел выбрать самый бедный и удалённый приход, чтобы потрудиться, восстановить его на свои сбережения, потом перебраться в город.

Когда псковский архиерей митрополит Иоанн выбирал для него храм, Василий Федосеевич задумал: «Если Никольский – сразу соглашусь».  Предложили ему Никольский храм в Каменном Конце. 11 мая 1963г. он был назначен туда псаломщиком.

В том же 1963 г., будучи уже 50-летним, Василий Федосеевич в Михайловском соборе Псково-Печорского монастыря был рукоположен архиепископом Псковским Иоанном в диаконы – 28 августа и во священники – 24 сентября. Рукоположен целибатом, т.к. жена подала на развод.

А с 4 октября 1963 г. о. Василий стал настоятелем Свято-Никольского храма с. Каменный Конец Гдовского района Псковской области.

После рукоположения о. Василия отправили крестить, а духовенство ждало его на обед. Крестил по полному чину. Когда о. Василий пришёл на обед, его спросили: «Почему ты так долго?» Кто-то сказал, что о. Василий крестил по полному чину, даже Символ веры 3 раза читал. Ему сказали: «Так нельзя!» Тогда о. Василий дал Требник и сказал: «Вы своей рукой отметьте, что сокращать можно, и распишитесь». Конечно, никто этого не сделал. Этохарактерная черта о. Василия, что он никогда не сокращал ни служб, ни треб.

ВОССТАНОВЛЕНИЕ ХРАМА В КАМЕННОМ КОНЦЕ (1963-1970 гг.)

О. Василий как хотел, так и получил - самый бедный и удалённый приход.  Хотел за 3 года восстановить и уйти служить в город. За три года не успел, решил через 7 лет уйти, закончив ремонт.

Скромный и незаметный подвиг служения в удалённом безлюдном приходе требовал крайнего напряжения всех душевных и телесных сил.

Храм огромный, даже для города: четверик 25 на 25 метров, колокольня около 70 метров, купол храма 45 метров. Окна без стёкол, рамы сгнившие, крыша с войны побита пулями. Здесь он проявил себя неутомимым тружеником. Своими руками ремонтировал храм, сам зарабатывал средства на ремонт. Строил леса, расписывал купол и красил крышу.

Всю свою жизнь о. Василий очень много трудился, причём всякую работу делал с радостью, усердием, увлечённо. До глубокой старости сохранил   бодрость, силы и трудолюбие. Он и в 70 лет ковал лестницу по форме купола и устанавливал её, и в 75 лет красил крест на куполе на большой высоте.

Сам сделал и внутри храма леса. Помочь было некому. Сначала просил старушек, но потом пришлось их прогнать, т.к. они больше мешали. «Прислоню бревно к стенке, залезу на него, другое бревно верёвкой подтяну, а тут молоток упал, и подать некому – обидно до слёз». Но сразу же думал: «На фронте было тяжелее, а тут ради Бога нужно больше потрудиться». Сам расписал храм и алтарь орнаментами по шаблонам. (У о. Василия был немецкий грузовой велосипед, на котором он возил с поезда краску, гвозди).

Конечно, ремонт такого огромного храма требовал много средств и сил.  Батюшка говорил, что здесь бы хватило маленького храма на 20 человек, легче ремонтировать. Предсказывал, что на этом месте будет город и храм пригодится. Говорил, что Каменный Конец и Печоры отойдут к Эстонии, когда Россия развалится. Но в Эстонии будет порядок, а в России – море крови. «Самое страшное – безвластие, это хуже любой, самой плохой власти».

В период восстановления храма (1963–1970 гг.) в деревнях было много народа, много детей играло на улицах. Каждый день стучали в дверь и предлагали купить свежую рыбу из озера. Прихожанами были в основном местные жители, был хороший хор, летом на литургию приходило человек 20-30, а зимой – 5-6. Приезжих было мало, лишь немногие из его старых знакомых приезжали на воскресные службы из Ленинграда.

Литургия служилась только по воскресным и праздничным дням. По будням батюшка занимался ремонтом церкви, ездил в Ленинград за материалами или за деньгами, продолжал делать фото для диссертаций, чтобы заработать средства на восстановление храма.

Однажды попробовал набрать ведро ягод, раздевшись до пояса, не отгоняя комаров, подражая древним подвижникам. Ведро набрал, но больше так не делал, очень трудно оказалось. Попробовал ночью на камне молиться (показывал камень), оказалось непосильно трудно.

Зимой служил в холодном храме без окон. Утром выметал снег, на улице было теплее, чем в храме. На клиросе два человека мёрзнут нестерпимо, на всех надето много разной одежды, а о. Василию жарко от молитвы. Все стояли возле печки-буржуйки в центре храма и грели руки, выходили на улицу греться – так было «тепло» в храме. О. Василий отмораживал руки о металлическое кадило, укоряя самого себя: на фронте холоднее было, а здесь Бога ради надо потерпеть.

Голодал все пятницы и перед праздниками по 3 дня, рыбу ел только на Пасху. Мяса, молочного и яиц вообще не ел. Чай и кофе никогда не пил, считал наркотиками. Воду почти не пил, только суп жидкий – вот и вся жидкость. Почти не ел соли, чтобы не было жажды. Спал мало.

Однажды после Пасхальной службы шёл из храма в свой дом в Каменном Конце и размышлял: «Можно ли разговляться рыбой, если завтра служить Литургию?» Переходя ручей по мосткам, заметил, как щука спряталась в ил. Подошёл и схватил её руками. Щука была примерно на 700-800 грамм. Тогда решил, что Сам Господь благословил разговеться рыбой и служить Литургию.

На следующий год так же после пасхальной службы шёл с алтарником из храма в деревню и рассказывал ему, что в прошлом году поймал руками щуку в ручье. Наверно, алтарник не поверил. Вдруг о. Василий заметил, как в том же месте щука опять спряталась в ил. Удалось поймать для уверения алтарника. На этот раз щука была поменьше, грамм 500.

Однажды приехал к о. Василию архимандрит из Ленинграда и сказал: «Почему у тебя старушки не умеют ничего петь, кроме «Господи помилуй!»? О. Василий ответил: «Если бы Господь помиловал, так больше ничего и не нужно».

Жизнь о. Василия в этом приходе была беспокойной: постоянные конфликты с уполномоченным, вызовы к начальству, угрозы, штрафы за то, что крестил и служил молебны в соседних деревнях на дому, за постройку сторожки при храме, за Крестный ход. На епархиальных собраниях о. Василий всегда брал слово и ставил уполномоченного в неловкое положение, заставлял его краснеть: «Я на фронте воевал, а ты в тылу сидел, храмы разрушал! Кто взорвал храм, в котором молился Александр Невский перед Ледовым Побоищем?» Уполномоченный даже просил архиерея не приглашать отца Василия на собрания. Власти заставили правящего архиерея отправить Василия Федосеевича на покой по возрасту, о чём и пришёл указ. Батюшка спрятал этот указ в бумажник и продолжал служить. Владыка был доволен таким исходом дела.

Однажды зимой принесли крестить очень больную, немую девочку - младенца, из соседнего села. В храме было холодно. Нагрели воду, но отец Василий по вдохновению придрался к тому, что вода грязная, велел вылить и набрать холодной из колодца. При крещении зажимал нос и рот девочки и долго держал её под водой, все три раза. На третий раз младенец закричал, появился румянец. Родители сначала испугались, а потом плакали от радости, что ребёнок исцелился. А через 20 лет эта девочка венчалась у отца Василия в Каменном Конце.

НАЧАЛО СТАРЧЕСКОГО СЛУЖЕНИЯ (1970 – 1980 гг.)

В 1970-е годы окрестные деревни опустели, но храм наполнился приезжими паломниками. С самого начала служения в священном сане отец Василий начал ездить по всей стране: Ленинград, Москва, Украина, Казахстан, Молдавия, Эстония и др. Везде собирал людей, беседовал, соборовал и служил молебны. Многие исцелялись при этом от тяжелейших душевных и телесных недугов и начинали ездить как паломники в Каменный Конец. Отец Василий лечил страждущих простыми народными средствами, соединёнными с постом, молитвой и участием в церковных таинствах.

Через 7 лет служения в Каменном Конце о. Василий закончил ремонт храма и получил перевод в любимый Пюхтицкий монастырь. Ему очень хотелось послужить в этой обители Пречистой Богородицы. Но Господь Сам остановил его. Когда о. Василий зимой ехал на велосипеде из Каменного Конца к поезду, велосипед повело на льду, и нога его попала между спицами и хрустнула как полено. Василий Федосеевич получил сложный осколочный перелом голени. Несколько часов простоял на одной ноге, молясь. Об этом моменте своей жизни батюшка вспоминал: «Боль ужасная, говорю: «Благодарю Тебя, святителю Николае, что вразумил меня, безумца! Никуда я отсюда не уйду!» Если бы отец Василий перевёлся в другое место, то храм в Каменном Конце закрыли бы.

Врачи предполагали оставить его в больнице надолго, т.к.  ногу нужно было держать на вытяжке. Батюшка сам придумал лангет на голень с пружиной для растяжения, чтобы выйти из больницы и служить Пасху. Перелом случился в Пост, Пасху служил на костылях. Самое трудное было вынести чашу на Великий Вход. Архиерей узнал, что он служил, и не хотел отпускать его на лечение. Пришлось старосте ехать с рентгенограммой сломанной ноги к архиерею и убеждать отпустить о. Василия на лечение.

В 1970 году, наконец, появились надёжные и верные помощники. О. Василий перевёз из Украины в Каменный Конец семью своих дальних родственников, Якова и Матрону Бойко с тремя сыновьями.

Ремонт, заготовка дров, все работы по храму легли на плечи Якова и Матроны. Яков с маленьким сыном Василием (Он сейчас священник, настоятель храма в Каменном Конце) помогали в алтаре. Матрона пела и читала на клиросе, пекла просфоры, катала свечи.

Примерно с 1977 г. многие люди начали ездить в паломничество в Каменный   Конец, особенно из числа тех, кто бывал на беседах о. Василия во время поездок.

Огромный храм невозможно было протопить зимой. И в 1974 г. фанерной перегородкой отделили южный придел и получилось маленькое тёплое помещение.

Когда приехали Яков с Матроной, о. Василий отказался от молочной пищи. (У них была своя корова, и о. Василия закормили молочными продуктами, а «на сытый желудок молитва не идёт», – как говаривал сам батюшка).

Подпольно с Матроной делали восковые свечи и продавали в другие храмы. Для этого сделали большой аппарат с большими колёсами и ванной между ними. Производство свечей запрещали и светские, и церковные власти, но была крайняя нужда в средствах на ремонт храма.

Многих о. Василий исцелил от рака и других тяжелейших болезней исповедью, соборованием, причастием, холодным купанием и мазью собственного приготовления. Мазь варил в алтаре из огарков напрестольных свечей, лампадного масла с престола, афонского ладана с добавлением святой воды - после трёх дней голодовки с молитвой. Сейчас эту мазь делают по его рецепту многие монастыри (например, Женский монастырь в Комаровке, Ульяновской области), и тоже происходят исцеления. Этой мазью лечились любые кожные болезни, быстро заживали даже глубокие раны.

Был такой случай: приехал молодой человек с огромным лишаем на всю голову, и мазь ему помогла.

О. Василий каждую осень ездил в Молдавию (Приднестровье) к брату Семёну Лукичу и привозил несколько канистр с домашним вином, на котором потом весь год служил Литургию. На магазинном «Кагоре» не хотел служить, т.к. в него добавляют спирт и сахар.

В 60-е годы о. Василий жил в доме, что находился в километре от храма. Два раза в храм забирались местные мужики, выпили вино, но икон не взяли. После этого о. Василий стал ночевать в храме. Между алтарями в дьяконнике сделал откидную лавку для короткого отдыха, при этом почти всю ночь молился. О. Василий выделялся среди других священнослужителей постоянным горячим молитвенным настроем, многие годы молился по ночам со слезами. Даже в холодном алтаре во время молитвы обливался потом.

Печка в алтаре дымила, а дыма он совершенно не выносил, поэтому часто было не топлено, спал в холоде. Спал всегда как можно меньше.

В связи с приездом большого числа паломников стала нужна гостевая сторожка при храме. Власти категорически не разрешали ничего жилого строить. О. Василий сначала соорудил из горбыля дровяной сарайчик, на который получил разрешение. Потом его четыре раза расширяли во все стороны, утеплили, вставили двери и окна, сложили печку, поставили кровати. Получилась приличная сторожка. Приезжала комиссия в Каменный Конец, приказала снести незаконную постройку. О. Василий дал им топор и сказал: «Ломайте, а я фотографировать буду!».  Райисполком оштрафовал его за самовольство. Батюшка с радостью заплатил и на основании справки о заплаченном штрафе заставил официально оформить сторожку в августе 1978 года.

О. Василий был непримиримым противником пьянства и курения. От всех требовал бросить пагубные привычки, и с его молитвой многим это удавалось.

Некоторые священники не любили его за трезвость, за общение с простыми, искренне верующими католиками и баптистами. Во время одной из поездок   попал на престольный праздник. После службы о. Василий раньше настоятеля пришёл на трапезу, увидел на столе бутылки с водкой, приказал убрать. Его не послушались, тогда он стал выбрасывать бутылки в окно. Алкоголь убрали. Когда пришёл настоятель, то удивился и спросил: «Где…?» Ему ответили, что о. Василий велел убрать водку. «Игумен благословил, значит можно!» - сказал настоятель. «Ты игумен, да не умен!» - ответил о. Василий и уехал.

После рукоположения, будучи уже седовласым старцем, он, естественно, не имел наград. Ленинградский митрополит Никодим любил, чтобы о. Василий служил с ним во время приездов в город. Он ставил его рядом с собой, выше маститых протоиереев и удивлялся, что о. Василий, почтенный старец, служит с простым иерейским крестом. О. Василий отвечал: «Даже о Самом Спасителе сказано: ты иерей по чину Мелхиседекову, а не протоиерей». Сам Господь смирял его тем, что он, седовласый старец, служил в поездках без наград с простым иерейским крестом. В утешение он рассказывал, что умер один протоиерей со всеми возможными наградами. Потом приснился своему другу и сказал, что здесь все награды сняли, только подрясник оставили, по милости Божией.

Молодая женщина с Украины, мать двоих детей, впала в расслабление, ослепла. Отец её молился, плакал в Почаеве. Незнакомая монахиня сказала: «Поезжай поездом Псков – Гдов – Каменный Конец» (только три слова). С огромными препятствиями отец довёз больную до Гдова. Там ей стало совсем плохо, вызвали «скорую помощь», повезли в местную больницу. Отец упросил отвезти не в больницу, а в Каменный Конец. Отвезли. Занесли больную в храм, положили на лавку. Четыре дня больная лежала в храме.  О. Василий молился, мазал её маслом. Ночью во время исповеди она села, потом смогла ходить с его помощью, но оставалась слепой. Яков завёл машину и с о. Василием повезли её в Пюхтицы. Там четыре раза окунули в источник, и она прозрела. Несколько дней жили в Пюхтицах, каждый день окунали в источник. После возвращения в Каменный Конец молодая женщина через несколько дней уехала домой здоровая.

СКИТСКАЯ ЖИЗНЬ В ПРИХОДЕ (1980-1990 гг.)

С 1980-х годов о. Василий устраивает при храме скит со строгим уставом, здесь постоянно живут несколько человек. Местных прихожан почти нет, деревни вокруг опустели, но приезжает много паломников – до 50-ти человек каждое воскресенье. Литургия служится в субботу, воскресенье, понедельник и все праздники. С некоторого времени о. Василий старался служить Литургию в понедельник, т.к. во время болезни просил архистратига Михаила исцелить его и после исцеления дал обет служить в день памяти бесплотных сил.

Батюшка отличался крайне благоговейным и истовым совершением богослужения. И от всех присутствующих требовал строгого молчания, обязательных поклонов на трисвятом и на «приидите поклонимся…», и сам делал множество поклонов.

Утреню всегда служил только утром, в отличие от обычной российской практики служить её вечером. После вечерни о. Василий начинал исповедь и бесконечно длинную проповедь – беседу, почти до утра. Батюшка говорил, что тот, кто слушает с интересом, помогает проповеднику.

Он был замечательным рассказчиком. Его назидательные духовные рассказы находили отклик в сердцах многих и многих людей. Слушая его, сотни обратились к покаянию, вступили на путь ревностной духовной жизни. Хотя в своих рассказах он не всегда следовал точным фактам, но эти рассказы лучше передавали духовную суть происходящего, чем последовательное логичное изложение событий.

Когда о. Василий был на месте, и не было срочной работы по храму или в огороде, служил Литургию каждый день. Иногда от 7 до 40 Литургий подряд. Когда было много работы для насельников (огород, заготовка дров, ремонт храма), читали только вечерние и утренние молитвы, три уставные кафизмы и служился молебен с акафистом.

Но чаще всего о Василий, отслужив три Литургии (субботу, воскресенье и понедельник), уезжал до пятницы в Ленинград, Москву, на Украину и т.д. При этом он и в поездке старался каждый день быть утром в храме на Литургии и сослужить местному духовенству. По вечерам собирал народ, беседовал, соборовал. В пятницу голодал в дороге и вечером приезжал в Каменный Конец служить вечерню накануне субботы.

Богослужение длилось по 8-10 часов, а иногда до 16 часов. Отец Василий служил Божественную литургию практически ежедневно, стараясь не пропускать ни одного дня даже во время многочисленных поездок по стране.

Службы были очень длинные. Однажды приехал Псковский митрополит Владимир в субботу в 16:00, а в храме только пели херувимскую, как обычно. Он очень удивился, дождался конца службы. А потом говорил, что Литургию нужно до 24 часов заканчивать.

В Светлую седмицу о. Василий служил Литургию каждый день, разговлялся только рыбой. Причастники тоже должны были перед причастием воздерживаться от молочного и яиц.

Батюшка часто крестил паломников прямо в Чудском озере. Не раз бывало, что прибывшие в Каменный Конец супруги принимали в один день пять таинств: крещение, миропомазание, исповедь, причастие и венчание.

В 80-е годы о. Василий регулярно ездил на исповедь к о. Кириллу Павлову в Лавру. Тот говорил, чтобы о. Василий перестал везде ездить, сидел в Каменном Конце и служил каждый день Литургию. И другие старцы, например, о. Николай Гурьянов, говорили о. Василию то же. Но он не слушал, т.к. чувствовал своё призвание в проповеди по всему миру, хотя совесть его за это смущала.

Ему много раз предлагали монашеский постриг. А он говорил: «Я ещё боюсь согрешить. Пусть останусь, как есть. Я и так уже монах». О. Василий смог соединить в себе и сокровенное монашеское аскетическое делание, и проповедь покаяния по всей стране, и стал живым примером «монаха в миру».

О. Василий не практиковал Иисусовой молитвы, никогда не было у него чёток. Мог 100 раз прочитать «Отче наш» вместо правила к Литургии, а Иисусова молитва у него не шла. Непрестанная молитва у о. Василия была в живом сердечном чувстве. Однажды спросили у него, что делать, когда придет антихрист? Ответил, что нужно крепко-крепко держаться сердцем за Бога.

О. Василию много раз предлагали взять на себя отчитку, но он не одобрял её. Лучше генеральная исповедь, строгий пост, причаститься семь раз подряд. Это многим помогло. Любимым делом было соборование. Ездил по всей стране и всех соборовал на квартирах, многие исцелялись. Так зарабатывал средства на ремонт храма.

Говорил, что прелести не нужно бояться, молиться нужно дерзновенно. А если впадёшь в прелесть, это со стороны для опытного духовника хорошо видно. Беда не в прелести, а в том, что человек перестаёт слушаться духовника.

Муху старался поймать и выпустить на улицу, а если случайно убивал, делал поклоны.

В храме и в сторожке были часы с боем. Когда били часы, о. Василий всегда прерывал службу или беседу и делал три поклона с молитвой: «Слава в вышних Богу…», и всех к этому приучал. Многим советовал: «Если хочешь спастись, продай телевизор, купи часы с боем и делай каждый час поклоны».

Во время службы постоянно делал множество поклонов.

Он никогда не делал себе уколов, не принимал аптечных лекарств, лечился только народными средствами. У батюшки был врождённый порок сердца, были частые сердечные приступы, при которых он нюхал нашатырный спирт. В кармане у него постоянно находился пузырёк со смесью нашатырного спирта, ароматического масла и ещё чего-то.

В 80-е годы несколько раз терял сознание почти на сутки. Однажды его в бессознательном состоянии увезли на «скорой» в больницу. Когда хотели сделать укол, он вдруг пришёл в сознание, запретил делать укол, и тут же начал оживлённую пасторскую беседу с медсёстрами.

О. Василий часто ночевал в храме. Когда он уезжал, в храме ночевал Яков или другие помощники. Много раз, почти каждый год, были попытки ограбить храм. Грабители стреляли из ружья, Яков бросал камни с колокольни.

Из всех окрестных храмов были вынесены все ценные иконы. Одного сторожа сожгли вместе с храмом, другого привязали к столу и засунули в чулан, его только через три дня нашли. А в храм в Каменном Конце забраться ни разу не смогли.

О. Василий ездил в Казахстан к своим племянникам, баптистам. Они его очень уважали, т.к. чувствовали его искреннюю любовь, и всегда просили о проповеди на их собраниях. О. Василий говорил, что баптисты подобны тем ученикам в Ефесе (см. «Деяния…»), которые знали только Иоанново крещение, но не знали Духа Святого. Он говорил, что те, кто перешли из православия к баптистам, будут осуждены. А те, кто родился в баптистской «семье» и хранит веру отцов, те могут спастись.

О. Василий с детства отличался горячим, вспыльчивым характером. Близким всегда было с ним трудно. Он сам много молился, чтобы Господь избавил его от вспыльчивости. Военные годы очень усилили эту его особенность. Он сам рассказывал историю об о. Николае, который был из Костромы. Того посадили за нарушение какого-то закона, уголовники над ним издевались. О. Николай не выдержал и вскричал: «Пади!» - и уголовник упал мёртвым. Он потом всю жизнь плакал и каялся. О. Василий говорил, что любой священник имеет власть одним словом умертвить человека, бес тут же исполнит это слово и даже гневную мысль, поэтому священник должен быть очень осторожен.

Но эта горячность делала его ревностным в молитве и во всяком служении Богу. Он всегда оставался настоящим подвижником, подобным древним старцам, не давая себе ни минуты покоя.

Учил никогда не осуждать Правительство. «Всякая власть от Бога - говорил батюшка. - Нужно благодарить, что мы не голодаем, можно хлеб купить в магазине. А если Правительство ошибается, давайте три дня не будем ни есть, ни пить, ни спать, и будем молиться за него. Тогда Господь даст им ум, как лучше управлять страной. А если мы не хотим потрудиться в молитве, а хотим просто языком осуждать, то мы своим осуждением только подталкиваем Правительство к ещё большим ошибкам».

РАССКАЗ МОНАХИНИ Л.

«Первый раз я попала к о. Василию в 1981 году. Мы с мужем только повенчались. У меня обнаружили рак желудка, опухоль 12 см., нет проходимости.  С большим трудом добрались до Каменного Конца. Отец Василий начал молиться. Четверо суток не выходил из алтаря.  Я читаю Псалтирь, теряю сознание, а он вылетает из алтаря: «Ты живая? Читай дальше, я буду слушать, как ты читаешь». Потом он говорит: «Сейчас в храм принесут белую булочку, мёд и кипяток. И ты поешь». Отвечаю: «Я не могу даже пить». А он говорит: «Ты будешь есть!» Я попила чуть- чуть кипяточка и съела маленький кусочек хлеба с мёдом в первый раз после большого перерыва. Он сказал: «Если меня послушаешь, будешь жить. Дай обет Богу послужить». И когда мы сели в поезд, сказала мужу: «Я дала обет принять монашество». И муж решил стать монахом. Нас постригли обоих, оставили жить в одной квартире. Опухоль через полгода исчезла, врачи удивлялись». (Монахиня Л. до сих пор жива, несёт монашеский подвиг).

РАССКАЗ ПАЛОМНИКА Н.

«В июне 1983 г. я приехал в Каменный Конец. О. Василий обрадовался, т.к.  нужно было снять леса с купола храма. Купол покрасили, а леса уже давно стояли. Но предварительно о. Василий хотел прикрепить к куполу лестницу, чтобы можно было залезть на купол до креста без лесов. Лестница была металлическая и прямая, ее нужно было выгнуть по форме купола.  Перед каким-то праздником все голодали трое суток. О. Василий разжёг костер, засунул туда металлическую лестницу, раскалил её, положил на рельсу, приказав мне её держать, а сам стал бить по ней кувалдой. Я еле стоял от слабости, держался за лестницу, чтобы не упасть. О. Василий меня успокаивал: «Я кузнец, всё будет хорошо!». Действительно, лестница приняла форму купола. Мы тут же подняли её на купол на верёвках и привязали металлической проволокой к кресту. После праздника я, наконец, поел, прикрепил прямую лестницу к вертикальной стене и разобрал леса. В это время о. Василию было 70 лет».

Больная диабетом женщина должна была часто вкушать пищу и принимать лекарство. О. Василий, как обычно, заставил всех в пятницу голодать. Она испугалась, что умрёт. О. Василий её «успокоил»: отпоём и похороним - кладбище рядом. Забрал у неё лекарства и выбросил. Она испугалась, но потом удивлялась, что голодала без лекарств и очень хорошо себя чувствовала.

Один паломник очень хотел поговорить с о. Василием, но роптал на длинные службы. О. Василий уклонялся от беседы. Через 2-3 дня паломник сказал: «Как хорошо здесь на длинных службах!» И тут же о. Василий сказал на проповеди, что некоторые хотят только поговорить, а помолиться и потрудиться не хотят.

У о. Василия Бойко родилась дочь Ирина с врождённой аномалией – аорта из сердца выходила в другую сторону и пережимала трахею. Младенец при движении начинал задыхаться. Врачи говорили, что не доживёт до года. Предлагали операцию в сердечно - сосудистом институте им. Бакулева, гарантий никаких не давали. Батюшка не благословил операцию. После Крещения 1987 г. (младенцу 10 месяцев) поехали в Пюхтицкий монастырь. Батюшка окунул младенца три раза в источник, при этом каждый раз подолгу держал его под водой. На третий раз младенец закричал. Закутали, сразу поехали в Каменный Конец. Младенцу стало лучше, сейчас девочка здорова, даже сняли инвалидность.

РАССКАЗ ПСАЛОМЩИКА А.

«Мои родители были неверующие. Отец коммунист, одно время был секретарем парткома крупного геологического треста, партийным лектором. Мать тоже в храм никогда не ходила, хотя не была активной безбожницей. Когда я бросил работу в Москве и уехал в Каменный Конец сторожем, это для них было трагедией. Раз в год после Пасхи я ездил к родителям на неделю навестить их. Отец был настроен врждебно к о. Василию. Почти 9 лет батюшка усиленно за них молился. Говорил, что тяжело за них молиться - большая тяжесть грехов. Обещал со временем съездить со мной к ним. Однажды я после Пасхи собрался к родителям. В шутку спросил, когда отец Василий поедет со мной. Неожиданно для себя услышал: «Сейчас». Он по духу почувствовал, что наступил подходящий момент. Дорогу в поезде я воспринимал как нечто нереальное. Когда зашли в квартиру к моим родителям, я боялся, что отец начнёт ругаться. Но с удивлением увидел, как он стал накрывать стол для дорогих гостей.

О. Василий сказал, что он ещё не заработал угощения, отслужил молебен и освятил квартиру, чтобы легче было говорить. В конце трапезы я краем уха с удивлением услышал слова: «Где будем венчаться?». Действительно, накануне Фомина воскресенья мы поехали в соседнее село к знакомому священнику о. Николаю. Всю ночь о. Василий исповедовал моих родителей и сестру, и крестил её мужа. Утром о. Василий сам отслужил Литургию, причастил моих родителей, сестру и зятя, повенчал две пары. После этого отец и мать стали очень ревностными православными, усердными прихожанами. Так в один момент поменялось их сознание. Для меня это чудо, но для этого о. Василий много лет усердно за них молился».

За усердное служение получил награды: 1972 г. – камилавка, 1973 г. – звание протоиерея, 1975 г. – наперсный крест, 1986 г. – палица.

ЗА ШТАТОМ (1990-2011 гг.) ДУХОВНИК ПАЛОМНИЧЕСКИХ ГРУПП

В 1990 году по ходатайству о. Василия был рукоположен во иереи и назначен настоятелем храма его воспитанник Василий Бойко, который помогал ему в алтаре с 6-летнего возраста. В ноябре того же года в 77 лет о. Василий вышел за штат. До 1995 г. часто, почти как прежде, ездил в Каменный Конец и служил.

Потом несколько лет жил в Москве, в районе Перервы, в квартире духовных чад. Последние годы жил в Печорах. Главным содержанием его жизни в эти годы стала миссионерская деятельность по всей стране и в постоянных паломничествах по святым местам за границей. Батюшка был духовником множества паломнических поездок в Иерусалим и по святым местам Греции, Италии, Польши. На Афоне не был, только проплывал мимо на теплоходе.

В 90-е годы о. Василий трижды ездил в с. Пасху, высоко в горах в Абхазии. Отслужил там 10, а во второй раз – 11 Литургий, всех живущих в окрестностях окрестил и повенчал.

После 1995 г. редко бывал в Каменном Конце. Молодой священник не мог служить так, как служил раньше о. Василий, нужно было дать ему свободу завести свои порядки.

В 90-е годы о. Василий часто приезжал в Храм св. мч. Флора и Лавра в селе Ям. Настоятель храма о. Валерий Ларичев очень мягко относился к нарушениям церковной дисциплины. О. Василий с первых приездов начал требовать от прихожан благоговейного поведения. В начале на него роптали, а потом все полюбили.

О. Валерий позже говорил, что именно в те дни, когда необходима была помощь, неожиданно появлялся на службе о. Василий. Он чувствовал, когда нужен, и тут же приезжал.

ВОСПОМИНАНИЯ ПРИХОЖАН ХРАМА ФЛОРА И ЛАВРА

«Наш храм открылся для служения весной 1990-го года после многих лет запустения. В восстановлении порушенной жизни прихода частые в этот период приезды о. Василия имели большое значение.

Приезжал о. Василий всегда не просто вовремя, а в самое безысходное время. Когда настоятель о. Валерий лежал больным, вдруг появлялся о. Василий, начинал поднимать его, бить скрученным полотенцем, поднимать к себе на спину (спиной к спине) – о. Валерий на глазах оживал. А потом ещё долго мог служить.

Прихожане – крестьяне (точнее, пожилые крестьянки) из окрестных сёл.  Они сразу почувствовали в о. Василии «своего», очень уважали его за видимую строгость, а также сердцем откликались на его любовь и пламенные проповеди.

Службы с о. Василием были длинные (например, положено каждую стихиру повторять три раза – так и повторяли). За благоговейным отношением к службе он следил строго. Запах табака не выносил. В связи с этим можно вспомнить два случая. Обязательно благословляя клирошан перед службой, о. Василий почувствовал запах табака. Строго сказал виновному: «Курил? Вон с клироса!». Но провинившийся горячо воскликнул: «Помолитесь обо мне, чтобы я бросил курить!» - «Имя?» - «В.». И о. Василий положил свою руку на голову В., помолился вслух. С тех пор В. не курил.

А другой случай произошел на праздник Успения Божией Матери. Подарком для всех прихожан было то, что к нам в этот день приехал о. Василий. Но, благословляя «правый» хор, он почувствовал запах табака и спиртного. С криком выгнал провинившихся певцов, поручив всю службу левому («бабушкиному») хору.

Не позволял работать во время Литургии. В храме в это время были бесконечные строительные работы. Однажды строители продолжали что-то делать на временном втором этаже храма, надеясь, что их во время службы не будет видно, но один из строителей упал, повредив ногу. После этого случая во время Литургии в храме не работали (по крайней мере, когда приезжал о. Василий).

О. Василий воспитал много хороших священников из наших прихожан. Своих духовных чад он венчал в нашем храме. Их сразу было видно – девушки в красивых, но закрытых платьях, в завязанных белых платках, без косметики. И вот как-то попросилась к о. Василию венчаться пара, ничего о нём не знавшая. Он согласился, но до венчания заставил невесту смыть с лица всю косметику, снять лак с ногтей, а потом самолично постриг ей ножницами длинные ногти. Невеста рыдала – сначала из-за «косметических» потрясений, а потом от счастья: о. Василий так проникновенно сказал им о супружестве, с такой любовью принял их, что, надо думать, супруги не забудут о своем венчании у такого необычного батюшки.

Голос у о. Василия был громким, чистым и ясным. Как-то он в церковной сторожке рассказывал собравшимся о святителе Иоанне Златоусте, потом с места вспрыгнул на стул и оттуда запел громким голосом: «Слава в вышних Богу…». Все, особенно дети, были в восторге.

К детям о. Василий относился очень серьёзно, со строгой любовью. Как-то годовалый малыш, сын подопечных о. Василию чад, стал мешать собравшимся в церковной сторожке послушать рассказ батюшки. О. Василий подошёл к малышу, строго и внимательно посмотрел на него и сказал: «Тебе уже целый год, а ты так себя ведёшь!» И малыш всё остальное время сидел тихо.

В конце службы были длинные проповеди (более часа), которые наши прихожане из окрестных сёл очень любили. Часто о. Василий читал свои стихи о нерождённых детях. Говорил, что яркая косметика на лице – это «печать» нераскаявшихся матерей-убийц своих нерождённых детей.

Прямо не обличал, мог говорить вообще, а человек догадывался. Мог быть очень тихим и тактичным. Очень хорошо чувствовал людей.

В первые годы его служения Богу какие только бригады строителей не приходили работать в храм! И только однажды попались настоящие профессионалы своего дела (работа по металлу). Мы не успели заметить, как о. Василий уже успел договориться с ними. Деловые его качества были потрясающими!

Часто прихожанам он повторял: «Вот мы здесь собрались в воскресенье, и Ангел нас всех видит и запоминает как на фотографии. И как на этой фотографии, мы все соберёмся с Вами вместе в Царствии Небесном.

Верим и надеемся!»

ДУХОВНЫЙ ОБЛИК О. ВАСИЛИЯ

Основой жизни его было служение Богу и людям. Постом, бдением, всенощными молитвами со слезами о. Василий очистил свою душу для принятия благодати. Он служил так, что чувствовался огонь – духовный огонь, духовная сила. Немощи человеческие у батюшки были, но сила духа, сила молитвы, служение – всё это от Бога. Даже далёкий от церкви человек, находясь рядом, мог ощущать его любовь к людям и к Богу, и веру, ту веру, которая способна творить чудеса.

Главное своё призвание о. Василий видел в апостольской проповеди, и с этим может согласиться каждый, кто имел счастье общаться с ним. Он действительно обладал даром зажигать в сердцах огонь евангельской веры. Скольких людей привёл он в храм, из теплохладных превратил в ревностных христиан. Сотни священников и монахов сейчас говорят, что на духовный путь их направил о. Василий.

По характеру, по живости и активному отношению к жизни ему надо было постоянно находиться среди народа. Он был поистине народным старцем. Часто ездил по близлежащим городам – в Сланцы, Нарву и в дальние места – в Ленинград, Москву, Волгоград, в Молдавию, на Украину– где только он ни побывал за годы своей долгой жизни!

О. Василий тонко чувствовал Волю Божию, что проявлялось в советах и в том, что он часто неожиданно появлялся именно там, где была очень нужна его помощь. Не раз о. Василий своим советом и участием оказывал решающее влияние на жизнь и судьбу многих людей.

Он был очень неравнодушен к людям, часто с гневом обличал, но на него не обижались, чувствуя его искреннюю любовь. При этом о. Василий тонко чувствовал, кого нужно обличить, а кого – утешить. Гордых и обидчивых никогда не обличал. Иногда обличал и духовенство, за что был у некоторых из них в немилости.

И до глубокой старости он смирялся сам, при всём народе обличал себя в том, что жил не венчанный с женой, был акробатом, не причащался 10 лет, скрывал свою веру во время гонений и т.п.

Во время поездок по стране батюшка не показывал своих подвигов, ел и спал как все. Но иногда начинал юродствовать, выделяться из общей массы.

До глубокой старости он оставался в душе озорным ребенком, мог с азартом играть с детьми. Часто начинал бить скрученным полотенцем сначала себя, потом и всех окружающих, причём все с радостью просили «добавки».

В нём удивительным образом сочеталась крайняя строгость и самая нежная любовь к своим духовным чадам. Он говорил: «Нужно быть строгим, прежде всего к самому себе…»

БОЛЕЗНЬ И КОНЧИНА

Последние годы о. Василий жил в г. Печоры Псковской области. Старческой немощью и многими болезнями Господь очищал его душу для Царствия Небесного. Первое время его возили в Псково-Печерский монастырь служить и причащаться. Потом причащали на дому иеромонахи монастыря.

За два года до кончины при падении в келье у о. Василия случился перелом шейки бедра (или вилковой кости). Боли были шоковые, но делать рентген и лечиться он отказался, возложив всю надежду на Бога. Несколько месяцев лежал неподвижно, очень страдал, появились пролежни. Но Господь не посрамил его надежды. К огромному удивлению врачей он встал и начал ходить.

За 20 дней до кончины три дня были сильные боли, потом боль ослабела. Последние 17 дней жизни он ничего не вкушал, 7 дней не пил, но до последнего дня переживал пасхальную радость, пытался петь «Воскресение Христово». Перед смертью его причащали каждый день, он напряжённо молился, пытался креститься. В конце три раза глубоко вздохнул и испустил дух.

Отпевали его в первое воскресенье Великого поста – в день торжества Православия в Псково-Печерском монастыре, на месте его священнического рукоположения. Гроб стоял в Сретенской церкви, в которой находятся мощи прп. Симеона (Желнина) – его духовного отца. В отпевании участвовали двенадцать священников с разных концов России при большом стечении народа. Приехали люди из многих городов России. С утра была плохая погода, а после отпевания вышло солнце, открылось голубое небо…

Погребли протоиерея о. Василия в Богом Зданных пещерах Псково-Печерского монастыря в отдельной крипте.

 

ГЛАВНЫЕ СВИДЕТЕЛЬСТВА

Иеромонах Александр (Дзюба)

О великом молитвеннике и друге России, избранном Господом в годы Великой Отечественной войны для возвещения Божьего волеизъявления - митрополите Гор Ливанских Илии рассказывает известный петербургский старец, в миру протоиерей Василий Швец.

«Мы часто думаем, что все чудеса и знамения были в прошлом, но они совершаются постоянно и должны оставаться в памяти людей для нашего укрепления, утверждения в вере и надежде, что не оставлены мы Промыслом Божиим на путях нашей земной жизни...

Когда началась Великая Отечественная война, Патриарх Антиохийский Александр III обратился с посланием к христианам всего мира о молитвенной и материальной помощи России. Перед лицом страшной беды не так много осталось у нее настоящих друзей. Да, были в то страшное время великие молитвенники и на Руси. Но кто мог поручиться, что Сталин в разгар "безбожной пятилетки" способен прислушаться к слову хотя бы одного из них? Наверное, поэтому проводником слова Божьего и был избран истинный друг России - митрополит Илия.

Этот нерусский человек лучше многих понимал, что значит наша православная страна для остального мира. Владыка решил затвориться и просить Божию Матерь открыть, чем можно помочь России. Он спустился в каменное подземелье, куда не доносился ни один звук и не было ничего, кроме иконы Божией Матери. Не вкушал пищи, не пил, не спал, а только, стоя на коленях, молился. Каждое утро ему приносили сводки с фронтов Великой Отечественной войны о числе убитых и о том, куда дошёл враг. Через трое суток бдения митрополиту Илии явилась в огненном столпе Сама Божия Матерь и объявила, что избран он, истинный молитвенник и друг России, для того, чтобы передать извещение Божие для всего народа российского. Если всё то, что указано, не будет выполнено, Россия погибнет.

Владыка немедленно связался с представителями Русской Церкви, с Советским Правительством и передал им всё, что было ему открыто. И сегодня в церковных архивах хранятся письма и телеграммы, переданные митрополитом Илией в Москву. В 41-м году Сталин вызвал к себе представителей православного духовенства и обещал исполнить всё, что передал Илия, ибо не видел возможности спасти положение. Не было сил, чтобы сдержать врага. Немцы уже были под Москвой, Волоколамское шоссе защищала лишь горстка панфиловцев. Голод и смерть гуляли по русской земле. Непонятно, как держался Ленинград. Помощи практически не было. Боеприпасы и продовольствие, которое удавалось подвозить в осажденный город, были каплей в море. Из Владимирского собора вынесли Казанскую икону Божией Матери и обошли с нею крестным ходом вокруг блокадного Ленинграда. И город выстоял. В который раз подтвердились слова святителя Митрофана Воронежского о том, что город святого апостола Петра избран Самой Божией

Матерью, и пока Казанская Её икона в городе и есть молящиеся, враг в него не войдёт.

Заступилась Божия Матерь и за столицу. Сразу после того, как с иконой облетели вокруг города на самолёте. Немцы бежали, гонимые каким-то паническим ужасом, оставляя за собой трупы и разбитую технику. Никто из гитлеровских генералов так и не понял, что же случилось на самом деле.

Потом был Сталинград. Там перед Казанской иконой шла непрестанная служба - молебны и поминовения погибших воинов. Икона была среди наших войск на правом берегу Волги. Немцы так и не смогли перейти реку, несмотря на все их усилия. Был момент, когда защитники города остались на маленьком пятачке у реки, но с ними была Казанская икона, и они стояли насмерть.

После Сталинграда пришёл конец и "безбожной пятилетке". Но закончилась она не истреблением православия, как того хотели большевики, а его возрождением. 20 000 храмов было открыто в то время. Священнослужителей выпускали из тюрем и лагерей. Россия молилась. Молился даже Сталин (об этом есть свидетельства). И именно Божией Матери. Бывший царский генерал Б. М. Шапошников часами беседовал с Верховным главнокомандующим, не скрывая своих религиозных убеждений. И все его советы, в том числе совет одеть войска в старую форму царской армии с погонами, были приняты. Солдаты стали открыто молиться перед боем. Многие командиры, да и сам маршал Жуков, напутствовали бойцов: "С Богом!" Было решено перенести мощи святителя Алексия, митрополита Московского и всея Руси, в Богоявленский собор, где всю войну стояла та самая чудотворная Казанская икона Божией Матери, которая была ещё с ополчением 1612 года. Пришло время возвращения веры на русскую землю, как и предсказывали наши святые. Так было возвещено русскому народу откровение, ниспосланное свыше митрополиту Илии. Чудо о спасении России стало величайшим из чудес XX века».

 

Протоиерей Василий Швец,
газета «Жизнь православная» 2008, интернет выпуск

 

Этот недавно найденный архивный документ времён Великой Отечественной войны по-своему уникален. В отчёте уполномоченного Совета по делам Русской Православной Церкви сообщено о чуде, свидетелями которого были солдаты и офицеры целой воинской части, участвовавшей в боях за Сталинград

После сокрушительного поражения под Москвой зимой 1941 года германское командование рассчитывало нанести главный удар на южном участке - прорваться через Ростов к Сталинграду и на Северный Кавказ, а оттуда - к Каспийскому морю. Этим путём немцы надеялись достигнуть источников кавказской нефти и повести дальнейшее наступление на север вдоль Волги. Поэтому оборона Сталинграда представлялась советскому руководству важнейшей стратегической задачей.

В середине июля 1942 года в район города была срочно перегруппирована 62-я армия генерала Чуйкова, на которую легла основная тяжесть борьбы с 26 дивизиями противника. Предприняв в сентябре два штурма крепости на Волге, фашисты теперь готовились к последнему, генеральному. К этому времени в их руках уже находилась часть Сталинграда. Атаки врага следовали одна за другой. 15 октября гитлеровцам удалось овладеть Сталинградским тракторным заводом и на узком двухкилометровом участке выйти к Волге. Положение наших войск осложнилось: те части, которые действовали севернее завода, оказались отрезанными, но героическая борьба продолжалась, в течение месяца шли тяжёлые уличные бои за каждый квартал, дом, за каждый метр сталинградской земли.

11 ноября фашисты предприняли очередную попытку штурма города. В этот день они смогли занять несколько корпусов завода "Баррикада" и пробиться к Волге. Героически сражавшаяся армия генерала Чуйкова оказалась рассечённой на три части. И вот в самый критический момент битвы бойцы, на одном из участков сражения, увидели над Сталинградом нечто такое, что заставило их содрогнуться: в ночном небе появилось некое таинственное знамение, указывающее на спасение города, армии и на скорую победу советских войск. К сожалению, в найденном документе нет конкретных сведений о том, что именно увидели воины в сталинградском небе - было ли то явление Божией Матери, указующей путь отступления немецких войск, как это бывало не раз во время других сражений, или же какое-то другое знамение, свидетельствующее о явной помощи Божией нашему народу.

Среди руин Сталинграда единственным уцелевшим зданием оставалась церковь в честь Казанской иконы Божией Матери с приделом преподобного Сергия Радонежского. Взбранная Воевода и игумен Земли Русской и здесь, в Сталинграде, явили своё заступничество пред натиском врага. Это подтвердили и дальнейшие события в ходе войны - окружение немцев и контрнаступление наших войск.

 

Это явление было одновременно и в небе, и на земле.

В день памяти одного из древнейших русских святых преп. Аврамия Ростовского 11 ноября 1942 года в Сталинграде было явление Пресвятой Богородицы, что фактически и явилось той переломной точкой в войне, о которой мы сейчас уже можем говорить. Говорить, что нам известен день перелома войны не в земном, а в духовном плане.

Все военные историки с удивлением отмечают, что сильнейшая армия мира, с лёгкостью покорившая всю Европу, не смогла за несколько месяцев боёв в Сталинграде прорваться к Волге и укрепиться, не смогла сбросить в реку русских.

Часто говорят, что не хватило немцам сил пройти каких-то сто метров. Теперь нам известно, что на пути врага встали не только в своём беспримерном подвиге сотни тысяч бойцов и командиров, и легли костьми сотни тысяч мирных граждан, не успевших эвакуироваться и оказавшихся на передовой между двух линий окопов, но на пути врага встала и Сама Пресвятая Владычица наша Богородица и Приснодева Мария, поднимая упавший дух людей и придавая явлением своим величайшему в истории горю людскому Божеский смысл.

О Знамении в небе Сталинграда есть и фактическое свидетельство. Документ, датированный 1943 годом, был обнаружен в архиве Совета по делам Русской православной церкви при Совете народных комиссаров СССР историком Вадимом Николаевичем Якуниным. Фрагмент, касающийся Сталинградского знамения, опубликован в пересказе в его книге. Он в 90-х годах работал над диссертацией на тему "Русская православная церковь в Великой Отечественной Войне" и наткнулся на отчёт уполномоченного Совета по делам Русской православной церкви по УССР Ходченко. Тот сообщал в Москву своему начальнику, председателю этого Совета полковнику НКГБ Георгию Григорьевичу Карпову, что целая воинская часть из состава армии Чуйкова, пришедшая на Украину со Сталинградского фронта, оказалась свидетельницей чуда.

К сожалению, в отчёте уполномоченного умалчивается о том, что именно увидели воины в Сталинградском небе в ноябре 1942 г. Ясно одно: видевшие Небесное Знамение бойцы Красной Армии понесли с собой память о нём по дорогам войны.

И вот удалось разыскать несколько свидетельств очевидцев, которые ещё были живы в начале нашего столетия и, приезжая в Волгоград на встречи ветеранов, оставляли свои воспоминания. Три свидетельства непосредственных очевидцев помещены во второй части книги Л. Красника и Ф. Андреева "Чудеса Божии во время Великой Отечественной войны", которая так и называется – «Сталинградское знамение».

Один из них, Георгий Ильич Голубев, служил до войны в Кремле в охране маршала Климента Ефремовича Ворошилова. Когда началась эвакуация части руководящих работников правительства в Куйбышев, Георгий Ильич попросился на фронт. И вместе со многими нашими бойцами испил горькую чашу поражения и отступления. Чудом он вырвался из окружения под Харьковом. Ординарец подвёл ему коня, он вспрыгнул на него и поскакал, и в этот же момент ординарец был сражён немецкой пулей. А Голубев в итоге со своими четырьмя спутниками всё-таки вышел из окружения.

11 мая 2003 года по центральному телевидению в передаче, посвященной 58-й годовщине Победы над Германией, один из этих четырех воинов, ныне живущий в Германии, рассказывал подробности выхода их из окружения. Но многое осталось за кадром. И, как часто бывает, осталось за кадром и самое главное.
Это главное Георгий Ильич в кругу семьи вспоминал вплоть до своей кончины. А именно – явление Божией Матери в небе Сталинграда в ноябре 1942 года.

Офицер особого отдела, Голубев, курсировал с секретными документами с правого берега Волги на левый. Каждая такая переправа могла оказаться последней, т.к. предметом особых "забот" немецкой артиллерии и авиации была именно Волга у Сталинграда.

В эти ноябрьские дни почти постоянно шёл ледяной дождь, всё было покрыто изморозью, на Волге шла шуга (по-местному, "сало"). При подготовке к очередной переправе все мысли Георгия Ильича были о преодолении реки, о том, как ловчее избежать немецких мин, снарядов и бомб.

Он, девятый ребенок в семье – "последыш" и мамин любимчик, был от рождения подвижен как ртуть и удачлив в жизни. В послевоенные годы он особенно любил вспоминать о своей удачливости во время войны.

Когда Георгий Ильич, весь грязный и мокрый, ползком, наконец, добрался до своих и начал переодеваться в чистую одежду, чтобы явиться с секретными документами к командованию, один из встречавших и помогавших ему бойцов сказал: "Ильич! Пока ты на брюхе полз, мы все такое видели – Божия Матерь была в небе! В рост и с Младенцем Христом! Теперь точно порядок будет".

Как офицер военной контрразведки (СМЕРШа) Георгий Ильич прошёл с нашими частями от Сталинграда до Германии. Чего только не пережил и в каких только переделках не бывал, но остался жив и невредим. В большой крестьянской семье, где он вырос, вера в Бога была так же естественна, как дыхание. О своей личной молитве в военную пору он до смерти хранил молчание. Кто мог его отмолить у Бога во время войны, нам не ведомо. Однако можно предположить, что самые горячие молитвы возносили к Небу мама Георгия (она прожила долгую жизнь и скончалась в возрасте 104 лет) и горячо любившая его жена Настя, которая всю войну трудилась на Урале на военном заводе. Умирая, Георгий Ильич неоднократно говорил своим близким, что мечтает встретиться "там" со своей любимой женой Настенькой.

В последние свои дни на этой земле, в Москве, в своей квартире, он много раз повторял рассказ о выходе из окружения и о Сталинградском знамении. О том, как переживал во время долгого ожидания, когда его проверяли после выхода из Харьковского окружения офицеры-особисты и как, наконец, снова вернулся на фронт. И о том, как встретившие его на берегу Волги однополчане восторженно рассказывали в мельчайших подробностях, виденное ими чудо – Небесную Царицу, заступницу Руси, пришедшую на помощь нашим воинам, державшим оборону на узкой полоске земли вдоль берега Волги.

Один из защитников Сталинграда, видевший явление Божией Матери, живёт ныне в городе Ростове-на-Дону. Прибыв в 2001 году в Волгоград в составе многочисленной делегации ростовских ветеранов войны на теплоходе "Дон", он, стоя на набережной у Речного вокзала, рассказывал об этом чуде:"Как увидел в небе Божию Матерь, душа была в возвышенном состоянии. Мне сразу стало ясно, что не погибну и живым вернусь домой. Уверенность в победе больше не покидала. Видение Божией Матери в рост в осеннем небе Сталинграда как щит пронёс сквозь всю свою жизнь на фронте". Запись этого воспоминания хранится у сотрудницы Музея-панорамы обороны Сталинграда, Жанны Николаевны Шириковой.

В том же 2001 году на одной из конференций в Краеведческом музее г. Волгограда среди выступавших ветеранов Сталинградской битвы, нынешних жителей Волгограда, оказался воин, тоже видевший явление Божией Матери в небе Сталинграда. В ноябре 1942 года он сражался на территории завода "Красный Октябрь". К сожалению, он не сообщил подробности явленного Чуда. Свидетельствовала о его рассказе Валентина Михайловна Евдокимова – директор Музея обороны Сталинграда, расположенного в районе завода "Красный Октябрь" на территории воинской части.

О явлении Богородицы во время Сталинградской битвы есть рассказ жительницы небольшого городка Краснослободска, что напротив г. Сталинграда на восточном берегу Волги, Марии Дмитриевны Сергиенко. Она и её сестра Лидия Дмитриевна, будучи детьми, слушали вместе со своей матерью рассказ об этом явлении солдата по фамилии Величко. Он трижды бывал в их доме, когда готовил для отправки на правый берег очередное пополнение, формировавшееся в Красной Слободе. По словам Величко, всё началось с появления "во время боя светлой полосы. Обе стороны прекратили обстрел. Тогда прекращение огня было чем-то невероятным. Полоса света становилась всё ярче и ярче и стала совсем яркой. Немцы решили, что русские что-то придумали, а наши думали на немцев и решили послать разведку, узнать – что это". В составе разведгруппы был и солдат Величко. Преодолев некоторое расстояние, разведчики увидели, что свет этот исходит от Женщины в белых одеждах. Они поползли к Ней, чтобы спросить, почему Она стоит и чего Она хочет. Но тут невидимая Стена преградила им дорогу. Они начали прощупывать Стену, ища в ней дорогу. Стена была сплошная. Тогда Величко мысленно стал обращаться к Женщине. Она не отвечала. Бойцы вернулись на свою позицию. Продолжалось явление Богородицы полчаса-час. Потом Её не стало. Вновь открыли огонь, бой продолжался.

Из рассказов очевидцев ясно, что это Явление было одновременно и в небе, и на земле – вернее, одни видели Её в небе, другие на земле. Также ясно, что свидетелями этого чуда были и немцы. Часть, которая сподобилась чуда, находилась под командованием легендарного командарма Василия Ивановича Чуйкова.

Победное завершение 2 февраля 1943 года многомесячной Сталинградской эпопеи было отмечено не только митингом в городе 4 февраля, но и благодарственными молебнами во многих местностях России.

Народное предание гласит, что и в Сталинграде, в наскоро приведённом в приемлемый вид одном из неразрушенных храмов, был отслужен благодарственный молебен. И первую свечу затеплил командарм Василий Иванович Чуйков, "окопный генерал", как его доброжелательно называли бойцы 62-й армии. Ему, выросшему в деревне, окончившему 4 класса церковно-приходской школы и с детства с родителями и своими многочисленными братьями и сестрами ходившему в храм, не надо было объяснять, чьей милостью была одержана победа в этой беспримерной битве. Испокон века русские воины от солдата до фельдмаршала знали: если Господь   даровал им в победу в сражении, то успех сей – проявление милости Божией, заступничества Богоматери и святых угодников Божьих.

Как писалось в "Сборнике кратких христианских поучений к воинам", составленном протоиереем Георгием Мансветовым на основе проповедей, прочитанных накануне Отечественной войны 1812 года (в 1810-1811 гг.):"Войны только начинают люди, а оканчивает их Сам Бог, Который, как правило, помогает правому. Поэтому победу нельзя приписывать только своему мужеству, а неудачу на поле брани – ошибке военачальников. Победа и поражение – в деснице Господней".

Когда и какими путями возвращался к вере В.И. Чуйков, ведает один Господь. В 12 лет Василий ушёл из родного села в Санкт-Петербург зарабатывать себе на кусок хлеба. С 1917 г. он на военной службе. До войны, в 30-е годы, у него, кадрового офицера Красной Армии, с матерью был разговор о Боге. Елизавета Федоровна сказала тогда сыну: "У нас с тобой цель одна, сынок, только дороги разные. Я тебе не мешаю, а ты меня не суди. Я молюсь за тебя, и Бог нас рассудит".

Думается, решительный возврат к вере произошёл на узкой полоске земли вдоль берега Волги, где 62-я армия выстояла в кровопролитной битве за Сталинград. По свидетельствам его однополчан, именно после тех дней командарм Чуйков стал открыто посещать уцелевшие храмы, попадавшиеся на долгом и трудном боевом пути его 8-й Гвардейской армии, встретившей День Победы в Берлине.

В 1943 году, уже после победы под Сталинградом (точная дата мне не известна), когда трое её сыновей – Василий, Фёдор и Георгий сражались на Украине, их мама, Елизавета Фёдоровна Чуйкова, снова в Москве. Теперь она – на приёме у председателя Президиума Верховного Совета СССР Михаила Ивановича Калинина. И добивается разрешения на возобновление богослужений в Никольской церкви в родных Серебряных Прудах.

Известный факт: именно к Чуйкову, ненавистному немцам герою Сталинградской битвы, явился для переговоров с русским Верховным командованием 1 мая 1945 г. в Берлине начальник генерального штаба сухопутных войск Германии генерал Кребс и ему первому из военачальников (и вообще иностранцев) сообщил о самоубийстве Гитлера 30 апреля. В ответ он услышал:"Никаких условий, только безоговорочная капитуляция…"

Имеется комментарий Геббельса, который после назначения его комиссаром обороны Берлина в марте 1945 г., ознакомившись с досье на советских генералов, ведущих армии на Берлин, вынужден был отметить:"… исключительно энергичные люди, и по их лицам видно, что народного они корня…". На Страстной седмице (в ночь с 30 апреля на 1 мая 1945 г.) к такому "народному", да ещё и православному генералу, и опытному разведчику явился "для установления связи с вождём советского народа" генерал и опытный разведчик, бывший военный атташе в Москве Кребс.

Уже после кончины Чуйкова в его архиве, среди личных документов маршала – рядом с паспортом и военным билетом – была обнаружена его личная молитва, время написания которой не ведомо:"О, Могущий ночь в день превратить, а землю в цветник, мне всё трудное лёгким содей и помоги мне".

После окончания войны, когда по праздникам собиралась вместе вся большая семья Чуйковых, конечно, начинались рассказы об удивительных случаях, происходивших с теми, кто был на фронте. Мама обычно молча слушала своих сынов и внуков (тоже воевавших), но когда ей представлялось, что кто-то хватил через край, она говорила: "Сынки! Тихо. Матушка вас отмолила…"

В духовной жизни ничего случайного не бывает. Мне кажется, для нас, русских людей, а особенно для жителей Ростова Великого, важно вспомнить, что преподобный Аврамий Ростовский – это древнейший святой Русской земли, к которому с молитвой обращались многие русские святые. И наверняка преп. Сергий Радонежский, также живя здесь в детстве, молился ему и вдохновлялся на свой подвиг его примером, имел преп. Аврамия одним из своих небесных покровителей.

Также известно церковное придание, которое повествует о помощи Божией другому великому русскому государственнику – царю Иоанну Васильевичу Грозному через преп. Аврамия Ростовского в деле взятия Казани. Во время его третьего, успешного, похода на Казань, по откровению, во сне он зашёл в Ростов в Аврамиев монастырь и взял там жезл св. апостола Иоанна Богослова, дарованный прп. Аврамию самим апостолом во время его чудесного явления святому близ Ростова. И единственный сохранившийся храм во время боёв в Сталинграде – храм, посвящённый Казанской иконе Божией Матери, где и был отслужен благодарственный молебен в 1943 году и где молились перед иконой Казанской Божией Матери.

И мне кажется, что сейчас наша задача, задача русских людей стать благодарными Богу детьми. Есть такая поговорка: горше горького сын неблагодарный. Господь от нас ждёт благодарности за прощённые грехи, но не только благодарности, Он нас хочет поднять на ноги и сделать соучастниками в Своём Божием деле – в деле домостроительства Божия, спасения людей. И через эту благодарность, через смиренное покаянное прославление явленных нам чудес, через восстановление исторической памяти мы вновь сможем привлечь к себе деятельную Милость и Помощь Божию, которая крайне необходима и в наше, не менее драматическое время.

Думаю, что начало прославления этого чуда могло бы быть выражено в разработке иконографии и, с благословения священноначалия, в написании иконы, посвященной этому событию, наподобие Порт-Артурской и Августовской икон Пресвятой Богородицы. Затем можно будет поднять вопрос о строительстве на берегу Волги храма в память о явлении Пресвятой Богородицы или монастыря, как был построен храм на Куликовом поле и монастырь на Бородинском поле.

г. Ростов Великий
Иерей Димитрий (Пивоварчук)
По материалам «Завтра»

 

В книге "Православные чудеса XX века" этому дивному чуду посвящено всего лишь несколько строк, но они воскрешают в памяти каждого русского человека переломный момент в ходе Великой Отечественной войны.

"Мой дядя, - вспоминает наш современник, - видел во время войны Матерь Божию, - это было на Курской дуге. Она явилась на небе, указала рукой в сторону немцев, как бы обозначая направление нашего наступления. Вся рота это видела - и все упали на колени, все уверовали и сердечно молились Пресвятой Богородице. А война с того дня потекла, действительно, в другом направлении - русские стали наступать. Так мой дядя-фронтовик стал верующим..."

Вера и любовь русских людей к Божией Матери были безграничны, а Она всегда явно покровительствовала им и благоволила к нашему земному Отечеству. Её присутствие верующие испытывали как внутреннее благодатное утешение, осенение Покровом Владычицы многие ощущали, как небесную радость, наполнявшую сердца. Всемилостивая Матерь Милосердия неотступно следовала по дорогам Великой войны, являясь в видениях наяву в самые трудные, переломные её моменты. Судьбоносное водительство нашей Взбранной Пречистой Воеводы привело к долгожданной Победе 45-го года.

 

Масштабное наступление на Курском направлении немцы назвали операцией «Цитадель». Всего шесть дней просуществовала немецкая «Цитадель» на русской земле… Судьбоносная битва на Курской дуге сопровождалась чудесными явлениями Пресвятой Богородицы.

Первое явление Пречистой Матери Божией случилось накануне решающего боя. Верующие и атеисты, бойцы и местные жители увидели в небе знамение. «…Владимир Мокренко, студент института кинематографии, и Владимир Губанов как-то разговорились о Боге и вере. Мокренко тогда сказал:

– Мой дядя видел во время войны Матерь Божию. Это было на Курской дуге. Она явилась на небе сияющая, сделала рукой движение в сторону немцев, как бы указывая направление наступления. И с этого дня война пошла в обратную сторону. …Вся рота видела. И все упали на колени... И дядя стал верующим…» (А.Фарберов «Спаси и сохрани»)

Самым кровопролитным на Курской дуге стало танковое сражение у Прохоровки. Участник этого сражения, житель Самары Николай Петренко, был свидетелем чуда явления Пресвятой Богородицы: «От всей роты на высотке нас осталось трое. Немцы почувствовали, что у нас уже не осталось бойцов и с новой силой двинулись в атаку. Мы их подпустили поближе и дали им из пулемёта. Подзалегли они и давай по нам из пушек долбить. Мама родная, всю землю рядом перепахали снарядами, а мы, слава Богу, живы. Я во время боя оглядываюсь назад, вижу – стоит Женщина с поднятыми руками. «Вот тебе на, – думаю, – что за наваждение, откуда здесь Женщина, уж не мерещится ли мне это?» Опять оглянулся – стоит. Да не просто стоит, а как бы своими ладонями, повёрнутыми к врагу, стену невидимую воздвигла. Вроде бы как немцы на эту стену натыкаются и назад откатываются. Тут «тигры» пошли справа и слева нашу высоту обходить… Разворачиваем мы одну уцелевшую пушку – и с боку по «тиграм». Три танка нам удалось подбить, а четвёртый по нам ударил. Меня контузило и легко ранило в левую руку. Смотрю, у первого номера осколком голову срезало. Лейтенанту Скорнееву ногу перебило. Взял противотанковую гранату и жду. Оглянулся, стоит та Женщина над нами, мне легче на душе стало, появилась уверенность, что это не конец. Привстал я, метнул гранату в «тигра», под гусеницу угодил. Тут и наши тридцатьчетвёрки подоспели…»

После войны, зайдя в храм, Николай Петренко узнает Женщину, явившуюся под Прохоровкой, в образе Божией Матери «Стена нерушимая».

Битва на Курской дуге изменила весь ход войны. После 12 июля 1943 года фашисты не одержали ни одной решительной победы. Советская армия начала своё движение на запад, окончательно овладев стратегической инициативой. После победы на Курской дуге Иосиф Сталин официально восстановил патриаршество.

© Copyright: Ирина Юрская, 2013
Свидетельство о публикации №213051300262

 

В книге «Православные чудеса XX века» этому дивному чуду посвящено всего лишь несколько строк, но они воскрешают в памяти каждого русского человека переломный момент в ходе Великой Отечественной войны.

«Мой дядя, - вспоминает наш современник, - видел во время войны Матерь Божию, - это было на Курской дуге. Она явилась на небе, указала рукой в сторону немцев, как бы обозначая направление нашего наступления. Вся рота это видела - и все упали на колени, все уверовали и сердечно молились Пресвятой Богородице. А война с того дня потекла, действительно, в другом направлении - русские стали наступать. Так мой дядя-фронтовик стал верующим».

 

Когда плавилась сталь под огненным солнцем Курской дуги, когда наши бойцы не знали ещё, что они войдут в Кёнигсберг и в Берлин, – над раскалённой от боя землей, над танками и пехотой, над тысячами живых и мёртвых явилась Она.
Спустя пятьдесят восемь лет после битвы на Курской дуге настоятель храма иконы Знамения Божией Матери Курской епархии священник Петр Пашкевич поведал предание о явлении Пресвятой Богородицы в небе над полем величайшего танкового сражения всех времен. Отец Петр сохранил для нас откровение недавно ушедшего в вечность фронтовика.

– Когда всё ещё было неясно, когда никто не знал, чья возьмёт, Божия Матерь в небе взмахом руки показала – от Москвы – на Запад. Её видели наши. И победили, погнали фашистов в ту сторону, куда показала в небе Пречистая Дева Мария, безотчётным усилием воли повиновались мановению Её руки...
Это и был коренной перелом в ходе Второй Мировой войны. И коренной перелом произошёл не только в истории самой жестокой войны, но и в сердцах, в душах тех, кто ушёл воевать. А ушла на фронт – вся страна. Россия была спасена молитвами Божией Матери.

В конце августа 1943-го Курская битва завершилась освобождением Орла, Белгорода и Харькова. Мало кто вмещал тогда сокровенный смысл того Небесного знамения. Но оно не могло бы явиться без покаяния, запечатлённого не только пролитой кровью, но и чем-то иным, Свидетелем чего мог быть Один Господь. Божия Матерь вымолила Россию...

Несколько лет назад, в середине 90-х годов, иеродиакон Курской Коренной Рождества Пресвятой Богородицы пустыни отец Петр рассказал об исцелении незрячей девятилетней девочки, вместе со своей матерью приехавшей из Санкт-Петербурга на святые источники монастыря.

На другой день после праздника Успения Божией Матери девочка обратила внимание мамы на то, что вода в источнике очень вкусная и очень приятно пахнет. В это время она услышала женский голос, звавший её вперёд. Девочка обернулась и увидела перед собой Прекрасную Деву в сияющей светлой одежде. Мама видела, что её дочь обернулась – и явно смотрит куда-то, почти неподвижно; губы её шевелились, но никто не услышал ни слова... И сама девочка потом не смогла объяснить, о чём она беседовала с Божией Матерью.

После беседы Богородица стала подниматься над источником и исчезла высоко в небе. А девочка опустила глаза и увидела свою маму, святой источник, траву и деревья, стоящих вокруг людей. Зрение вернулось к ней навсегда.

...Не так ли тогда, в сорок третьем, Пресвятая Богородица вернула русским людям радость видеть неизреченную славу Царицы Небесной, как это не раз бывало в далёком прошлом?

И не совершись то чудо Великой Отечественной, никогда не прозрел бы ребёнок у святых родников Коренной. Не случилось бы и того, что видели десятки Православных, прошедших в этом году – так исстари заведено – крестным ходом в Девятую пятницу по Пасхе из Курска в Коренную обитель. Одним из очевидцев чуда стал тринадцатилетний отрок Саша Машлякевич, сын священника:

– В то время, когда наш крестный ход шёл по главной улице Курска, в небе над городом явился контур образа Божией Матери: он как бы проступал из облаков. Не все его увидели, но многие из увидевших смогли разглядеть ещё и Божиих Ангелов и Крест Христов. Пречистая Дева явилась без Богомладенца. Видение длилось меньше минуты и сразу исчезло.

Потом, за городом, над храмом в честь иконы Знамения Пресвятой Богородицы шедшие крестным ходом заметили, несмотря на безоблачную погоду, необычную кольцевидную – вокруг яркого солнца – радугу. Это видели все, хотя каждый по-своему толковал для себя это Знамение.

Мы живём – так хочется верить! – в момент великого перелома в грандиозном духовном сражении за Россию, и Божия Матерь опять молит Своего Сына о помиловании нас, грешных. Её молитвами Дом Пресвятой Богородицы, наша Святая Русь, будет стоять до конца времён.

И нет ничего необычного в том, что Она снова явилась в небе над Православным Курском, где когда-то была обретена Её чудотворная икона Знамения; откуда в Великую Смуту Лжедмитрий ушёл с чудотворным образом брать Москву, но выстрелом из русской пушки – от Москвы на Запад – прах его развеян; явилась Богородица над Курском, городом, который дал своё имя переломной, мистической битве Великой Отечественной войны.

Значит, время прозрения близко?

Евгений Муравлев, г. Курск, 14.12.2012 19:02 Источник

 

С сайта macbion.narod.ru

Прошло почти 65 лет со времени крупнейшего танкового сражения Второй Мировой войны — битвы на Курской дуге. Но в Курской области ходят упорные разговоры о том, что битву до сих пор можно наблюдать как воочию: некоторые жители близлежащих сёл утверждают, что они время от времени видят странные призрачные танковые баталии на Прохоровском поле, под Понырями и в других местах.

По рассказам местных жителей, вполне реалистичные миражи сражений на Курской дуге появляются при определенных условиях. Как правило, это происходит ранним утром в отдельных точках наблюдения. Часто — в туман. Ощущение при этом такое, как будто побывал посреди настоящего танкового боя: видения сопровождаются соответствующими звуками сражений.

Курские уфологи утверждают, что видят призрачные бои многие, но сообщать об этом боятся, опасаясь, что их признают ненормальными. Поэтому два брата Гридасовых (фамилия изменена по их просьбе) долго не решались разговаривать с журналистами, но потом один из них всё же рассказал о том, что им пришлось наблюдать несколько лет назад.

— Вдвоём с братом мы застряли на «жигулях» рядом с известным Прохоровским полем, где в Великую Отечественную проходили бои, — вспоминает Николай ГРИДАСОВ. — Мы остановили проезжающего мотоциклиста и попросили его сообщить о нашей беде любому трактористу из ближнего колхоза. Обещали отблагодарить. Стемнело, а трактора всё не было… Пришлось ночь провести в машине. А в четыре часа утра что-то начало нас беспокоить: какие-то звуки, движение. Мы были уверены, что к нам едут спасатели на тракторе, и вышли помахать им. Вдруг оказалось, что к нам едет не трактор, а… танк! За ним ещё и ещё. Задние танки едва просматривались из-за утреннего тумана, зато на переднем четко видны были кресты. Фашистские танки?! Откуда? Брат решил, что это кино снимают, и пошёл к головному танку попросить о помощи. Но споткнулся в грязи и задержался на несколько секунд… А головной танк полыхнул огнём, как солома вспыхнул! За ним ещё один и ещё! Я ору брату, чтобы не подходил близко. Кино-то оно кино, а заряды, которые землю вокруг танков рвут, далеко ведь не игрушечные и убить могут. Вдруг башня танка резко оторвалась и полетела вверх и в сторону, и всё — тишина! Тут и я, и брат дали стрекача за машину… Когда рассвело, туман рассеялся, в чистом поле уже не было ни танков и башни оторванной, ни следов от них на траве! Вот вам и кино. Чудеса какие-то!

 

«Объяснение всему этому имеется, — утверждает курский уфолог Николай БОРИСОВ. — На протяжении многих веков в разных частях земного шара люди периодически наблюдают появление на небе, на земле и на воде изображений событий из прошлой, настоящей и будущей жизни: фантастические сооружения, сказочные кавалькады, битвы рыцарей, кавалерийские сражения, загадочные картины, виды городов и храмов, висящие в воздухе острова и таинственные парусники над водными пространствами, картины путешествий в прошлое и на другие планеты. Наука пытается объяснить эти явления оптическим отражением реальных картин, происходящим в различных слоях атмосферы, — миражами».

Для справки: мираж — по-научному означает «оптический горизонт». Это явление, наблюдаемое обычно в пустынях, заключается в том, что кроме предметов в их истинном положении видны их мнимые изображения. При мираже скрытые за горизонтом предметы становятся видимыми. Мираж — искривление световых лучей в неравномерно нагретых слоях воздуха.

 

— Вы не согласны с научной трактовкой?

— Нет. Ведь наблюдатели часто видят предметы, которых нет в ландшафте даже за несколько тысяч километров от места их появления. В таком случае учёные говорят, что искривление лучей происходит в верхних слоях атмосферы, а поэтому видны непонятно какие отдалённые предметы. На самом деле современная наука не в состоянии дать объяснение возникновению хрономиражей — изображений городов, ландшафтов и битв прошлых веков, наблюдаемых в разных местах и в разное время многочисленными свидетелями.

— А как объясняют это уфологи?

— Довольно просто. Во время боя его участники испытывали сильные эмоции, благодаря чему блоки видеоинформации были переданы в информационное поле Земли (ИПЗ). О существовании ИПЗ писали многие учёные, в том числе и российский учёный Вернадский, который назвал его ноосферой. ИПЗ содержит все сведения о нашей жизни.

Природой предусмотрены условия, в которых информация из сознания человека излучается в информационное поле Земли в виде мыслеблоков и видеоинформационных блоков. В моменты страха, сильнейших переживаний и потрясений наши мысли создают в сознании мыслеблоки и галлюцинаторные видеокартины, информация о которых в виде высокоэнергетичных выбросов передается в ИПЗ и «записывается» на каких-то носителях или запоминается каким-то другим способом. Автомобилисты случайно попали в то место, где сохранились мысле- и видеоинформационные блоки участников Курской битвы. Во время утреннего тумана информация из ИПЗ была воспроизведена на мельчайших частицах воды.

— И как часто это может происходить?

— Это зависит от того, как часто мы испытываем сильные эмоции. Наше восхищение картинами природы, животным миром, спортивными поединками, сценическими действиями, общение с любимыми людьми и наблюдения за ходом сражений отражаются в нашем сознании в виде информационных видеокартин и излучаются в виде блоков видеоинформации в ИПЗ. То же самое происходит и в экстремальных условиях (аварии, катаклизмы, клиническая смерть и уход в мир иной), когда наше сознание через зрительные каналы воспринимает окружающую экстремальную обстановку, переводит ее в видеоинформацию и излучает в ИПЗ.

 

Синодальный отдел Московского Патриархата по взаимодействию с Вооруженными Силами

Мы много знаем о воинах, сражавшихся и погибавших на полях Великой Отечественной войны. К сожалению, знаем далеко не обо всех, кто своим мужеством, терпением, выносливостью, верою и любовью к Родине добывал Победу. В рядах этого воинства были и женщины. Они делали крайне трудное, мужское дело — воевали. Конечно, среди них было много верующих женщин, которые прошли фронтовыми дорогами с молитвой о спасении Отечества. Они были снайперами и связистами, разведчицами и радистками. Многие трудились в госпиталях врачами, медсёстрами и санитарками на передовой. Часто, спасая раненых, они погибали, но завет Господа Иисуса Христа: «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих (Ин 15, 13)», соблюдали свято.

Их рассказы и рассказы о них приоткрывают малоизвестные страницы истории Великой Отечественной войны.

Существует множество воспоминаний о молебне русских священников у стен Кёнигсберга во время его штурма в апреле 1945 года. Видела его и матушка София (Екатерина Михайловна Ошарина), ныне цветовод-озеленитель Раифского монастыря. От Москвы до Берлина прошла она, сражаясь за родную землю.

Вот, что она рассказывает: «…Помню Кёнигсберг. Мы относились ко 2-му Белорусскому фронту, которым командовал маршал Константин Константинович Рокоссовский. Но наше подразделение — 13-й РАБ (район авиационного базирования) — находилось вместе с войсками Прибалтийского фронта, недалеко от места боёв за Кёнигсберг.

Нашим было очень трудно. Мощные укрепления, связанные подземкой, большие силы немцев, каждый дом — крепость. Сколько наших солдат погибло!

Взяли Кёнигсберг с Божией помощью. Я сама видела, хотя наблюдала с некоторого отдаления. Собрались монахи, батюшки, человек сто или больше. Встали в облачениях с хоругвями и иконами. Вынесли икону Казанской Божией Матери. А вокруг бой идёт. Солдаты стали подсмеиваться: «Ну, батюшки пошли, теперь дело будет!» Но только монахи запели — стихло всё. Стрельбу как отрезало.

Наши опомнились, за какие-то четверть часа прорвались… Когда у пленного немца спросили, почему они бросили стрелять, он ответил: «Оружие отказало».

Один знакомый офицер сказал мне тогда, что до молебна перед войсками священники молились и постились неделю».

 

Воспоминания о молебне под Кёнигсбергом надолго сохранились в памяти многих ветеранов той битвы.

Рассказывает священник Александр Лобан, настоятель храма святых первоверховных апостолов Петра и Павла в рабочем поселке Лог Волгоградской епархии: « Я служил несколько лет назад в одном из приходов Курской епархии, в посёлке Белая Слобода. В нашем райцентре во время войны дислоцировалась одна из дивизий, ветераны которой и сейчас приезжают сюда, на места боёв, чтобы вспомнить те героические годы.

Я был приглашён на очередную их встречу в местном клубе. Когда хор начал петь панихиду, все встали. После её окончания я начал рассказывать о том, о чём раньше никогда не писали в газетах — о прозрении и обращении народа к Богу во время войны. Вспомнил и о молебне у стен Кёнигсберга.

Как всегда в таких случаях, нашёлся человек, который произнес: «Ну, вот тут уж вы, батюшка, преувеличили…» И тут, через толпу окружающих меня людей протискивается один из ветеранов, который явно не слышал реплику моего собеседника, и со слезами начинает горячо меня благодарить: «Спасибо, батюшка! Вы знаете, я ведь сам был там, под Кёнигсбергом. Это у нас служили молебен, я сам всё видел…» Он говорил ещё что-то, а я уже не видел его из-за своих слёз».

(http://planetam2006.narod.ru/Projekt/VMD/Vmd_s_pdf/b_179_196.pdf)
ВЕСТНИК ВОЕННОГО И МОРСКОГО ДУХОВЕНСТВА

 

Весной 1945 года война приближалась к завершению, но враг упорно и умело сопротивлялся нашим войскам, неумолимо двигавшимся на запад. Одно из самых ожесточенных сражений этого периода войны развернулось в районе города-крепости Кенигсберга. Наши войска несли значительные потери. 21 февраля начальник Генерального штаба А. М. Василевский был направлен Сталиным в Прибалтику и вступил в командование 3-м Белорусским фронтом. 16 марта он направил Верховному Главнокомандующему донесение с планом операции по разгрому кенигсбергской группировки. Планировалось три этапа: прорыв оборонительной полосы, развитие прорыва, штурм и овладение Кенигсбергом. Свидетельствуют очевидцы происшедшего уникального эпизода. Офицер, бывший в центре событий, вспоминал: «Вдруг видим: приехал командующий фронтом, много офицеров и с ними священники с иконой. Многие стали шутить: «Вот, попов привезли, сейчас они нам помогут...» Но командующий быстро прекратил всякие шутки, приказал всем построиться, снять головные уборы. Священники отслужили молебен и пошли с иконой к передовой. Мы с недоумением смотрели: куда они идут во весь рост? Их же всех перебьют!» Тут мы прервем изложение рассказа офицера и обратимся к свидетельству другого очевидца описываемых событий — Василия Григорьевича Казанина, начавшего войну еще в 1941 году в сражении под Смоленском. Затем он был в составе частей, наступавших на Великие Луки. Неоднократно ходил в разведку. Пять раз был ранен. Одна из пуль прошила его тело насквозь, в нескольких сантиметрах ниже сердца. Участвуя в штурме Кенигсберга в апреле 1945 года, он видел, как священнослужители вынесли Казанскую икону Божией Матери, отслужили молебен и пошли во весь рост к передовой.

После войны Василий Григорьевич был пострижен в монахи в Псково-Печерском монастыре, где многие насельники неоднократно слышали его рассказ о фронтовом молебне у стен Кенигсберга. В 1997 году раб Божий Василий (в монашестве Иринарх) мирно почил в этой святой обители.

Прислушаемся к рассказу другого участника штурма Кенигсберга Николая Бугаенко: «7 апреля, на Благовещение, мы ждали боя. Вдруг видим: вдоль линии фронта движется крестный ход — впереди православные священники несут Казанскую икону Божией Матери. За ними — вереница людей с иконами, крестами и хоругвями в руках. Это было так неожиданно! Как будто и нет войны — никто не стреляет, ясно различимы слова молитв, песнопений... А дальше произошло нечто совсем невероятное. Фашисты вдруг... побросали оружие (орудия их тоже замолкли) и с криком «Мадонна!» побежали прочь.

С громовым «Ура!» мы бросились за ними. Без единого выстрела взяли тот участок фронта...».

По свидетельству офицера, с чьих слов мы начали рассказ, пленные немцы рассказывали: «Перед самым русским штурмом в небе появилась Мадонна (так они называют Богородицу) <...>. Во время этого явления немцы падали на колени и многие поняли, в чем здесь дело и Кто помогает русским!».

Видела молебен священников под Кенигсбергом и матушка София, ныне монастырский цветовод-озеленитель Раифского монастыря. От Москвы до Берлина прошла она, сражаясь за родную землю. Приезжая в Раифский монастырь, писатели и журналисты часто обращаются к наместнику архимандриту Всеволоду (Захарову) с просьбой благословить на беседу с матушкой Софией. У нее часто берут интервью. И чаще всего спрашивают, страшно ли было на войне? До войны она жила до семи лет в Алексеевском районе Татарии, а затем в городе Зеленодольске недалеко от Казани. Екатерина Михайловна Ошарина (так звали в миру матушку Софию) после окончания десятилетки поехала поступать в Москву в Тимирязевскую сельскохозяйственную академию. Поступила... Но необходимого для иногородней места в общежитии не нашлось. А тут как раз объявились вербовщики из других вузов — из Казахстана и Белоруссии. Екатерина предпочла Алма-Ату — город, утопавший в зелени и цветах.

Рассказывает матушка София: «Когда началась Великая Отечественная, я окончила четыре курса плодоовощного факультета Алма-Атинского сельхозинститута по специальности цветоводство. Нас с первого курса уже к войне готовили: кого на медсестру, кого на радиста... Я попала в радисты. Был абсолютный слух. Перед отправкой на фронт мы еще месяц учились на стрелков-радистов. Но у меня всего двенадцать вылетов было — большинство же фронтовых дорог пройдено по земле. В начале 1942 года наша часть попала в район под Москвой.

Работали больше по ночам, по шесть — восемь часов. В эфире — тысячи радиостанций, и среди всего этого надо найти голос своей. Ошибешься — и все... Немцы пеленговали и старались уничтожить радистов. Поэтому станции чаще в лесу останавливались. И их надо было охранять. Стоишь, лес шумит вокруг. Как посторонний шум — кричишь: «Стой, кто идет!» А никого нет, никто не отвечает, и только ждешь: вот сейчас-сейчас — раз ножом сзади! Что, не страшно? Еще как!

И только про себя все время: «Господи, спаси, Господи, помоги, Господи, сохрани...» Крестики на груди носили». Последние ее слова понятны — Екатерина была из глубоко верующей татарской семьи кряшенов. Отец был регентом церковного хора, трое тетушек — монахини в Казани. Матушка продолжает свой рассказ: «А церквей за всю войну нигде, кроме как в Орле, не встречали. В деревнях они все сожженные были. Орел никогда не забуду: большой храм на горе. Внизу вокзал, весь разбитый, вокруг все в руинах, а церковь уцелела. Помню и батюшку: небольшого роста, с необыкновенными, какими-то лучистыми глазами... Мы постояли, помолились, как могли, — за месяцы военного бытия уж все позабыли. А больше нигде церквей не встречали.

...А что было, когда через Днепр переправлялись! В Могилеве после переправы, кругом трупы — идти было невозможно, их тысячи лежат... вот, вот, здесь! Кто-то еще жив, хватает тебя снизу, с земли, — «сестричка, помоги!». А ты с радиостанцией, надо быстрее вперед, связь налаживать. А они там так и остались, без помощи... В нашем подразделении из двадцати пяти человек выжили только двое. Вспоминать тяжело.

...Помню Кенигсберг. Мы относились ко Второму Белорусскому фронту которым командовал маршал Константин Константинович Рокоссовский. Но наше подразделение — 13-й РАБ (район авиационного базирования) находилось вместе с войсками Прибалтийского фронта недалеко от места боев за Кенигсберг. Очень трудно он давался. Мощные укрепления, связанные подземкой, большие силы немцев, каждый дом — крепость. Сколько наших солдат погибло!.. Взяли Кенигсберг с Божией помощью. Я сама видела, хотя наблюдала с некоторого отдаления. Собрались монахи, батюшки, человек сто или больше. Встали в облачениях с хоругвями и иконами. Вынесли Казанскую икону Божией Матери... А вокруг бой идет, солдаты посмеиваются: “Ну, батюшки пошли, теперь дело будет!” И только монахи запели — стихло все. Стрельбу как отрезало. Наши опомнились, за какие-то четверть часа прорвались... Когда у пленного немца спросили, почему они бросили стрелять, он ответил: «Оружие отказало». Один знакомый офицер сказал мне тогда, что до молебна перед войсками священники молились и постились неделю».

Видел священников, неожиданно оказавшихся на передовых позициях наших войск под Кенигсбергом, и Николай Алексеевич Бутырин, прошедший всю войну с первого дня, до последнего. Во время этого сражения он был водителем танка в 153-м автополку. В смотровую щель он внезапно узрел невесть откуда взявшихся «попов». По танковым экипажам тут же пронеслось: «Попы приехали!» За долгие годы безверия и тяжкую годину войны Николай запамятовал все когда-то знакомые ему с детства молитвы. Он схватился рукой за нательный крестик и крепко прижал его к груди. Обзор не позволял ему видеть дальнейшие действия священников. Тем не менее, воспоминание это так крепко запечатлелось в его памяти, что он до самой своей кончины неоднократно рассказывал о нем в кругу семьи. У родителей Николая было девять детей, он был третьим. Как и отец, Николай был рабочим человеком, мастером на все руки, в том числе и по сапожной части — его отец шил обувь до революции для Московского губернатора. В партии никогда не состоял.

Воспоминание о молебне под Кенигсбергом надолго сохранилось в памяти многих ветеранов той битвы. Рассказывает священник Александр Лобан — настоятель храма Святых первоверховных апостолов Петра и Павла в рабочем поселке Лог Волгоградской епархии: «Служил я несколько лет назад в одном из приходов Курской епархии, в поселке Белая Слобода. В нашем райцентре во время войны дислоцировалась одна из дивизий, ветераны которой и сейчас приезжают на места боев, чтобы вспомнить те героические годы. Я был приглашен на очередную их встречу в местном клубе, где рассказал о том, что раньше никогда не писали в газетах — о прозрении и обращении народа к Богу во время войны. Вспомнил и о молебне у стен Кенигсберга.

В приведенных выше воспоминаниях говорится о том, что Божию Матерь видели оборонявшие Кенигсберг немцы. Сохранилось воспоминание и нашего офицера, видевшего чудо в небе во время штурма города-крепости.

Вадим Васильев, работавший многие годы художником комбинированных съемок детских и юношеских фильмов на киностудии имени Горького в Москве, рассказывал: «На передовую я попал в 1941 году в Подмосковье.

Всю войну был истребителем танков. Дослужился до звания капитана. Под Кенигсбергом плотность нашего огня была высочайшая. Снаряды летали над нами, а мы сидели в окопе. Я поднял голову и, вдруг, увидел, как облака раскрылись, и на небе появился образ Пресвятой Богородицы. Сразу подумал, — наверное, мама за меня молится. Она была верующая, а я — комсомолец. Стал оглядываться по сторонам на своих бойцов. И понял, что видел Ее только я.

Потом к нашим позициям вышли немецкие парламентеры с белым флагом. Говорят: «Примите нас в плен». Видим за ними много немцев — полк или даже больше. А нас всего пятеро, и мы растерялись поначалу, но велели им бросить оружие.

После войны долго искал икону с таким ликом Божией Матери. Наконец, приехав как-то в Почаевский монастырь, выяснил — мне была явлена Почаевская икона Божией Матери. Попросил у игумена разрешения, и он благословил меня несколько дней побыть в монастыре».

А.И. Фарберов
Источник: Журнал «Пастырь»: июнь 2008

 

Золотарев О. В.

Наступление под Москвой началось в день святого благоверного великого князя Александра Невского. Рассказывают, что в канун этого дня в Успенском соборе Владимира была служба в честь св. Александра Невского. План разгрома немецко-фашистских войск под Москвой носил условное наименование "Меч Александра".

На всех направлениях враг был отброшен далеко от Москвы. Как говорил митрополит Крутицкий и Коломенский Николай, "верующее сердце нашего народа видит в этих победах силу правды Божией".

Благословение Божией Матери русскому народу и её воинству во время Великой Отечественной войны проявлялось и в других случаях. Наступление наших войск под Ельней началось 30 августа, на второй день после дня Успения Божией Матери.

Удивительно, что следующий успех наших войск был достигнут Ленинградским фронтом под Тихвином, где в Тихвинском монастыре находилась Тихвинская икона Божией Матери.

В самые тяжёлые дни боёв за Москву в её церквах непрерывно шли службы о даровании победы нашему воинству. Именно тогда вокруг Москвы, по рассказу отца Иоанна, была обнесена Тихвинская икона Божией Матери.

В напряжённейшие дни Сталинградской битвы, когда врагу удалось прорваться к Волге и рассечь наши воинские части, "бойцы одной из этих частей увидели в ночном небе Знамение, указывающее на спасение города, армии и на скорую победу советских войск". Сообщение об этом Знамении содержится в отчёте уполномоченного Совета по делам Русской православной церкви по УССР Харченко тогдашнему председателю этого Совета Г.Г. Карпову.

Всему миру стал известен дом Павлова в Сталинграде, благодаря подвигу его защитников. Старший сержант Павлов возглавлял штурмовую группу, которая вначале выбила немцев из дома, а затем, превратив его в неприступную крепость, удерживала несколько месяцев, вплоть до ликвидации сталинградского "котла". Фронтовики-сталинградцы рассказывают, что Павлов до армии пребывал в монашестве, был сыном священника. Благословение Господне и помогло ему выстоять.

Кроме Сталинградского знамения, в годы Великой Отечественной войны были и другие чудесные знаки, и свидетельства. Например, в 1945 году Пасха совпала с днём Георгия Победоносца, и это было знаком скорой победы над фашистской Германией. Начало контрнаступления Красной Армии 6 декабря 1941 года под Москвой, как уже отмечалось, совпало с днём святого благоверного князя Александра Невского — защитника земли Русской. И опять это было явлением знаменательным, ведь войска Калининского и Западного фронтов нанесли тогда такой мощный удар к северу от Москвы, что противник, не выдержав, быстро покатился на запад, бросая технику. Пасха 1942 года пришлась на 5 апреля, день Ледового побоища, что, в свою очередь, свидетельствовало о неминуемой победе над иноверными, вторгшимися, как и 700 лет назад, в пределы России с запада и разгромленными русскими войсками под предводительством Александра Невского. Интронизация митрополита Сергия в сан Патриарха Московского и всея Руси в день Александра Невского также указывала на покровительство этого святого новоизбранному Патриарху и народу российскому.

До сего дня многие исследователи Великой Отечественной войны тщетно пытаются ответить на вопрос: "Так почему же немцы не могли взять Ленинград осенью сорок первого, ведь они же были на его окраине?" Народное предание гласит, что потому-то и не суждено им было пройти по Питеру победным маршем, что встретили перед собой непреодолимую преграду. Той преградой был круг, который очертил перстом на карте митрополит Ленинградский Алексий, а затем облетел на самолёте по этому кругу и окропил его святой водой. Подойдя к городу, немецкие танки встали, словно вкопанные, и ни на метр не продвинулись вперёд, хотя им путь был открыт.

Другое народное предание повествует об эвакуации людей из блокадного города катерами через Ладогу. Три катера спешно загружались, а на одном из них ходила с иконой какая-то старушка. Капитан катера подошёл к ней: "Бабуля, не время с иконами ходить!" Та отвечает спокойно: "Сынок, делай своё дело, а я своё делать буду". Загрузили катера людьми и поплыли. Начался обстрел. Два катера сразу же пошли ко дну, а третий, со старушкой, уцелел, и капитан жив остался, и люди.

Верующие блокадники-ленинградцы вспоминали долгое время о дочери священника, ходившей с подругами по Петроградской стороне с иконой Богородицы, обернутой в чистую тряпочку. Обходили с молитвой целые кварталы и ни один "замоленный" дом не был разрушен.

В своей книге "Заступница Усердная" иеромонах Филадельф пишет, что большие трудности встали на пути наших воинов при освобождении старой немецкой твердыни — Кёнигсберга. Автор приводит рассказ одного советского офицера, бывшего в самом центре битвы за город: "Наши войска уже совсем выдохлись, немцы были всё ещё сильны... Вдруг видим: приехал командующий фронтом, много офицеров и с ними... священники с иконами. Многие стали шутить: "Вон попов привезли, сейчас они нам помогут". Но командующий быстро прекратил всякие шутки, приказал всем построиться и снять головные уборы. Священники отслужили молебен и пошли к передовой с иконой. Мы с недоумением смотрели: куда они идут? — во весь рост — их же всех перебьют... Но они спокойно пошли в огонь.

И вдруг стрельба с немецкой стороны одновременно прекратилась. Тогда был дан сигнал, и наши войска начали общий штурм города-крепости — с суши и с моря.

Как потом в один голос рассказывали пленные, "перед самым штурмом в небе появилась Мадонна, которая была видна всей немецкой армии, и... абсолютно у всех отказало оружие...". Тогда-то наши войска сломили сопротивление врага и взяли город. Во время этого явления Божией Матери немцы падали на колени и очень многие поняли, Кто помогает русским.

Блокада Ленинграда, как мы узнаем из той же книги иеромонаха Филадельфа, была также прервана (и установилась связь с Большой землей) лишь после того, как из Владимирского собора вынесли Казанскую икону Божией Матери и обошли крестным ходом вокруг города. После Ленинграда Казанская икона начала своё шествие по России. Чудом, явленными молитвами и заступничеством Божией Матери была спасена и Москва, которую облетели с её чудотворной иконой.

После Москвы Казанскую икону Божией Матери перевезли в Сталинград. Икона стояла на правом берегу Волги среди наших войск, и немцы так и не смогли перейти реку. Был даже момент, когда защитники города остались на маленьком пятачке у Волги, но немцам так и не удалось столкнуть наших воинов: среди них была чудотворная икона (см.: Якунин В. «За Веру и Отечество», Самара, 1995).

Следует упомянуть ещё об одной яркой патриотической акции того периода. 9 апреля 1942 года в Москве впервые за многие предыдущие (как, впрочем, и последующие) годы было разрешено проведение крестного хода со свечами, и это несмотря на опасность воздушного налёта. О статусе мероприятия говорит даже тот факт, что в тот день специальным указанием было приостановлено действие чрезвычайного положения в столице.

В начале войны в Ленинграде оставалось пять действующих православных церквей: Никольский Морской собор, Князь-Владимирский и Преображенский соборы и две кладбищенские церкви. Храмы города были переполнены молящимися и причастниками. Даже в будние дни подавались горы записок о здравии и об упокоении. Температура в храмах опускалась часто ниже нуля. Певчие пели в пальто, в валенках, от взрывов бомб окна в храмах нередко были выбиты воздушной волной, и по церквам гулял морозный ветер. Митрополит Алексий жил при Никольском соборе и служил в нём каждое воскресенье, часто без диакона.

Своими проповедями и посланиями он вливал в души исстрадавшихся питерцев мужество и надежду. В Вербное воскресенье в ленинградских церквях было прочитано его архипастырское обращение, в котором он призвал верующих самоотверженно помогать воинам честной работой в тылу: "Победа достигается силой не одного оружия, а силой всеобщего подъёма и могучей веры в победу, упованием на Бога, венчающего торжеством оружие правды, "спасающего" нас "от малодушия и от бури" (Пс. 54, 8). И само воинство наше сильно не одною численностью и мощью оружия, в него переливается и зажигает сердца воинов тот дух единения и воодушевления, которым живёт теперь весь русский народ".

По всей стране в православных храмах служились молебны о даровании победы. Ежедневно за богослужением возносилась молитва "О еже подати силу неослабну, непреобориму и победительну, крепость же и мужество с храбростью воинству нашему на сокрушение врагов и супостатов наших и всех хитрообразных их наветов...".

В почте, полученной из Москвы, было обнаружено известное послание митрополита. Партизаны переправили его священнику Успенской церкви отцу Василию Копычко, её настоятелю. Однако ещё до получения послания о. Василий стал внушать прихожанам мысль о неправедности войны со стороны Гитлера, Германии, о неизбежном её крахе. Богослужения он заканчивал, как правило, молитвами о даровании победы Красной Армии. Прихожане часто слышали такие слова: "Что вы сидите дома? Почему терпите супостатов? Нужно брать оружие и идти к партизанам".

Протоиерей Александр Романушко участвовал в боевых операциях, ходил в разведку, был в полном смысле партизанским священником. Однажды летом 1943 года он пошёл на такой смелый шаг. Родственники убитого партизанами полицая попросили о. Александра отпеть покойника. На кладбище пришло много народа, была выставлена полицейская вооруженная охрана. Все приготовились слушать отпевание. Отец Александр, надев на себя епитрахиль и ризу, отошёл в сторону и глубоко задумался. А потом совершенно неожиданно начал: "Братья и сестры, я понимаю большое горе матери и отца убитого, но не наших молитв и "Со святыми упокой" своею жизнью заслужил во гробе предлежащий. Он — изменник Родины и убийца невинных детей и стариков. Вместо "Вечной памяти" произнесём же "Анафема". Люди стояли как громом поражённые. А о. Александр, подойдя к полицаям, продолжал: "К вам, заблудшим, моя последняя просьба: искупите перед Богом и людьми свою вину и обратите своё оружие против тех, кто уничтожает наш народ, кто в могилы закапывает живых людей, а в Божиих храмах заживо сжигает верующих и священников". Эти простые слова пронзили сердца людей. Они говорили: "Если священники взялись за оружие, так и нам Бог велит идти в партизаны". И в самом деле — прямо с кладбища в партизанский отряд пришло пополнение.

Было много случаев, когда от действий священника, его смелости и решительности зависела жизнь сотен и тысяч людей.

В январе 1943 года, когда начали действовать наступательные карательные отряды, весь партизанский край Полесья был объят пламенем. В партизанском штабе обсудили исход предстоящего боя, но всё же решили сначала пойти на хитрость. Послали к карателям церковную делегацию с жалобой якобы на партизан и с просьбой о защите. Главой делегации был о. Иоанн, которому предстояло убедить карателей, что партизаны сильны и располагают большими силами. В том и состояла хитрость командиров. Беседа с фашистами закончилась тем, что эсэсовский офицер скомандовал своему отряду: "Срочно отступать!"

Медалью "Партизану Отечественной войны" была отмечена деятельность священника — партизана из села Вродовичи -Заполье на Псковщине отца Фёдора. Во время карательной операции по доносу старосты немцы сожгли сельский храм. Отца Фёдора спрятали местные жители и затем переправили его к партизанам. В течение 1943 года священник собирал среди прихожан средства на строительство танковой колонны имени Дмитрия Донского. В Фонд обороны были сданы деньги, куски золотых окладов и риз, кадила и подсвечники из сожжённой церкви на сумму 500 тыс. рублей. В 1944 году отец Фёдор был вызван митрополитом Алексием, который отметил заслуги священника перед Родиной и Церковью крестом.

Холодным осенним вечером 25 ноября 1941 года к протоиерею Иоанну Ковальскому, служащему священнику Николо-Железовского района Московской области пришли два переодетых красноармейца с отмороженными ногами, они пробирались к своим частям. Отец Иоанн их принял, пустил на ночлег, а утром, объяснив красноармейцам безопасный путь, вывел в нужном направлении, так что вскоре они находились уже у своих.

В Гатчине, занятой немцами, в Петропавловский собор вбежал советский разведчик и закричал: "Батюшка, спрячь!" Священник Фёдор Забелин повёл его в алтарь, приподняв покров на столе с Евангелием, сказал: "Полезай!" Только тот успел спрятаться, вбежали два жандарма. На все вопросы батюшка лишь руками разводил. Тогда один из фашистов со злости швырнул гранату в дальний угол, где стояла икона "Утоли мои печали". Граната взорвалась, а икона уцелела, лишь на ланите Девы остался след от осколка.

Патриотическое движение духовенства и мирян активно проходило в Бессарабии. Послание митрополита Сергия от 22 июня 1941 года разошлось там в большом количестве экземпляров. По инициативе кишинёвского духовенства вскоре после начала войны было написано обращение к пастве бессарабской Церкви, призывающее народ твёрдо стоять за Веру и Отечество. Под этим обращением подписались такие авторитетные и уважаемые пастыри, как протоиереи Владимир Поляков, Владимир Буржаковский, Василий Гума и др. В Кишинёве многие верующие среди рвущихся бомб и разрушаемых зданий ежедневно обходили пострадавшие семьи, внося, кроме попечения и ухода за ними, нравственное ободрение и утешение.

Не менее героическими были и подвиги священнослужителей, призванных в Красную Армию. Среди них были танкисты, пехотинцы, артиллеристы, награждённые боевыми орденами и медалями, отмеченные благодарностями командования. Священник церкви г. Чистополь Татарской АССР Н.И. Куницын с 1941 года воевал в гвардейских частях, дошёл до Берлина, имел пять боевых медалей, 20 благодарностей от командования.

Такие события, больше похожие на легенды, происходили в нашем Отечестве в годы Великой Отечественной войны. Судьбы сотен священников были отмечены тогда геройскими поступками. Сразу же после победы Советского Союза над фашистской Германией более 50-ти из них удостоились медали "За доблестный труд Великой Отечественной войне".

Знаменитый сталинский тост на победном банкете — "За великий русский народ!" — как бы подвёл окончательную черту под изменившимся самосознанием власти, признав патриотизм наряду с коммунизмом официальной опорой государственной идеологии. Православному читателю будет небезынтересно узнать, что ни Гитлер, начиная роковую для него войну с Россией, ни Сталин, завершая её столь знаменательным тостом, вероятно, понятия не имели о пророчестве, ещё в 1918 году произнесённом в Москве блаженным старцем, схимонахом Аристоклием. "По велению Божию, — говорил он, — со временем немцы войдут в Россию... Но в России не останутся и уйдут в свою страну. Россия же затем достигнет могущества больше прежнего".

Петербургский протоиерей Борис Кириллов в "Чудесах от Казанской иконы Божией Матери" пишет: "Перед самым началом Великой Отечественной войны (1941 г.) одному старцу Валаамского монастыря (Валаам в то время принадлежал Финляндии) было три видения во время службы в храме:

1. Он увидел Божию Матерь, Иоанна Крестителя, святителя Николая и сонм святых, которые молили Спасителя о том, чтобы он не оставил Россию. Спаситель отвечал, что в России так велика мерзость запустения, что невозможно терпеть эти беззакония. Все эти святые с Богородицей продолжали молить Его со слезами, и наконец, Спаситель сказал: "Я не оставлю Россию".

2. Матерь Божия и святой Иоанн Креститель стоят перед престолом Спасителя и молят Его о спасении России. Он ответил: "Я не оставлю Россию".

3. Матерь Божия одна стоит перед Сыном Своим и со слезами молит Его о спасении России. Она сказала: "Вспомни, Сын Мой, как Я стояла у Креста Твоего и хотела встать на колени перед Ним". Спаситель сказал: "Не надо, Я знаю, как Ты любишь Россию, и ради слов Твоих не оставлю её. Накажу, но сохраню..."

Старец, которому было видение, почил в Псково-Печерском монастыре, прожив около ста лет...

Великая победа над сильнейшим демоническим врагом началась с победы духовной. С благословения Русской православной церкви на разгром врага в первый же день войны, 22 июня 1941 года. С горячих молитв наших отцов и матерей. С благословения сыновей, идущих на фронт, крестами и иконами, которые воины и военачальники носили с собой.

Так, маршал Борис Михайлович Шапошников носил финифтевый образок святителя и чудотворца Николая и каждый день молился "Господи, спаси Россию и мой народ".

В воспоминаниях Д. Волкогонова рассказывается, что Александр Михайлович Василевский, крупнейший советский полководец, войну встретил заместителем начальника оперативного управления Генштаба; 1 августа 1941 года стал начальником управления — заместителем начальника Генштаба, а с июня 1942 до февраля 1945 года — начальником Генштаба, являясь одновременно и заместителем Наркома обороны. Пришлось Василевскому покомандовать 3-м Белорусским фронтом, а затем стать и главнокомандующим советскими войсками на Дальнем Востоке.

Своей службой в Генштабе Василевский отразил своеобразие работы Сталина в высшем военном органе управления — Ставке. Большую часть времени Александр Михайлович провёл на фронте как представитель Ставки, выполняя прямые указания Сталина, и меньшую — в Москве, занимаясь непосредственно делами Генштаба. По существу, Сталин взял за правило при подготовке особо ответственных операций, как и при возникновении кризисных ситуаций на фронте, посылать туда Жукова или Василевского. А иногда, как это было под Сталинградом, обоих сразу. До декабря 1942 года, когда по личной просьбе Василевского Сталин согласился с кандидатурой Антонова, и тот стал начальником оперативного управления, заместителем, а затем и первым заместителем начальника Генштаба, именно Василевскому пришлось в основном руководить работой главного оперативного органа Ставки. Другими словами, Василевский был универсальным полководцем и военачальником. Он мог проявить себя и как командующий, и как штабной работник. Сталин видел, что Александр Михайлович одинаково уверенно действует в критических ситуациях оборонительных боёв и при организации крупных наступательных операций, в стратегическом планировании и в качестве представителя Ставки или командующего фронтом.

Однажды Сталин спросил Василевского: — Вам что-нибудь дало духовное образование? Не думали никогда над этим?

Василевский, несколько озадаченный вопросом, быстро нашёлся и мудро ответил: — Бесполезных знаний не бывает... Что-то оказалось нужным и в военной жизни...

Сталин с любопытством посмотрел на Василевского (настроение было неплохое, недавно освободили Минск) и в тон Василевскому добавил: — Главное, чему попы научить могут, — это понимать людей... — Затем, сразу переключившись, Сталин сказал, что маршалу нужно взять на плановый личный контроль действия 2-го и 1-го Прибалтийских и Белорусского фронтов.

Здесь можно добавить и о других государственных и военных деятелях.

Б.М. Шапошников в годы Великой Отечественной войны не скрывал своих религиозных убеждений, а его преемник на посту начальника Генштаба А.М. Василевский был сыном священника, а отец его был ещё жив. К.Е. Ворошилов никогда не позволял в своём присутствия говорить плохо о Церкви и священниках. Член Политбюро Г.М. Маленков усердно посещал церковь, а после своей отставки был старостой одного из храмов Подмосковья. Нередки были случаи, когда военачальники после одержанных побед вызывали священников, чтобы отслужить благодарственные молебны. 16 февраля 1941 года при взятии города Луги войсками Красной Армии генерал Лобанов вызвал в деревню Заозёрье ранее помогавшего партизанам священника Образцова и предложил ему в присутствии населения окрестных деревень, работников штаба и красноармейцев отслужить благодарственный молебен за одержанные победы. После молебна генерал Лобанов поблагодарил Образцова за помощь партизанам.

Может быть, у кого-то после прочтения всего этого возникнет вопрос: "А как же наши рядовые красноармейцы — танкисты, артиллеристы, моряки, лётчики?" Они все эти четыре года воевали, сражались, умирали за нашу Родину. Возможно, что с уст крещённых политических бойцов в моменты наивысшего напряжения срывались слова, обращённые не ко творцу социализма на земле, а к Тому, чьё имя испокон веков служило русским воинам надеждой и опорой. Его именем напутствовали любимых. Оно несло в себе согревающую веру в победу, к Его образу прибегали в горькие дни, к Нему приходили исповедоваться в страданиях и печали. Как видимое свидетельство помощи Божией нашему народу необходимо назвать многочисленные обновления икон, происходившие в годы Великой Отечественной войны чуть ли не в каждой епархии, пострадавшей от фашистского нашествия. Обновления икон можно рассматривать как особую милость Господа за большие скорби и страдания, чтобы народу нашему было легче их переносить. С Богом поднимались в атаки. Его вспоминали в смертный час, целуя нательный крестик...

С самого начала войны целое море народа хлынуло в православные храмы. Огненные испытания заставили миллионы людей преодолеть страхи и вновь обрести Веру. Верующий народ усиленно молился о спасении России, и молитва была услышана. Сонм Российских Святых во главе с Пресвятой Владычицей пришли на помощь нашему воинству, покрыв небесным Покровом многострадальную Русь.

По всей стране в годы Великой Отечественной войны в православных храмах служились молебны о даровании победы русскому оружию. Ежедневно за богослужением возносилась молитва "О еже подати силу неослабну, непреобориму и победительну, крепость же и мужество с храбростью воинству нашему на сокрушение врагов и супостат наших и всех хитрообразных их наветов..."

Русская православная церковь отзывалась на всякое изменение в ходе войны, внушала народу мысль о духовном значении этой войны как войны христианского Креста с языческой свастикой. Высоким и трогательным языком псалмов и Евангелия говорила Церковь об усилении молитвы, о готовности к жертве, о её святости, напоминала находящимся в оккупации о том, что они русские, чтобы они сознательно или по недомыслию не оказались предателями Родины. Позиция Церкви по отношению к изменникам совпадала с государственной; предательство определялось однозначно: иудино, с той лишь разницей, что государство не знало милости к падшим.

Нередко посылались с фронтов в Москву срочные телеграммы с настойчивыми просьбами направить в действующую армию материалы с проповедями. Так 2 ноября 1944 года в Глав. ПУ РККА с 4-го Украинского фронта поступила телеграмма с просьбой "по встретившейся надобности в самом срочном порядке выслать материалы Синода для произнесения проповедей в день празднования годовщины Октября, а также ряд других руководящих материалов Церкви". Видимо, армейское начальство в данном случае выразило настроение большинства солдат, чью веру не смогли заглушить два десятилетия антирелигиозной пропаганды. В то же время такие документы красноречиво говорили о новых общественных потребностях, мнениях и настроениях, сложившихся в военные годы, а также о возрождении национального самосознания русского народа, бережной хранительницей которого на протяжении 1000 лет стала Русская православная церковь. И хотя мы только можем предположить, что требуемые материалы в армию были высланы, сам факт подобного запроса служит ярким подтверждением большого значения пастырского слова в тот период, его насущной необходимости и востребованности в обществе. Впрочем, есть свидетельства о выступлениях в действующей армии не только пастырей Церкви, но и её архипастырей. 22 марта 1944 года митрополит Николай, выступая перед танковой колонной имени Дмитрия Донского, передал бойцам привет, подарки и благословение Русской православной церкви и Патриарха Сергия. В своей речи перед танкистами архиерей сообщил о патриотической деятельности Церкви, её нерушимом единстве с народом, а в заключение призвал бойцов сражаться до полной победы над неприятелем, защищая честь и свободу Родины, освобождая от германской оккупации порабощенные народы.

Конечно, нашлись среди священнослужителей и верующих предатели Родины, служившие немцам на оккупированных территориях. Митрополит Сергий в четырех личных посланиях пастырям и пастве заклеймил позором измену архиереев: Поликарпа Сикорского (Западная Украина), Сергия Воскресенского (Прибалтика), Николая Амасийского (Ростов-на-Дону) и др. Постановление Собора Преосвященных архиереев русской Православной Церкви об осуждении изменников Вере и Отечеству от 8 сентября 1943 года гласит: "Всякий виновный в измене общецерковному делу и перешедший на сторону фашизма как противника креста Господня да числится отлученным, а епископ или клирик — лишенным сана" (Журнал Московской Патриархии. № 3. 1943.).

Но в целом как духовенство, так и верующие в годы войны проявили лучшие качества русских людей — патриотизм, самоотверженность, веру в победу. Надежды агрессора найти в их лице "пятую колонну" не оправдались. Были служители культа, которые сражались в действующей армии, в партизанских отрядах. Известно, с какой стойкостью переносил все тяготы блокады вместе с жителями города, призывая верующих к мужеству, митрополит Ленинградский Алексий, награждённый медалью "За оборону Ленинграда".

Духовенство поддерживало высокий моральный настрой тружеников тыла, призывало верить в окончательную победу над врагом, утешало верующих в скорби.

Была ещё одна область патриотического служения Родине, в которую священнослужители и верующие вносили в годы войны значительный вклад. Это — сбор денежных средств, драгоценностей, вещей для нужд фронта, для обеспечения всем необходимым Красной Армии. Собственно говоря, этот вид патриотической деятельности и послужил толчком к налаживанию диалога между государственными органами и Церковью. Впервые контакт на этой почве между председателем Совнаркома СССР И.В. Сталиным и патриаршим местоблюстителем митрополитом Сергием состоялся в феврале.

В дни всенародного патриотического подъёма по сбору пожертвований на дело скорейшего окончания войны митрополит Сергий обратился к верующим с призывом жертвовать на общецерковную танковую колонну имени Дмитрия Донского (декабрь 1942 года).

Церковь, включившись во всенародное патриотическое движение, развернула деятельность по сбору средств на нужды обороны страны. Так, в день 24-й годовщины РККА духовенство и миряне внесли на подарки воинам значительные денежные суммы. Только московскими православными приходами было собрано около полутора миллионов рублей, в том числе: церковью св. Иоанна Предтечи на Красной Пресне — 150 тысяч рублей, храмом Николо-Хамовники — 60; церковью Нечаянной Радости в Марьиной Роще — 50; церковью св. Николы в Кузнецах — 50; церковью св. Илии Обыденного — 50; церковью св. Петра и Павла у Яузских ворот — 45 тысяч рублей.

Эстафету от верующих приняли рабочие танкового завода Челябинска. В короткий срок было построено 40 танков Т-34. Они и составили общецерковную танковую колонну. Её передача частям Красной Армии состоялась у деревни Горелки, что в пяти километрах северо-западнее Тулы, по месту расположения комплектующих военных лагерей. Грозную технику получали 38-й и 516-й отдельные танковые полки. К тому времени оба уже прошли нелёгкий боевой путь. Первый участвовал в боях под Вязьмой и Ржевом, освобождал города Невель и Великие Луки, бил врага под Ленинградом и Новгородом. Второй — прошёл дорогами войны от Приазовья до Великих Лук.

Учитывая высокую значимость патриотического вклада духовенства и простых верующих, в день передачи колонны, 7 марта 1944 года состоялся торжественный митинг. Главный организатор создания танковой колонны Патриарх Сергий по причине тяжёлой болезни не смог лично присутствовать на передаче танков частям Красной Армии. По его благословению перед личным составом полков выступил митрополит Крутицкий Николай (Якушевич). Сообщив о патриотической деятельности Церкви, её нерушимом единстве с народом, митрополит Николай дал защитникам Родины напутственный наказ: "Вперед, дорогие воины, во имя полного очищения нашей земли, во имя мирной жизни и счастья нашего народа! На святое дело — вперед!"

В ответ на это проникновенное напутствие командиры полков 38-го — подполковник Иван Афанасьевич Горлач, 516-го — майор Степан Никитич Замелюк заверили митрополита Николая в том, что личный состав достойно выполнит воинский долг и с честью пронесёт имя великого полководца на броне боевых машин...

Первым боевое крещение получил 38-й отдельный танковый полк в Уманско-Ботошанской операции, участвуя в составе войск 2-го Украинского фронта в освобождении юго-западных областей Украины и части Бессарабии.

Неудержимым наступательным порывом отличился личный состав 38-го полка при форсировании реки Днестр с последующим выходом на государственную границу СССР. За успешное выполнение боевых задач приказом Верховного Главнокомандующего от 8 апреля 1944 года полку было присвоено почётное наименование "Днестровский". Стремясь воспрепятствовать смелым и решительным действиям танкистов, враг обрушивал на них всю огневую мощь. В ход шли даже зенитные орудия. Принимая на себя удары противника, боевые экипажи сражались стойко, но численность их уменьшалась. К 25 апреля в полку оставалось только четыре танка.

24 апреля 1944 года при освобождении молдавской деревни Жервень и форсировании реки Реут 38-й отдельный танковый Днестровский полк завершил свой последний бой. Но и после него оставшиеся две боевые машины в составе стрелковых частей громили врага вплоть до 5 мая 1944 года.

Менее чем за два месяца 38-й полк прошёл с боями свыше 130 километров и более 500 километров сумел преодолеть маршем по бездорожью на своих танках. За этот период танкисты уничтожили около 1420 гитлеровцев, 40 различных орудий, 108 пулемётов, подбили и захватили 38 танков, 17 бронетранспортёров, 101 транспортную автомашину, 3 склада горючего и взяли в плен 84 немецких солдата и офицера.

За проявленные мужество и героизм 49 танкистов колонны имени Дмитрия Донского из 38-го полка были награждены орденами и медалями СССР. Следует отметить, что за боевые подвиги только к награждению орденами командование полка представило 82 человека. К сожалению, судьба 33 представлений к настоящему времени остаётся неизвестной.

21 солдат и 10 офицеров полка пали смертью храбрых на полях сражений, 19 человек из них, сражаясь до последнего дыхания, сгорели в боевых машинах.

В последующем, находясь в резерве Ставки Верховного Главнокомандования, 38-й полк был переименован в 74-й отдельный тяжёлый танковый, а затем переформирован в 364-й тяжёлый самоходный артиллерийский полк. Учитывая высокие боевые заслуги личного состава в ходе Уманско-Ботошанской операции, ему было присвоено звание "Гвардейский" и сохранено почётное наименование "Днестровский".

Не лишено основания и утверждение, что именно танки 38-го полка с надписью "Дмитрий Донской" видели на улицах освобожденной Праги и поверженной Вены. В списках безвозвратных потерь полка к 5 мая 1944 года числились 12 танков, остальные пять после восстановления и уцелевшие два продолжали свой боевой путь в составе различных частей и подразделений, неся на броне славное имя Дмитрия Донского.

Другой полк, получивший боевые машины из колонны имени Дмитрия Донского, — 516-й отдельный огнемётный танковый, начал боевые действия с 16 июня 1944 года в операции "Багратион". Мощное огнемётное вооружение, установленное на танках, позволило привлечь подразделения этого полка к выполнению специальных боевых задач на особо тяжёлых участках фронта во взаимодействии со штурмовыми батальонами.

В течение трёх суток, с 24 по 27 июня, 516-й полк участвовал в Бобруйской наступательной операции по окружению и ликвидации 40-тысячной группировки противника. Решительно прорвав сильно укрепленную оборону немцев южнее и юго-западнее Бобруйска, танкисты обеспечили успех стрелковых частей и подразделений 28-й армии...

Вскоре за Бобруйской последовала Люблин-Брестская операция. И здесь полку предстояли нелёгкие задачи в уничтожении крупной группировки врага Всему личному составу 516-го полка за освобождение Бреста и выход на государственную границу была объявлена благодарность в приказе Верховного Главнокомандующего.

Вступив в августе 1944 года на территорию Польши, танкисты стремительно продвигались на запад. Но радость побед была неразделима с горечью утрат. К 10 октября 1944 года в составе 516-го полка оставалось только два танка, отправленные после тяжёлого боя в глубоки тыл для капитального ремонта. За отличные боевые действия приказом Верховного Главнокомандующего от 19 февраля 1945 года полку было присвоено почётное наименование "Лодзинский". Несколько позже он штурмовал сильные укреплении Познани, а весной выжигал огнём "осиные" гнезда фашистов на Зееловских высотах.

За боевые заслуги 516-й Лодзинский отдельный огнемётный танковый полк Указом Президиума Верховного Совета СССР от 5 апреля 1945 года был награждён орденом Красного Знамени.

К этому времени в полку было 13 кавалеров ордена Красного Знамени, 17— ордена Отечественной войны 1-й и 2-й степеней, 57 — ордена Красной Звезды, 29 — ордена Славы 2-й и 3-й степеней, 137 человек награждены медалями "За отвагу" и "За боевые заслуги".

Итоги боевого пути танкисты подводили в Берлине. К 9 мая 1945 года на их счету значились уничтоженными: свыше 3820 солдат и офицеров противника, 48 танков и САУ, 130 различных орудий, 400 пулеметных точек, 47 дзотов, 37 миномётов; взяты в плен около 2526 солдат и офицеров; захвачены 32 военных склада и др.

Как уже отмечалось, многие тысячи верующих и священнослужителей различных конфессий самоотверженно сражались с врагом в рядах действующей армии, в партизанских отрядах и подполье, являя собой пример служения и Богу, и верности своей Отчизне. Большинство из них были отмечены боевыми медалями и орденами.

Но было множество людей, которые во время войны пришли к вере Христовой.

Патриотическая деятельность Церкви завоевала признание и уважение не только среди верующих, но и у атеистов. Об этом писали в адрес правительства СССР бойцы и командиры действующей армии, работники тыла, общественные, религиозные деятели и граждане союзных, дружественных и нейтральных государств.

Необходимо учитывать здесь и деятельность ряда священнослужителей, которые по собственной инициативе распространяли патриотические взгляды и настроения, поддерживали людей в несчастьях, стремились вселить в них мужество и надежду на скорое поражение захватчиков.

Известны случаи, когда на временно оккупированной врагом территории священнослужители произносили перед собравшимся населением проповеди с призывом оказывать сопротивление фашистам, поддерживать партизан, служили молебны о даровании победы Красной Армии, организовывали сборы денежных средств в её пользу.

Именно церкви неофициально создали "кружки взаимной помощи", чтобы помогать самым бедным и оказывать посильную поддержку военнопленным.

Вопреки ожиданиям фашистов, что церкви превратятся в центры антисоветской пропаганды, они стали центрами "русицизма".

В годы войны издавались совместно подпольными партийными организациями и церковными органами листовки, воззвания, обращения. "Будьте истинными христианами, радейте нашу Святую Матерь-Церковь Православную делами во благо освобождения нашей Родины", — призывал в одной из листовок 22 июня 1942 года митрополит Киевский и Галицкий Николай. Листовки — любопытный факт сотрудничества партийных организаций и религиозных органов, которое стало возможным в минуты особой опасности для Отечества...

Вероятно, осознание необходимости перемен в отношении к Церкви и верующим наступило у Сталина примерно в начале 1943 года, но потребовалось ещё более полугода, чтобы оно начало проявляться в конкретных действиях.

По всей видимости, была веская причина, заставившая Сталина ускорить нормализацию отношений с Церковью, не препятствовать избранию Патриарха и Синода. Дело в том, что в начале осени 1943 года руководители стран антигитлеровской коалиции готовились к первой личной встрече в Тегеране. На Тегеранскую встречу Сталин возлагал большие надежды, связанные с открытием второго фронта. Поэтому изыскивались различные способы для подталкивания союзников к скорейшему началу операций против фашистской Германии на западе или на юге Европы. Прежде всего самой активной поддержкой пользовались различные общественные движения в Англии и США по оказанию помощи Советскому Союзу. В числе таких организаций, с руководителями которых И.В. Сталин вёл личную переписку, был Объединенный комитет помощи Советскому Союзу в Англии под руководством одного из высших деятелей Англиканской церкви настоятеля Кентерберийского собора X. Джонсона, питавшего самые дружеские чувства к СССР.

Это был партнер, которым Сталин дорожил и который имел немалое влияние в союзной стране, где Англиканская церковь является государственной религией.

Помимо X. Джонсона, активно включились в движение за скорейшее предоставление помощи Советскому Союзу другие иерархи Англиканской церкви, в том числе и архиепископ Кентерберийский Козмо Г. Ланг, написавший специальную молитву о даровании победы русскому воинству. С такими же призывами к президенту США Ф.Д. Рузвельту обратились свыше тысячи деятелей Епископальной церкви Соединенных Штатов Америки, которые писали: "Мы присоединяемся к Англиканской и Русской православной церквам и призываем к поддержке русского народа и его Красной Армии".

Так вот, руководство Англиканской церкви к началу осени 1943 года через посольство СССР в Великобритании обратилось к Советскому правительству (уже не в первый раз) с просьбой разрешить визит своей делегации в Москву. Накануне Тегеранской конференции визит делегации был признан Сталиным желательным и полезным. В этой ситуации крайне выигрышно было бы, чтобы руководителя делегации— архиепископа Йоркского — принял глава Русской православной церкви — Патриарх. Уже одно это сняло бы многие обвинения с СССР за его крайне сложные взаимоотношения с Церковью. Такие политические тонкости Сталин понимал и умел их использовать отлично. Итак, время требовало незамедлительно начать диалог правительства с руководством Русской православной церкви.

Как отмечал впоследствии первый председатель Совета по делам Русской православной церкви Г.Г. Карпов, Сталин пригласил его к себе на дачу в субботу 4 сентября 1943 года, примерно в середине дня. Там уже были Маленков и Берия. После расспросов, что из себя представляет митрополит Сергий, а также митрополит Ленинградский Алексий (Симанский) и экзарх Украины митрополит Киевский и Галицкий Николай (Ярушевич), когда и каким образом был избран Патриарх Тихон — последний глава Русской православной Церкви, кто является патриархами Вселенским и Иерусалимским, каково положение православных церквей в Румынии, Болгарии, Югославии, в каком состоянии зарубежные связи с РПЦ, Сталин поинтересовался у Карпова, сколько в СССР православных приходов, каково положение епископата, затем, задав Г.Г. Карпову несколько вопросов о том, какой он национальности, где учился, с какого времени в партии, Сталин сказал ему, что назрела необходимость создания специального государственного органа, который бы осуществлял связь между правительством и руководством Церкви. Поинтересовался у Карпова, есть ли у него какие-либо предложения по этому поводу. Последний признался, что он не готовился к разговору в таком русле, но вообще, по его мнению, такой орган желательно было бы создать при Президиуме Верховного Совета СССР. Сталин не согласился и сказал, что нужен Комитет или Совет по делам Русской православной церкви при СНК СССР. "Совет должен осуществлять связь между правительством и Патриархом. Совет сам решений не принимает, а докладывает обо всем   правительству и от него передаёт государственные решения Церкви", — сформулировал он свою мысль.

После этого, обменявшись с Маленковым и Берией мнениями, следует ли ему принять митрополитов Сергия, Алексия и Николая, и согласившись с ними, что такая встреча необходима, И.В. Сталин спросил Г. Г. Карпова, когда можно её провести. Оттуда же, с дачи, последний связался по телефону с митрополитом Сергием и от имени СНК сообщил ему, что правительство СССР готово принять его вместе с митрополитами Алексием и Николаем сегодня или завтра, в воскресенье, или в любой следующий день.

Через два часа, в тот же день поздно вечером, И.В. Сталин принял их в Кремле. На беседе, кроме Г.Г. Карпова, присутствовал В.М. Молотов. Встреча продолжалась более двух часов. Сталин высоко отозвался о патриотической деятельности Церкви, отметил и тот факт, что с фронта поступает немало писем с одобрением такой позиции духовенства и верующих. Затем он поинтересовался проблемами Церкви.

Митрополит Сергий начал с того, что главной проблемой назвал вопрос о Патриархе, подчеркнув ненормальность ситуации, когда 18 лет не занимается этот высший церковный пост, а также длительное время отсутствует Священный Синод. Всё это, заключил Сергий, ставит как первоочередную задачу скорейшее проведение Поместного Собора. Митрополиты Алексий и Николай согласились с ним.

Сталин одобрительно отозвался о проведении Собора, но посоветовал в данное время созвать не Поместный, а архиерейский Собор, так как время не позволяет провести большое церковное собрание. Митрополиты согласились. Далее Сталин спросил, когда может быть созван Собор епископов, нужна ли помощь правительства транспортом для доставки участников Собора. Он предложил также содействие в их размещении и финансовую помощь.

Митрополит Сергий сказал, что, по их мнению, надо, чтобы Патриарх назывался Московский и Всея Руси, а не всей России, как было при Тихоне. Сталин согласился с этим. Затем Сергий сказал, что для подготовки Собора потребуется никак не менее месяца, так как время военное, а собрать необходимо всех епископов, существуют трудности в передвижении по стране и т. д. Финансовую помощь Сергий отклонил.

Когда Сергий затронул вопрос о сроках, необходимых для подготовки Собора, Сталин улыбнулся и спросил его: "Нельзя ли проявить большевистские темпы?" Потом, повернувшись к Карпову, попросил его помочь руководству Церкви с быстрейшим приездом епископов на Собор, привлечь для этого авиацию, другой транспорт. Карпов заверил Сталина, что вся необходимая работа будет проведена, и Собор можно открыть через 3—4 дня. Тут же Сталин и митрополиты Сергий, Алексий и Николай договорились назначить открытие Собора на 8 сентября.

Следующий вопрос, который поднял Сергий, был о кадрах священнослужителей. Поделившись трудностями в их подготовке, когда перестали существовать духовные школы, семинарии, академии, он сказал, что было бы неплохо открыть несколько епархиальных библейских курсов и там начать обучение священнослужителей. Сталин согласился с этим и предложил открыть не курсы, а духовные академии и училища. На что Сергий, и особенно митрополит Алексий, ответили, что на открытие академии и училищ у Церкви пока нет сил. К тому же в училища надо принимать молодежь лет с восемнадцати. Однако прежний опыт показал, что в этом возрасте выбор жизненного пути часто бывает случайным, нет сложившегося мировоззрения, нередко в духовные школы приходили не готовые к этому делу молодые люди. Поэтому надо в будущем создавать новую систему подготовки кадров духовенства, а пока ограничиться открытием библейских курсов в епархиях. Выслушав, Сталин сказал: "Как хотите, но правительство не будет возражать и против открытия семинарий и академии".

Затем Сергий обратился к Сталину по поводу необходимости издания ежемесячного церковного журнала, а также дополнительного открытия приходов в епархиях, отметив, что их осталось недостаточно для удовлетворения нужд верующих. В этой связи он сказал, что желательно наделить властью по решению этих вопросов местные Советы и епархиальные управления. Сталин ответил, что никаких препятствий этому не будет. Патриарший местоблюститель коснулся и такой проблемы, как освобождение архиереев, духовенства, находящихся в ссылках, лагерях, тюрьмах, а также о предоставлении возможности совершать богослужение, свободно передвигаться по стране, прописываться в городах тем священникам, которые отбыли наказания в местах лишения свободы. Сталин предложил Карпову изучить этот вопрос, а Сергию подготовить список священников, находившихся в заключении.

Митрополит Алексий обратил внимание Сталина на необходимость позволить церковным организациям, епархиям, приходам отчислять часть средств на содержание православного центра, сославшись на то, что, например, Ленгорисполком не разрешает этого делать. Митрополиты Сергий и Николай высказались в пользу избрания священников в состав исполнительных органов приходов. При этом Сергий особо остановился на важности открытия в епархиях свечных заводов, фабрик по изготовлению церковной утвари, предоставлении священникам права участвовать в распределении средств церковных приходов.

Сталин не возражал против принятия всех этих мер, потом добавил, что если это необходимо, то сейчас или в дальнейшем правительство готово выделить РПЦ необходимые денежные средства.

Затем Сталин повернул разговор в несколько иное русло. "Вот мне товарищ Карпов доложил, что вы очень плохо живёте — тесная квартира, покупаете продукты по дорогой цене на рынках, не имеете транспорта, — сказал он священнослужителям. — Правительство интересуется вашими нуждами и готово помочь". Был затронут и вопрос о помещении для духовного центра в Москве.

Митрополит Сергий начал с того, что выразил просьбу о передаче Церкви игуменского корпуса в Новодевичьем монастыре в Москве для размещения патриархии. Была высказана просьба, если это действительно возможно, помочь с транспортом. Что же касается продуктов, то они просят не беспокоиться: все необходимое можно купить на рынке.

Сталин ответил, что Карпов осмотрел предварительно помещение в Новодевичьем монастыре, и у него сложилось мнение, что игуменский корпус мало подходит под размещение патриархии: в нём сыро, холодно, темно. Здание старое, требует большого ремонта. Поэтому правительство, обдумав всё это, пришло к выводу предоставить Церкви другое помещение, в которое можно въезжать хоть завтра: оно свободно. Это трёхэтажный особняк со всей мебелью — резиденция бывшего германского посла Шуленберга в Чистом переулке. "Здание наше, советское", — специально оговорился Сталин. Неслышно подошедший А.Н. Поскрёбышев положил перед ним план особняка. Сталин повторил, что Карпов хоть завтра может показать здание.

Затем Сталин вновь поднял вопрос о снабжении православных иерархов продуктами, подчеркнув, что на рынке их не так много, да и стоят они очень дорого. Правительство же, настаивал Сталин, будет обеспечивать продуктами по государственным ценам. "Кроме того, — сказал он, —завтра-послезавтра мы предоставим в ваше распоряжение 2—3 автомашины и горючее к ним". В конце этой части беседы Сталин вновь повторил о готовности государства снабжать митрополитов продуктами. Священнослужители еще раз вежливо отказались, отметив лишь, что на местах нередко можно столкнуться с переобложением налогами духовных лиц, и нельзя ли помочь пресечь это. Сталин согласился помочь.

"Правительство предполагает создать специальный орган — Совет по делам Русской православной церкви и председателем Совета назначить товарища Карпова. Как вы смотрите на это?" — обратился он к митрополитам.

В ответ митрополиты поблагодарили правительство и лично Сталина за оказанный приём, огромную помощь и уважение к Церкви, заверили председателя Совнаркома в своей патриотической позиции, всемерной поддержке правого дела советского народа в войне с фашистской Германией, отметили, что весьма благожелательно смотрят на создание нового государственного органа по делам Церкви и на назначение Г. Г. Карпова на пост председателя. Сталин подчеркнул, что Совет по делам РПЦ будет представлять собой орган связи между правительством и патриархией и председатель Совета должен регулярно информировать СНК СССР о жизни Церкви. Потом, повернувшись к Карпову, он сказал ему: "Подберите себе двух-трёх помощников, которые будут членами вашего Совета, создайте аппарат. Но только помните: во-первых, вы не обер-прокурор Синода, а во-вторых, своей деятельностью больше подчеркивайте самостоятельность Церкви". Затем Сталин обратился к Молотову: "Надо довести до сведения населения о нашей встрече, а также сообщить в печати об избрании Патриарха".

Молотов тут же вместе с митрополитами Сергием и Алексием стали составлять проект официального сообщения для прессы об этой встрече Сталина с духовенством. Затем после просмотра текста Сталиным официальное сообщение было передано Поскрёбышеву для отправления в ТАСС.

Обратившись к митрополиту Сергию, Молотов спросил его, когда было бы лучше, по его мнению, принять в Москве делегацию Англиканской церкви во главе с архиепископом Йоркским. Сергий ответил, что раз Собор, на котором изберут Патриарха, будет проведён через четыре дня, то, следовательно, делегацию можно принять практически в любое время после этого. Выслушав, Молотов заключил, что целесообразно принять её через месяц. Сталин согласился.

Встреча завершилась. Митрополит Сергий ещё раз тепло поблагодарил за приём и поддержку нужд Церкви правительство СССР, лично Сталина, заверил его в полной поддержке духовенством и верующими политики партии и государства, ведущих борьбу с жестоким агрессором.

На следующий день, 5 сентября 1943 года, советская пресса сообщала: "4 сентября у Председателя Совета Народных Комиссаров СССР тов. И.В. Сталина состоялся приём, во время которого имела место беседа с патриаршим местоблюстителем митрополитом Сергием, Ленинградским митрополитом Алексием и экзархом Украины Киевским и Галицким митрополитом Николаем.

Во время беседы митрополит Сергий довёл до сведения Председателя Совнаркома, что в руководящих кругах православной церкви имеется намерение в ближайшее время созвать Собор епископов для избрания Патриарха Московского и всея Руси и образования при Патриархе Священного Синода.

Глава Правительства тов. И.В. Сталин сочувственно отнесся к этим предложениям и заявил, что со стороны правительства не будет к этому препятствий.

При беседе присутствовал заместитель Председателя Совнаркома тов. В.М. Молотов".

8 сентября в Москве в присутствии 19 архиереев, 3 митрополитов, 11 архиепископов и 5 епископов Собор начал свою работу. Митрополит Сергий сделал доклад о патриотическом служении РПЦ в годы войны. К собравшимся обратился митрополит Алексий, который повёл речь о кандидате на патриарший престол. "Я думаю, что этот вопрос бесконечно облегчается для нас тем, что у нас имеется уже носитель патриарших полномочий, — сказал Алексий, — поэтому я полагаю, что избрание со всеми подробностями, которые обычно сопровождают его, для нас является как будто ненужным". По его предложению Патриархом был избран Сергий (Страгородский).

9 сентября 1943 года в советской прессе появилась следующая информация: "8 сентября в Москве состоялся Собор епископов православной церкви, созванный для избрания Патриарха Московского и всея Руси и образования при Патриархе Священного Синода.

Собор епископов единодушно избрал митрополита Сергия Патриархом Московским и всея Руси.

Далее Собор единогласно принял обращение к правительству СССР с выражением благодарности за внимание к нуждам Русской православной церкви. Архиепископ Саратовский Григорий прочёл обращение к христианам всего мира... Затем Собор приступил к избранию Священного Синода при Патриархе Московском и всея Руси. В состав Священного Синода избраны: Ленинградский митрополит Алексий, экзарх Украины Киевский и Галицкий митрополит Николай, архиепископы Ярославский, Красноярский, Куйбышевский и Горьковский".

12 сентября 1943 года в Богоявленском соборе в Москве состоялась интронизация нового Патриарха. Правительство поздравило его с этим. Диалог между государством и Церковью был начат.

Сергий пробыл на этом посту всего год, а 16 мая 1944 года "Известия" поместили некролог о кончине Патриарха Сергия, а 20 мая в газете были опубликованы соболезнования от Совета Народных Комиссаров СССР. Это уже были почести самого высшего ранга...

10 апреля 1945 года в Кремле, о чём мало кто знает, состоялась ещё одна встреча главы РПЦ Алексия со Сталиным. В отличие от встречи Сталина с православными иерархами в 1943 году, об этой встрече сохранилась скупая информация. Известно лишь, что на ней присутствовали митрополит Николай и протопресвитер Николай Колчицкий – управляющий делами Московской патриархии. Присутствовал на этой встрече и В.М. Молотов. В официальных отчётах не упоминается фамилия председателя Совета по делам РПЦ при СНК СССР Г. Г. Карпова. Нет оснований думать о какой-то не расположенности Сталина к Карпову. Скорее, наоборот, Сталин был очень доволен его работой. За успешно проведение Поместного собора в январе — феврале 1945 года Г. Г. Карпов в конце зимы того же года был награждён высшей государственной наградой — орденом Ленина. Однако в те годы Карпов довольно часто болел. Вероятно, этим и объясняется его отсутствие на встрече Сталина с Патриархом Алексием.

О чём шла речь на этой встрече Кремле? В официальных отчётах находим лишь скупые строки: "...состоялась беседа по делам Русской православной церкви..." И всё. Практически никаких подробностей не могут сообщить и церковные источники. Однако есть основания предположить (об этом говорит переписка Патриарха Алексия с Г.Г. Карповым весной и летом 1945 года), что речь, помимо внутрицерковных проблем, шла, прежде всего, о задачах РПЦ в области международных отношений. Да-да! Сталин в привычной для себя манере и перед Церковью ставил задачи и требовал их выполнения. Почему именно в области международных отношений? Потому что было очевидно — конец войны близок.

На горизонте вырисовывались перспективы мирного устройства дел в послевоенной Европе, да и в мире в целом. И Церковь, по замыслу Сталина, должна была сыграть значительную роль в налаживании международных контактов СССР, используя свои каналы.

В эффективности этих каналов Сталин убедился за годы войны, когда РПЦ развернула большую миротворческую деятельность. Не случайно на встрече в Кремле присутствовали именно те люди, которые имели отношение к международным делам РПЦ. Помимо Патриарха, это были митрополит Николай, ставший вскоре председателем Отдела внешних церковных сношений и протопресвитер Николай Колчицкий — управляющий делами Московской патриархии, через чьи руки проходили не только документация Синода, в том числе и по вопросам международных связей, но и финансовые сметы, списки участников делегаций для поездок за рубеж и т.д. Ну, и, наконец, на встрече в Кремле присутствовал В.М. Молотов, являвшийся не только заместителем Председателя Совнаркома СССР, но и наркомом иностранных дел Советского Союза. А 19 апреля 1945 года у Сталина состоялся приём и другого религиозного деятеля — архиепископа Георга Чеорекчана, заместителя католикоса всех армян, на котором присутствовал председатель Совета по делам религиозных культов при Совнаркоме СССР И.В. Полянский.

На этой встрече, как вспоминал впоследствии сам Владыка, он высказал Сталину несколько просьб: о необходимости избрания католикоса и проведения Собора, открытия духовных школ, монастырей, приходов, типографии, начале издания журнала "Эчмиадзин", восстановления с помощью государства святыни Армянской церкви — древнего храма Звартноц (на ремонт его своими силами не было денег, да и власти не разрешали пользоваться верующим этим историческим сооружением). Отдельные просьбы отражали интересы верующих армян диаспоры: разрешение им приезжать в СССР, вносить пожертвования валютой и вещами Эчмиадзину, готовить для зарубежных приходов кадры духовенства и др. Все просьбы Сталин обещал удовлетворить. "Приём, устроенный нам И.В. Сталиным, — отмечал Георг Чеорекчан, — нужно считать признаком удовлетворения и сочувствия Великого Человека к армянскому народу, а разрешение вопросов путём письменной резолюции — знаком доверия Эчмиадзину. Это исключительное событие".

На этой встрече в Кремле Сталин дал поручение И.В. Полянскому оказать необходимую помощь Эчмиадзину в проведении церковного Собора. Напомним, что И.В. Полянский был в то время председателем Совета по делам религиозных культов при СНК СССР, созданного 9 мая 1944 года для организации связи между Советским правительством и руководителями не православных церквей и религиозных организаций, имевшихся в Советском Союзе, в том числе и с Армянско-григорианской церковью.

Но почему Сталин решил провести Собор Армянской церкви и выборы католикоса именно в начале лета 1945 года? Думается, он действовал по заранее разработанному плану, в котором с некоторых пор стал уделять Церкви исключительное место в придании своему режиму ореола некоего глубоко демократического, веротерпимого государства, где одинаково свободно себя чувствуют люди разных взглядов и убеждений, верующие и атеисты.

Конечно, не исключено, что "отец народов" к старости и сам всё чаще стал задумываться о попранной им Церкви, о своих "грехах" перед ней. Ведь мы крайне мало знаем, что представлял из себя Сталин-атеист, каковы были его познания и убеждения в этой области. Кроме лозунгов и агиток по поводу "реакционной роли религии, дурманящей сознание народа", произнесённых им в контексте политических речей в 20—З0-е годы, мы плохо представляем его истинное отношение к религии. Но есть основания полагать, что у Сталина, проучившегося одиннадцать лет в духовном училище и семинарии (и больше нигде), в глубине души оставался тщательно скрываемый трепет перед Церковью, её строгим величием. Церковь тоже способна сохранить на века в памяти поколений образ "величайшего вождя всех времён и народов".

В заметно потеплевших отношениях Сталина с духовенством был и другой резон, скорее всего самый существенный в той обстановке. (Улучшение отношений государства намечалось не только с РПЦ. В октябре 1943 года Сталин разрешил провести съезд мусульманского духовенства и верующих в Ташкенте, организацию в Буйнакске Духовного управления мусульман Северного Кавказа. В Бухаре и Ташкенте открылись мусульманские духовные школы — медресе). Эти новые от ношения с Церковью очень хорошо воспринимались союзниками по антигитлеровской коалиции. Глубоко набожный Ф.Д. Рузвельт был весьма удовлетворён новым отношением властей к Церкви в СССР. Эти шаги Сталина вызвали одобрение и в Англии, Канаде, Франции, где позиции религиозных организаций в обществе были очень сильны. С удовлетворением восприняла эти шаги Сталина и русская эмиграция.

Уверен, что, исходя из всего изложенного, можно точно предположить, что экстренное улучшение отношений Сталина с РПЦ накануне первой и столь важной встречи руководителей стран антигитлеровской коалиции в конце 1943 года в Тегеране диктовалось именно этими обстоятельствами (помимо всех прочих).

Вернёмся к Собору. Помимо авторитетных зарубежных представителей и делегатов на нём присутствовали уважаемые соотечественники, в числе которых были не только рядовые труженики, но и I8 служащих советских учреждений, шестеро врачей, четверо инженеров, а также известные профессор, академик, архитектор, поэт, адвокат и др. Это было поистине полномочное и авторитетное высшее собрание. Учитывая такую значительную роль этого Собора в жизни всех армян, на него прибыли председатель Совета по делам религиозных культов при Совнаркоме СССР П.В. Полянский и член этого Совета К.Я. Пуго. Присутствовал на Соборе председатель Совета по делам Армянской церкви при СНК Армянской ССР С.Н. Ованесов (по другим источникам — Ованесян).

16 нюня утром в Эчмиадзине в помещении духовной академии Собор торжественно открыл свою работу, как подчеркивалось в сообщении, "для избрания католикоса всех армян и принятия Конституции Армянской церкви". Собор дважды, в начале и по завершении своей работы, принимал обращения к Сталину.

После завершения работы Собора со специальным посланием к Сталину обратились иностранные делегаты и гости, заявившие о своей признательности и благодарности за предоставленную возможность посетить любимую Родину, оказанное гостеприимство в "цветущей свободной Армении". Собор подготовил и обнародовал также "Обращение ко всему христианскому миру", в котором отмечалось, что "христианские религии и церкви призваны сыграть чрезвычайную роль — это водворение идеи братства, справедливости и свободы в жизни всего христианского мира и человечества". Особое место в этом обращении уделялось критике тогдашних позиций Ватикана, который, как указывалось, "ввязывается в политические цели, препятствуя тем самым претворению в жизнь возвышенных идей христианства, и защищает немецкую разрушительную силу, которая явилась источником бедствия для всего человечества". Это обращение подписали все руководители религиозных организаций, прибывшие на Собор.

Собор благополучно осуществил главную задачу: выбрал нового католикоса всех армян. Им стал, как и предполагалось, архиепископ Георг Чеорекчан, принявший после возведения его в высокий сан имя Георга (Геворга) VI. Из 111 делегатов за него отдали голоса ПО человек. Утверждают, что сам он из скромности воздержался.

С речью на Соборе от имени Советского правительства выступил председатель Совета по делам религий при СНК СССР И. В. Полянский, признавший большую роль Армянской церкви в патриотической и миротворческой деятельности в период Великой Отечественной войны, а также как хранительницы национальной самобытности народа. "Роль Армянской церкви, — заявил Полянский, явно в контексте предстоящих переговоров в Потсдаме по территориальному устройству послевоенной Европы, — роль хранительницы национального единства, не может считаться законченной и в настоящее время, особенно в условиях рассеяния армянского народа по всему миру". Он с удовлетворением отметил и такой момент: "Надо прямо сказать, что между Советом и руководством Армянской церкви установились такие отношения, которые способствуют разрешению всех вопросов".

От имени председателя Совнаркома СССР Полянский передал католикосу в подарок роскошный легковой автомобиль ЗИС-101. Это был, видимо, один из излюбленных подарков Сталина. В те годы он не раз дарил дорогие автомобили Патриарху Алексию, другим лицам. Заслуги Георга VI были также отмечены медалью "За оборону Кавказа". В одном из своих писем Полянскому он сообщал: "Заботами Советского правительства в возрожденной и цветущей Советской Армении возродилась Армянская церковь и верующие армяне имеют полное основание быть бесконечно признательными Советскому правительству и его главе Великому Сталину".

В годы Великой Отечественной войны для огромного большинства рядового и, может быть, даже командного состава Красной Армии идеи патриотизма, воинской доблести и верности долгу соединялись более прочно не с коммунистической партией и социалистическим строем, а с сохранившимся в народе русским национальным сознанием, с традиционными вековыми устоями русской государственности и Церкви. Иначе невозможной и ненужной была бы торжественная реабилитация национальных русских героев, начиная от святых благоверных князей Александра Невского и Дмитрия Донского и кончая маршалами и адмиралами царской эпохи. Неестественным и необъяснимым возвратом к прошлому явилось бы введение в армии и флоте офицерских погон, всем памятная отмена которых явилась гордым апофеозом большевистских лозунгов свободы и равенства ещё в февральскую революцию.

Из обращения 22 июня 1941 г. митрополита Сергия "Пастырям и пасомым Христовой православной церкви": "В последние годы мы, жители России, утешали себя надеждой, что военный пожар, охвативший едва не весь мир, не коснется нашей страны. Но фашизм, признающий законом только голую силу и привыкший глумиться над высокими требованиями чести и морали, оказался и на этот раз верным себе. Фашиствующие разбойники напали на нашу родину. Попирая всякие договоры и обещания, они внезапно обрушились на нас, и вот кровь мирных граждан уже орошает родную землю... Но не в первый раз приходится русскому народу выдерживать такие испытания. С Божьей помощью и на сей раз он развеет в прах фашистскую вражескую силу. Наши предки не падали духом и при худшем положении, потому что помнили не о личных опасностях и выгодах, а о священном своём долге перед родиной и верой, и выходили победителями. Не посрамим же их славного имени и мы — православные, родные им и по плоти, и по вере... Церковь Христова благословляет всех православных на защиту священных границ нашей Родины.
Господь нам дарует победу".

 

Много известно случаев, когда Пречистая Матерь Божия приходила на помощь Православной Византии, этому Второму Риму, чудесно спасая её от врагов. …Но Византия, погрязая в страстях и пороках вследствие роскошной и легкомысленной жизни, лишилась Покрова Всесильной Заступницы Матери Божией. В 1453 году Константинополь был взят и разгромлен турками, и Византийская Империя исчезла с лица земли, а для народа её началось тяжкое и мучительное многолетнее иго иноверцев – магометан.

С падением Византии её прежнее значение, как Хранительницы Православия, перешло к «Третьему Риму» – к нашей Родине-России. И сюда же – к православному Русскому Народу – перешёл и дивный Покров Божией Матери, во всей своей чудесной благодатной силе, о чём так убедительно и красноречиво свидетельствует безчисленный ряд фактов нашей родной русской истории.

Все важнейшие исторические события из жизни нашего православного Русского Народа так тесно связаны с благоговейным почитанием Пресвятой Богородицы, которая никогда не оказывалась посрамлённой, что наша Россия с полным правом именовала себя «Домом Пресвятой Богородицы» или «необоримым Богородицы состоянием» («достоянием»). В самые опасные и критические моменты исторического бытия Российского государства по слёзной, покаянной молитве русских людей, Пречистая Матерь Божия всегда приходила ему на помощь. Родина наша действительно была как бы Домом Её, в котором Она постоянно обитала, который защищала и покрывала. И это Своё незримое, но всегда реально ощутимое, присутствие на Русской Земле Она являла через многочисленные Чудотворные Иконы, которые благоговейно чтились Русским Народом, не как идолы, по наглому утверждению сектантов, но как видимые знаки, символы Её невидимого присутствия и покровительства Русскому Народу.

(Современные сектанты, ныне они в священнических и архиерейских облачениях, как и протестанты, не могут вместить ИКОНОПОЧИТАНИЕ. А потому НАГЛО утверждают, что ИКОНЫ Искупительного Подвига Иисуса Христа не должно быть. А тех, кто почитает ИКОНОЙ искупительный подвиг СВЯТОГО Царя-Искупителя Николая Второго, совершившего Свой искупительный подвиг, выполняя Волю Божью и в подобие и славу Иисуса Христа, считают идолопоклонниками и царебожниками).

По искренней вере русских людей от икон этих источались безчисленные чудеса, и по горячей, пламенной, покаянной молитве перед ними Пресвятая Богородица не раз спасала Русскую Землю от страшного разорения, а Русский Народ – от уничтожения. Достаточно вспомнить хотя бы два таких потрясающих душу факта: чудесное избавление Русского Народа в 1395 году от нашествия страшного азиатского завоевателя Тамерлана по молитвам перед Чудотворной иконой Божией Матери Владимирской и не менее чудесное спасение России в 1612 году от губительных ужасов, так называемого, Смутного Времени, грозившего для нашей страны потерей исторического бытия. Россия была спасена по молитвам перед другой нашей великой святыней – Чудотворной иконой Божией Матери Казанской.

Стыдно православному русскому человеку не знать этого – стыдно не знать воистину дивного Покрова Божией Матери над Россиею! Ведь ни одна другая страна в мире, после древней Византии, не испытывала на себе так часто и так ощутительно чудесного заступничества Божией Матери, почему и праздник Покрова Пресвятой Богородицы является чисто-русским национальным установлением, как это ясно видно из слов канона этого праздника: «Владычице, с честными и славными пророки, с верховными апостолы и со священномученики, и со архиереи, за ны грешныя Богу помолися, Твоего Покрова Праздник в Российстей Земли прославльшыя» (8-й песни 1-й тропарь).

И пока чтил Русский Народ свою Заступницу и Покровительницу, легко и вольготно жилось на русской земле, которую благословил Господь всяким изобилием. Под державной рукой Царей-Богопомазанников росла и ширилась она, процветала и благоденствовала, восходя от силы в силу.

Но вот, позавидовал благоденствию Русского Народа враг вселукавый, возненавидел он русскую землю – «Дом Пресвятыя Богородицы», – как опасный для него оплот истинной веры в мире – веры православной, и замыслил погубить её. Хитро и льстиво подошёл он к простодушному и наивно-доверчивому русскому человеку, соблазняя его обманчивыми мишурными благами западной богоотступнической лжекультуры.

[Запад повреждён ересью папизма и масонства, которые определили своей конечной целью установление власти антихриста. А потому слуги сатаны имеют легко обнаруживаемый отличительный признак – они не могут не быть богоборцами и цареборцами. Именно враги Бога, Царя и Русского Народа, используя созданный жидами-христоборцами совместно с еретиками-папистами жупел "ереси цезарепапизма" (об этом смотри Ответ на лукавую статью), пытаются увести православных христиан от православного почитания Помазанника Божьего. И понятно почему: Помазанник Божий – не может не препятствовать слугам и агентам сатаны расхищать стадо Христово волками в овечьих шкурах. Но победить врагов Божьих Царь – Богопомазанник может только, если Богоизбранный Русский Народ будет находиться в разуме Христовом и осознавать жизненную необходимость класть живот свой за Бога, Царя и Отечество.

Жидовское же христоборческое иго подводит Русский Народ к пониманию того, что без Бога нам не до порога, а без Царя – Помазанника Его – нам уготовано врагами Бога поголовное истребление. Причём, и предатели Русского Народа будут уничтожены, но во вторую очередь – после уничтожения сильных и смелых патриотов Богоизбранного Народа. Так задумал сатана. А по замыслу Бога, ради искупительного подвига святого Царя Николая, ради молитв Пресвятой Богородицы и всех святых, России предуготовано Воскресение. И Царь-Победитель придёт, после того, как Богоизбранному Русскому Народу будет прощён грех клятвопреступления Соборного Обета 1613 года – отречение от Своего Богопомазанника в феврале 1917 года.]

Постепенно, но систематически-упорно вливался смертоносный яд змеиный в душу русского человека, и всё дальше и дальше отводил его враг от веры отцов, всё больше и больше отравляя его душу материализмом, неверием и безбожием [а значит, и цареборчеством] и лукаво внушал ему, что это и есть истинные блага.

Страшно сказать, до чего дошли отравленные этим ядом змеиным обезумевшие русские люди: в своём подлинном бесновании они решились даже на кощунственную хулу своей Пречистой Заступницы и Покровительницы. С глубочайшей скорбью писал об этом ещё в 1888 году, в одном из своих вдохновенных писем, Святитель Феофан (Вышенский) Затворник: «...в какой-то газете «Свет» № 88 напечатаны хулы на Божию Матерь. Матерь Божия отвратилась от нас: ради Ея и Сын Божий, а Его ради Бог Отец и Дух Божий. Кто же за нас, когда Бог против нас?! Увы!!» (Собрание писем, вып. 7, стр. 206).

Отвернулся обезумевший Русский Народ от Божественного Лика своей Пречистой Заступницы и Покровительницы [и от Помазанника Божьего], забыл все безчисленные благодеяния Её [и свой благочестивый Соборный Обет, данный Богу в 1613 году], и удивительно ли, что постигли, вследствие этого, русскую землю такие страшные кровавые испытания!

Весьма знаменательно, что как раз перед революцией 1905 года, в ночь на 29 июня 1904 года, исчезла безследно, похищенная грабителями, Чудотворная Казанская Икона Божией Матери – та самая, по молитвам перед которой была так чудесно спасена Россия в 1612 году в Смутное время.

Пречистая Матерь Божия за богоотступничество [и цареборчество] обезумевшего Русского Народа отняла от него чудесный Покров Свой и предала его (народ) в руки падения его.

Все происшедшие затем с Русским Народом кровавые ужасы этим и объясняются.

Но всё же не до конца оставила Пречистая Матерь Божия глубоко падших и неблагодарных сынов и дщерей заблудившегося Русского Народа. Порукою этому является чудесное Явление в самый день отречения Императора Николая Александровича – 2 марта 1917 года – Иконы Божией Матери Державной в селе Коломенском. Дивная Икона эта представляет собою Божию Матерь в Царской короне, со Скипетром и Державою в руках, в красной, как бы пропитанной кровью одежде, со скорбным выражением очей. Это означает, что после того, как обезумевшие русские люди отвергли своего Государя – Помазанника Божия, Матерь Божия Сама взяла в Свои руки верховную Царскую власть молитвенной защиты от истребления хотя бы тех, кто не впал в цареборческое беснование, и тех, кто ещё может прийти в Разум Христов и начать служить верою и правдою грядущему Царю-Победителю. И Она со скорбью смотрит на тяжкие страдания Русского Народа, вызванные его богоотступничеством [и цареборчеством], и терпеливо ждёт, как истинная любящая Мать, его покаяния и обращения к Богу [и Его Помазаннику].

Не об этом ли Материнском попечении о нас свидетельствует и тот факт, что одна из самых прославленных святынь Её, через которую Она являла многократно знамения милости Своей, Чудотворная Икона Знамения Божией Матери Курская-Коренная последовала в изгнание за массами русских людей, покинувших своё Отечество, и находится вот уже более 40 лет в разсеянии?

Велика Её материнская любовь к нам, оказавшимся столь недостойными Её! Отзываемся ли мы после всех постигших нас тяжких потрясений и потери Родины нашей на эту любовь Её к нам?

Каемся ли мы в своём богоотступничестве [в цареборчестве, в клятвопреступлении Соборного Обета 1613 года], в попрании заветов святой нашей веры и установлений святой нашей Церкви? Стараемся ли мы делать всё приятное Ей, нашей Заступнице и Покровительнице? Не позволяем ли мы себе и доселе, несмотря на всё страшное, постигшее нас, прямо или косвенно хулить и оскорблять Её, любящую Матерь нашу?

Понимаем ли мы, что только под державной рукой Царей – Богопомазанников и земная Церковь, и Царство Российское восходили от силы в силу, что только под попечительством Царей – БОГОпомазанников наших Россия стала Великой Российской Империей и единственно надёжным оплотом Православия? Стараемся ли мы молитвенно помянуть своих Царей за великие Их подвиги во славу Божию, в спасение своё и народа своего? Или мы, по наущению бесов во плоти, возносим хулу на усопших Царей своих? Знаем ли и помним ли Соборный Обет 1613 года? Пытаемся ли понять, почему Господь Бог попустил нам испытать вразумительное иго жидовское?

Увы! Не тем занимаемся мы, чем нужно было бы! Едва только минует нас непосредственно угрожающая нам опасность, как мы уже и забываем Бога, ни во что ставим Святую Церковь и горделиво превозносимся над всеми святынями веры нашей, свой собственный лукавый разум и свои личные домыслы, соображения и постижения ставя превыше всего на свете.

Живём, большей частью, легкомысленно и безпечно, думая лишь об устройстве своего временного земного благополучия и забывая об ожидающей всех нас вечности – об ответе, который придётся давать нам на Страшном Судище Христовом. И даже мысль об этом гоним от себя, гневаясь на добросовестных пастырей Церкви, которые решаются напоминать нам об этом и призывают нас к покаянию [в грехе неверности своим Царям-Богопомазанникам] и исправлению жизни [прославляя искупителя этого соборного греха клятвопреступления Народа Русского].

«Хлеба и зрелищ!» – безумный и богопротивный лозунг, сгубивший в своё время первые два Рима, а затем и «третий Рим» – нашу Родину-Россию, изменившую своему призванию, продолжает слышаться и ныне, и ставится – увы! – весьма многими русскими людьми во главу их жизни. [Какие Догматы Искупления, Иконопочитания о Царской власти? Какое покаяние в нарушении какого-то Соборного Обета и какое ещё прославление какого-то Царя-Искупителя? Нам подавай «Хлеба и зрелищ!» А Догматы пусть учат наши духовники, им всё равно больше делать нечего. Нам же вопросами догматики недосуг заниматься. Для нас слишком сложно и неинтересно понять, почему малые народы в России ведут себя господами Русского Народа!]

Вместо того, чтобы сознавать свои грехи [против своих Царей-Богопомазанников] и каяться в них, мы ищем грехи у ближних наших, себя считая как бы непогрешимыми и не подлежащими никакому суду и критике, а других – во всём виновными и заслуживающими самого жестокого и немилостивого осуждения. А какая неистовая злоба нередко кипит между нами!

И часто за что? – Только за несогласие с неправильными и неразумными взглядами нашими и противными истинной вере и Церкви Христовой, полными гордыни и губительного самообольщения, убеждениями, проистекающими из самомнения и испорченного сердца нашего.

Единственное, что нам теперь нужно – вера во Христа и жизнь по этой вере. Христианское благочестие мы заменили никому ненужным и безсмысленным в нашем положении политиканством, а подлинную преданность исконной русской культуре – идеалам Святой Руси – преступными и развратными развлечениями и увеселениями по субботам и в кануны праздничных дней. А в эти дни каждому русскому изгнаннику надлежит быть в церкви, оплакивая свои грехи [против Царей из Царствующего Дома Романовых в нарушение Соборного Обета 1613 года], приведшие к такой страшной кровавой катастрофе нашу Родину-Россию.

…Вот в этом-то во всём и заключается главная наша беда, главное наше горе и несчастие!

И чего хорошего можем мы ожидать себе, если и за границей, в изгнании, после потери нашей Родины, мы всё никак не хотим исправиться, а продолжаем идти всё теми же пагубными путями [высокоумия, цареборчества, папизма], которые привели к гибели нашу Родину-Россию, а теперь грозят страшной гибелью и всему остальному миpу?

«Удивительно ли то, что после этого тяжелейшего греха клятвопреступления Соборного Обета 1613 года, Русскую Землю постигли вскоре такие страшные кровавые бедствия?! Слишком уж велико было падение Русского Народа, поддавшегося обольщению сатаны! И этот тяжкий грех Богоотступничества и Богоборчества мог быть очищен поистине только огненным испытанием, слезами и кровью. …И эти страдания даны Русскому Народу: даны ему на пользу!

Мы верим и надеемся, что эти страдания промыслительно попущены Богом нам во спасение, что Матерь Божия не отступила от Русского Народа окончательно, что не предаст Она его в бездну падения, откуда нет уже выхода, но пошлёт ему избавление, как во времена древние, когда обратится он к Ней в слезах ПОКАЯНИЯ: «Владычице, помози на ны милосердовавше, не отврати Твоя Рабы тщи: Тя бо и едину надежду имамы».

Единственное, что может спасти нас от неизбежной и уже окончательной гибели - это коренное изменение всей нашей жизни и слёзное, покаянное обращение к Пречистой Матери Божией, столько раз спасавшей нашу Родину-Россию, с мольбой о помощи:

«Что Ти рцем, Царице наша и Владычице?.. Вемы, яко поделом кару Божию приемлем, вемы, яко недостойни под светлую сень покрова Твоего внити, но яко мытарь, яко разбойник, яко слепцы и прокаженнии, и мы сокрушенным сердцем Господу взываем: Боже, милостив буди нам, грешным! И Тебе, Пречистая Дево, молим: приими вопль и стоны сердец наших и вознеси их к Престолу Всевышняго, поведай Сыну Твоему слезное покаяние в грехе [неверности своим Царям-Богопомазанникам] и печаль сердец наших... собери нас, якоже матерь собирает птенцы под криле своя, и настави нас на путь спасения... да возненавидим зло [ересь папизма и цареборчество], да узрим бездну падения нашего и возлюбим [Помазанников Божьих и] ближняго своего, да отвержемся себе, да возьмём крест [служения своего Богу, Царю и Отечеству на том месте, куда нас поставил Господь] и пойдём к Свету Истины, просвещающему мiр…» (Молитва ко Пресвятой Богородице, Светлой Обители странников бездомных).

Как видим Покров (молитвенный покров!) Пресвятой Богородицы был и есть над Россией. «Матерь Божия не отняла окончательно Своего Покрова над Русской Землёй». То есть степень Покрова уменьшилась, а не увеличилась! И от Русского Народа требуется покаяние сердец в грехе, который привёл к игу жидовскому, а не к правительству Пресвятой Богородицы над Россией! А вот после покаяния в этом грехе, и не в каком другом, и после прославления Искупителя, Христу в уподобление, и Его славу, этого Соборного греха, Господь Бог нам даст Устроителя (Правителя) богоугодной земной жизни – Своего Помазанника Царя-Отца. Пресвятая же Богородица является Царицею Небесною, а не земной Правительницей. Она пребывает на Небесах при Своём Сыне, Который есть Устроитель (Правитель) в Царстве Небесном и Который через земных царей и правителей управляет на земле. Пресвятая Богородица не правит в государстве Богоизбранного Русского Народа, но ходатайствует за него перед Своим Сыном. Поймите же разницу! Всегда Богоугодно Богоизбранным Русским Народом правит только Помазанник Божий – Воплощённое Имя Божие. Только Царю-Батюшке Господь Бог даёт разум и силу защитить Народ Божий и Царство его – Россию!

Вспомним, что говорил святой Иоанн Кронштадтский в 1907 году: «И чем бы мы стали, Россияне, без Царя? [И ДЕЙСТВИТЕЛЬНО – стали...] Враги наши скоро постарались бы уничтожить и самое имя России, так как Носитель и Хранитель России, после Бога, есть Государь России – Царь Самодержавный: без Него Россия – не Россия». Святой молитвенник к Пресвятой Богородице указывает нам, что Носителем и Хранителем России, после Бога, есть Царь Самодержавный, именно без Него Россия – не Россия. Архиепископ Аверкий добавляет: «Не поразительно ли, как буквально исполнились эти пророческие слова нашего великого праведника и прозорливца? – Не стало Царя – не стало и России!» Но при этом над Россией остался Покров Пресвятой Богородицы, и Она приняла на временное хранение (до вразумления Русского Народа) символы Самодержавной власти.

Следует понимать, что икона Божьей Матери "Державная" – это икона ПРОРОЧЕСТВ! Причём, часть из них уже сбылись: благословение Божие Царя-Николая на искупительный подвиг, на Екатеринбургскую голгофу, частично сбылось. Пророчество об обильной крови Русского Народа без державной руки Царя-Богопомазанника начинает сбываться. Её обеспечат государственные преступники из Кремля с недоумками из нацменьшинств. Это ОТЧЁТЛИВО видно из мерзопакостного поведения РУКОВОДИТЕЛЕЙ Екатеринбургской области после ПОБЕДНОЙ войны в пос.Сагра 1 июля 2011 года. Но самое главное пророчество иконы "Державная" ещё впереди: НЕМИНУЕМО воскресение России! Ибо ВСЕ страдания Русского Народа даны БОГОМ для его ПОЛЬЗЫ: чтобы он понял НЕОБХОДИМОСТЬ в России БОГОМ данной власти Царя-Богопомазанника!

Ревнителям не по разуму Христову видеть в Пресвятой Богородице Правительницу Земли Русской, следует помнить, что существует две власти на земле: Богом установленная – власть земного царя (образ-икона власти Небесного Царя-царей), и власть, попущенная Богом по грехам народа (некий образ власти сатаны в местах скорби усопших грешников). Наибольшая полнота подобия власти Царя царей имеет место только у жителя земли – Царя, Которого избрал в Помазанники Свои Господь Бог, а житель или жительница Царствия Небесного не может иметь Царскую власть на земле! Подобно тому, как Царем-Победителем, Царем Богоизбранного Русского Народа, не может быть гражданин другого государства. Думается, что Он и родился в России и должен пройти со Своим Русским Народом хотя бы часть скорбного пути четырехдневного Лазарева срока. Ибо Русский Народ, как и Лазарь, воскрешённый Иисусом Христом, уже четыре дня в гробе (Иоанн. 11,17) вразумительного ига жидов-христоборцев, где каждый день – это 20-25 лет. Царь-Победитель победит всех врагов Русского Народа до срока, вычесленного по такой формуле: 2/15 марта 1917 г. + 25х4 = до 2/15 марта 2017 года!!!]

Вышеприведенный текст взят из главы 8.2.3. работы Романа Сергиева «Искупительная жертва святого Царя Николая Второго стала залогом неминуемого воскресения Царской России».

 

(Сапронов А.Н. и Ложкина И.А.)

Эта тема остаётся актуальной и в наши дни, когда возрождается и укрепляется православная вера, а церковь снова становится одним из важнейших институтов общественной жизни, нравственным авторитетом для большинства людей. Сейчас, в наше неспокойное время, в случае опасности, грозящей нашей стране, русскому народу снова потребуется то духовное единство, которое поможет ему выстоять и одержать победу. Оплотом этого духовного единства в наши дни снова становится православная церковь.

Цель работы – показать значение подвига русского духовенства и верующих мирян в годы Великой Отечественной войны, его влияние на дальнейшую судьбу российского государства.

Гипотеза: церковь не только внесла свой вклад в победу, но и сыграла решающую роль в военных событиях.

Ожидаемые результаты: доказать, что деятельность РПЦ в годы Великой Отечественной войны не только внесла значительный вклад в победу, но и оказала решающее влияние на исход войны.

Глава 1. Русская православная церковь накануне ВОВ

Состояние церковных дел к концу 1938 г. было критическим. Русскую Церковь обескровили предыдущие годы жестоких репрессий, особенно свирепствовавшие в период так называемого «большого террора» (1937-1938). Причин этого явления несколько, из них особенно следует выделить две, наиболее важные.

1) Единственной официальной идеологией советского государства признавался коммунизм, всяческое инакомыслие уничтожалось; диктовалось подчинение ВКП (б) и насаждался культ её вождя; православная мораль противоречила этому, и священнослужители были объявлены вне закона.

2) Новая власть мечтала получить церковные богатства для страны, разорённой войнами и революциями.

Всё это приводило к гонениям на православие и другие религии. Уничтожались иконы, переплавлялись церковная утварь и колокола; священники отправлялись в концентрационные лагеря, в тюрьмы и на расстрел. О точных цифрах пострадавших в этот период до сих пор спорят историки. Принято ссылаться на данные правительственной Комиссии по реабилитации жертв политических репрессий, которая установила, что в 1937 г. было арестовано 136900 православных священно- и церковнослужителей, из них расстреляно 85300; в 1938 г. арестовано 28 300, расстреляно 21 500. В эти же годы был истреблен почти весь российский православный епископат. На кафедрах оставались лишь 4 архиерея Московского Патриархата:

· Патриарший Местоблюститель митрополит Сергий (Страгородский)

· Митрополит Ленинградский Алексий (Симанский)

· Архиепископ Дмитровский Сергий (Воскресенский)

· Архиепископ Петергофский Николай (Ярушевич).

· Русская Церковь, как религиозная организация, уже сбрасывалась властями со счетов – весной 1938 г. была ликвидирована Комиссия президиума ЦИК СССР по вопросам культов, а осенью 1938 г. отменено положение о Центральной и местных комиссиях по рассмотрению религиозных вопросов. Таким образом, исключалась сама возможность контакта Церкви и государства. К 1939 г. единственной государственной структурой, занимавшейся делами РПЦ, было 10 отделение 2-го отдела ГУГБ НКВД по «борьбе с церковно-сектанской контрреволюцией». Патриарший Местоблюститель митрополит Сергий (Страгородский) и немногочисленные остававшиеся на свободе православные архиереи жили в постоянном ожидании ареста.

Но вскоре советское руководство вынуждено было признать, что курс на уничтожение Московской Патриархии был ошибочным. Высокая религиозность населения СССР сохранялась, несмотря на отчаянную антирелигиозную пропаганду и репрессии против верующих.

В сентябре 1939 г. началась Вторая мировая война. После раздела Польши между Германией и Советским Союзом, последний присоединил земли Западной Белоруссии, Волынь и Галицию, а летом 1940 г. – Литву, Латвию и Эстонию, а также Бессарабию и Северную Буковину. Это дало толчок к формированию тактики постепенных уступок православной церкви.

Глава 2. Призыв церкви к народу о защите Отечества

Великая Отечественная война началась 22 июня 1941 года, в день всех святых, в земле Российской просиявших. Начавшаяся война не только не обострила отношения между РПЦ и государством, но напротив, подтолкнула церковь подчинить свою деятельность патриотическому долгу – защите Отечества. Редкие священнослужители перешли на сторону врага, обещавшего восстановить в СССР религиозную жизнь. Большинство из них предпочло защищать родину и свою паству, несмотря на недавние жестокие преследования руководства страны.

Большая патриотическая работа велась на страницах «Журнала Московской Патриархии». Он стал церковно-патриотическим рупором русской церкви.

Уже с первых дней Великой Отечественной войны церковь начала вдохновлять население СССР на борьбу с врагом, что оказало огромное влияние на подъём патриотических настроений именно тогда, когда это было наиболее необходим: в тяжёлые первые месяцы военных поражений. Это помогло советскому народу собраться с духом и постепенно одолеть врага.

Глава 3. Участие церкви в событиях ВОВ

Как писал Патриарший Местоблюститель Митрополит Сергий, « […] душу свою полагает не только тот, кто будет убит на поле сражения за свой народ и его благо, но и всякий, кто жертвует собой, своим здоровьем или выгодой ради Родины». Если в сердце христианина горит огонь истинной любви, завещанной Христом, это сердце не требует указаний, в чем проявить свою любовь: оно само и голодного накормит, и плачущего утешит.

Многие священнослужители не только словом, но и личным примером учили паству, как защищать Родину. Проявления патриотической деятельности РПЦ были очень многообразны: морально-нравственное влияние (послания, проповеди); сбор денежных средств, драгоценностей, медикаментов, одежды в Фонд обороны; служба церковнослужителей в рядах действующей армии и участие их в партизанском движении, помощь раненым бойцам, шефство над госпиталями и создание санитарных пунктов и т. д. Патриотическая деятельность РПЦ во время великой битвы с фашизмом оказала заметное влияние на изменение религиозной политики советского руководства в годы войны.

3.1. Русские священники в рядах Красной Армии

Сотни священнослужителей, включая тех, кому удалось вернуться к 1941 году на свободу, отбыв срок в лагерях, тюрьмах и ссылках, были призваны в ряды действующей армии. На фронтах служили полковые священники. Можно было увидеть батюшку в военной шинели, поверх которой была надета епитрахиль.

Среди священнослужителей – воинов действующей армии – наиболее известны следующие:

· Иеромонах и будущий патриарх Пимен (Извеков) в то время, когда началась война, отбывал ссылку в Средней Азии. В августе 1941 года был призван в армию и воевал в составе 702 стрелкового полка 213 стрелковой дивизии на южном и степном фронтах. Полк попал в кольцо огня и был обречён на смерть. Солдаты попросили: «Батя, молись. Куда нам идти?» Священник достал спрятанную икону Божией Матери и стал слёзно молиться под огнём фашистов. Вдруг икона ожила, и Богоматерь протянула руку, указав путь на прорыв. Полк спасся, а Пимен, начав свой боевой путь заместителем командира роты, дослужился до звания майора, пока не обнаружилось, что он на самом деле священник. Последовали скандал, изгнание из армии, арест. После войны Пимен вернулся к пасторской деятельности и был назначен настоятелем Благовещенского собора в городе Муром.

· Будущий архимандрит Кирилл (Павлов) - духовник Троице-Сергиевой лавры, духовный отец трёх русских патриархов, участник Великой Отечественной войны в звании лейтенанта. Он участвовал в обороне Сталинграда (командовал взводом), в боях возле озера Балатон в Венгрии, закончил войну в Австрии. Демобилизовался в 1946 году. Во время войны Иван Павлов обратился к вере. Он вспоминал, что, неся караульную службу в разрушенном Сталинграде в апреле 1943 года, среди развалин дома нашёл Евангелие. После демобилизации Иван Павлов поступил в Московскую духовную семинарию, а по её окончании — в Московскую духовную академию, которую окончил в 1954 году. 25 августа 1954 года был пострижен в монашество в Троице-Сергиевой лавре. Вначале был пономарём. В 1970 году стал казначеем, а с 1965 года — духовником монашеской братии. Был возведён в сан архимандрита.

· Будущий протоиерей Николай Колосов (1915-2011) был сыном священника, и за это его исключили из школы. В 1943 году он воевал в Тульской области, на линии Болохово-Мценск. « […] Повсюду тела убитых и раненых. В воздухе — сплошной стон. Стонут люди, стонут лошади. Я подумал тогда: «А еще говорят, что ада нет. Вот он, ад». В августе 1944 года отец Николай был ранен под Белостоком. После войны поступил в семинарию. Накануне Петрова дня 1948 года его рукоположили в священный сан. Он прошел через жестокие хрущевские гонения.

· Протоиерей Роман Косовский (в 2013 году ему исполнилось примерно 85 лет) родился в селе Пустоха на Виннитчине. В 1937 году его отца расстреляли, всё хозяйство отобрали. Мама умерла с голоду — все, что удавалось раздобыть, отдавала четверым детям. После смерти матери их распределили по детдомам. 15-летнего Романа отправили в Луганск. Уже в 16 он пошел на шахту. А в 17 — в 1941 году — на войну. Победа застала его в Праге.

· Будущий протоиерей Валентин Бирюков (1922 г.р.) после школы был призван на фронт и направлен в Ленинград. Пережил блокаду. « […]Вы даже представить себе не можете, что такое блокада. Это такое состояние, когда есть все условия для смерти, но никаких — для жизни. Никаких — кроме веры в Бога. Нам приходилось копать траншеи для пушек и блиндажи в пять накатов из брёвен и камней. А питались при этом травой. Запасали её на зиму». Валентин Бирюков защищал «Дорогу жизни», обеспечивающую связь блокадного Ленинграда с внешним миром, в 1944 получил пулевые и осколочные ранения. После войны вернулся в Томскую область. В 1960-е годы пел на клиросе. Ныне он – один из старейших священников Новосибирской епархии.

· Будущий протодиакон Николай Попович (1926 г.р.) в 1943 году ушел добровольцем на фронт. Окончив сержантскую школу, стал командиром пулеметного расчета «Максим». В 1944 году после тяжелой битвы на реке Неман и отражения немецкой контратаки был награжден орденом Красной Звезды. Пройдя с боями Белоруссию, Литву и Польшу, был тяжело ранен осколком в голову на подступах к Восточной Пруссии, направлен на излечение в госпиталь в г. Чкалов и впоследствии демобилизован. После войны Николай Попович получил два высших образования — юридическое и экономическое. Работал в Госплане Российской Федерации, Госкомитете по труду и зарплате при Совете Министров СССР. Узнав о вводе советских войск в Чехословакию — к тому времени он был уже верующим, — решительно положил свой партбилет на стол перед онемевшим секретарем райкома партии и, по благословению духовника, ушел в церковные сторожа.

· Диакон, впоследствии протодиакон Маркиан Пасторов родился в Сталинградской области, Кумылженский район, хутор Ярской, в семье крестьянина. Был рукоположен в сан диакона в 1925 году. В начале Отечественной войны его мобилизовали на оборонные работы. В 1942 году он попал во вражеский плен. Из плена совершил побег в город Варнау, где обратился к митрополиту Дионисию, который направил его во Францию в войсковую часть диаконом в распоряжение архимандрита отца Владимира Финковского; в 1945 году (в День Трех святителей) был возведен в сан протодиакона епископом Василием Венским. По окончании войны был репатриирован в Россию, выслан в город Прокопьевск Кемеровской области. В первые годы пребывания там был лишен права выезда, поэтому нигде не мог служить в приходе. Лишь в 1956 году отец Маркиан стал протодиаконом храма в Прокопьевске. О годах своей ссылки он не без юмора говорил так: «Десять лет находился на “сибирских курсах”». В начале семидесятых батюшка по возрасту вышел за штат, и в конце своей жизни жил у дочери в городе Калач Волгоградской области.

· Священник Георгий Писанко встретил войну в 45 лет, и, как нестроевой по мобилизации, был причислен к тыловым частям. Но тыл превратился в передовую… Окопы, которые воины готовили для отходивших подразделений, пришлось занять самим и выдержать неравный бой. Оглушённый разрывом снаряда, отец Георгий попал в плен. Выждав благоприятный момент, бежал, но безуспешно. После пыток и издевательств оказался на рытье немецких окопов, откуда вновь совершил побег.

· Будущий монах Самуил, в миру Мальков Алексей Иванович (1924 г.р.), сражался на Курской дуге в пехоте: был автоматчиком. Там он был ранен, после ранения направлен в сталинградскую школу по подготовке младших командиров, окончил ее успешно, остался преподавать, затем был направлен в Киевское танковое училище. Работал в НИИХИММАШ (Научно-исследовательский институт химического машиностроения) старшим инженером-конструктором. Ушел на пенсию в 1974 году. В 2001 году принял монашеский постриг.

Многие служители церкви получили множество наград за подвиг во имя Родины. К ним относятся:

· Стефан (Козлов) - клирик храма во имя Святого Благоверного Князя Александра Невского – принял боевое крещение в июле 1944 года. Прошёл ратный путь пулеметчика, получил орден Славы 3-й степени и медаль «За Победу над Германией». Честно отслужил отец Стефан и четыре послевоенных года.

· Георгий Степанов - священник Тихвинской церкви с. Романишино Лужского района – получил медали: «За отвагу» и «За Победу над Германией».

· Священник Димитрий Логачевский, служивший в Уфимской епархии с 1924 года, в годы Великой Отечественной войны был призван в ряды Красной Армии, где в рабочем батальоне помогал нашим воинам громить врага. После ранения в 1943 году он вернулся к пастырскому служению, впоследствии стал настоятелем Покровского кафедрального собора в г. Куйбышеве. Протоиерей Димитрий был награжден медалями "За победу над Германией" и "За доблестный труд в Великой Отечественной войне".

· Священник Василий Дмитриевич Троицкий был награжден медалями "За доблестный труд в Великой Отечественной войне" и "За оборону Кавказа" – последнюю он получил за службу начальником метереологической станции в Грузии.

· Будущий священник Петр Иванович Ранцев за боевые заслуги был награжден орденом Красной Звезды, тремя боевыми медалями и несколькими благодарностями от И. В. Сталина.

· Диакон Роман Логинович Чух был отмечен орденом Славы III степени и двумя боевыми медалями. Аналогично.

· Диакон Константин Владимирович Глаголевский был награжден орденом Красной Звезды и тремя медалями.

· Среди священнослужителей есть кавалер солдатских орденов Славы всех трех степеней. Это заштатный диакон храма в с. Бровары Борис Крамаренко.

· Пятью боевыми медалями был отмечен ратный путь священника из города Чистополя Куницына, призванного в 1943 г. и с боями дошедшего до Берлина.

· Будущий архимандрит Алипий, в миру Иван Михайлович Воронов (1914-1975), прошёл боевой путь от Москвы до Берлина в составе Четвёртой танковой армии. Участвовал во многих операциях на Центральном, Западном, Брянском, 1-м Украинском фронтах. Награждён орденом Красной звезды, медалью «За отвагу», несколькими медалями за боевые заслуги. С 12 марта 1950 года стал послушником Троице-Сергиевой лавры (Загорск), а с 1959 года – наместником Псково-Печерского монастыря. Вернул из Германии монастырские ценности. Вел колоссальную реставрационную и иконописную работу в монастыре. Имел прозвища «Советский монах», «Алипий-воин».

· Будущий архимандрит Нифонт, в миру Николай Глазов (1918-2004), получил педагогическое образование, преподавал в школе. Служил в Забайкалье, а затем был направлен на учебу в одно из военных училищ. После окончания училища начал воевать на Курской дуге. Вскоре он был назначен командиром зенитной батареи. Последний бой старшему лейтенанту Глазову пришлось вести в Венгрии у озера Балатон в марте 1945 года. Николай Дмитриевич был ранен. Ему перебило коленные суставы. Пришлось пережить несколько операций сначала в полевом, а затем в эвакогоспитале в грузинском городе Боржоми. Коленные чашечки пришлось удалить, и на всю жизнь он остался инвалидом. В конце 1945 года вернулся в Кемерово с орденами Отечественной войны, Красной Звезды, медалями: «За отвагу», «За взятие Будапешта», «За победу над Германией». Он стал псаломщиком в Знаменской церкви Кемерова. В 1947 году Николай Дмитриевич приехал в Киево-Печерскую Лавру и стал ее послушником. 13 апреля 1949 года он был пострижен в монашество с именем Нифонт, в честь святителя Нифонта Печерского и Новгородского. Вскоре после пострига он был рукоположен сначала в иеродиакона, а затем в иеромонаха и был направлен для служения в Новосибирскую епархию.

· Будущий архиепископ Михей, в миру Александр Александрович Хархаров (1921-2005), родился в Петрограде в семье верующего рабочего. В 1940 году по благословению своего духовного отца архимандрита Гурия (Егорова) поступил в Ташкентский Медицинский Институт. В1942—1946 служил радиотелеграфистом в Красной армии. Участвовал в снятии блокады Ленинграда, воевал в Эстонии, Чехословакии, дошёл до Берлина. За боевые заслуги был награждён медалями. С мая 1946 года — послушник Троице-Сергиевой Лавры и один из первых её пострижеников после открытия. В июне 1951 года окончил Московскую Духовную семинарию. 17 декабря 1993 года архимандрит был хиротонисан в епископа Ярославского и Ростовского в Феодоровском кафедральном соборе города Ярославля, а в 1995 году возведен в сан архиепископа.

· Будущий протоиерей Глеб Каледа (1921-1994) с декабря 1941 года и до конца войны находился в действующих частях и в качестве радиста в дивизионе гвардейских минометов «катюш», участвовал в битвах под Волховом, Сталинградом, Курском, в Белоруссии и под Кенигсбергом. Был награжден орденами Красного Знамени и Отечественной Войны. В 1945 г. поступил в Московский геологоразведочный институт и окончил его с отличием; в 1954 г. защитил кандидатскую диссертацию, в 1981 г. — докторскую в области геолого-минералогических наук. Список его научных публикаций включает свыше 170 названий. С 1972 года - тайный священник. В 1990 году выходит на открытое служение. Отец Глеб служил в храме Илии Обыденного, затем — во вновь открывшихся храмах Высоко-Петровского монастыря; был духовником общины трапезного монастырского храма во имя преп. Сергия Радонежского. Заведовал сектором в Отделе религиозного образования и катехизации; был одним из основателей Катехизаторских курсов, преобразованных затем в Свято-Тихоновский Православный богословский институт. В 1972 году стал священником (протоиереем).

· Будущий протоиерей Василий Брылев (1924-2011) в 1942 году ушел на фронт добровольцем. Воевал подо Ржевом. На Курской дуге работал связистом. Однажды под бомбардировкой восстанавливал разорванную связь. Получил медаль «За отвагу». Был ранен и демобилизован. После войны закончил Московскую Духовную семинарию в 1950 году, был рукоположен во священники. Был настоятелем многих храмов, добивался, чтобы храмы не закрывали. В последние годы жизни был настоятелем Спасского храма села Большой Свинорье Наро-Фоминского района Московской области.

· Будущий протоиерей Алексий Осипов (1924-2004) родился в Саратовской губернии, в 1942 году после школы был направлен в дивизион тяжёлых миномётов Резерва Ставки Верховного Главнокомандующего. Этот дивизион был придан 57й армии, отражающей немецкое наступление южнее Сталинграда. С началом нашего контрнаступления корректировщику огня рядовому Осипову пришлось пройти с тяжёлыми боями через Калмыцкие степи к Ростову-на-Дону. Здесь 3 февраля 1943 года он получил два ранения. Сначала получил осколочное ранение в предплечье и в грудь, и поле боя не покинул, а вечером ему раздробило ступню. Ступню и часть голени пришлось ампутировать. После лечения молодой солдат-инвалид получил медали «За Отвагу», «За Оборону Сталинграда», потом вернулся в родные края на Волгу. В 1945 году окончил Сталинградский учительский институт с отличием, сдал экстерном экзамены в Воронежский педагогический институт, но был исключён за то, что пел и читал на клиросе. Окончил Одесскую Духовную семинарию, а вскоре Московскую Духовную Академию. Был отправлен в Новосибирскую епархию, где в октябре 1952 года митрополит Варфоломей рукоположил Алексия во диакона, а затем во священника.

· Будущий протоиерей Борис Бартов (1926 г.р.) был призван в армию с третьего курса Машиностроительного техникума в 1942. Прошел Северо-Западный, Украинский, Белорусский фронт техником. Он служил на военных аэродромах, готовил штурмовики к боевым вылетам и…молился. «[…] Был такой курьезный случай в Белоруссии, под Минском. Я стоял часовым на посту у штаба. Сдал пост и пошел на аэродром за 12 километров, а на пути храм. Ну как не зайти? Захожу, батюшка посмотрел на меня и остановил чтение враз. Певчие тоже замолчали. А ведь я прямо с боевого поста, с карабином. Они и подумали, что я батюшку арестовывать пришел…». После окончания войны Борис Бартов еще пять лет служил в армии. Был награжден орденом Отечественной войны 2й степени, десятью медалями. В 1950 году Борис Степанович был рукоположен в сан диакона. Ныне он - почетный настоятель Спасо-Преображенского храма города Кунгура.

· Будущий протоиерей Александр Смолкин (1926-2002) родился на Алтае в крестьянской семье. В 17 лет, в 1943 году, ушел на фронт, воевал на 1-м Прибалтийском фронте. В начале 1944 года Александр Смолкин получил тяжелое ранение, был направлен в госпиталь в Горький, где пробыл несколько месяцев. После выздоровления Александр вернулся в строй и продолжал воевать. Войну он закончил в Германии. Был награжден медалями «За взятие Будапешта», «За взятие Вены», «За победу над Германией», польской медалью. После войны Александр Смолкин еще несколько лет служил в армии и демобилизовался в 1951 году. И уже на следующий год он поет на клиросе, а затем становится псаломщиком в Вознесенском кафедральном соборе города Новосибирска, через год его рукополагают в диаконы, через три — в священники.

· Митрополит Тверской и Кашинский Алексий (Коноплёв) был мобилизован в октябре 1941 г. 5 мая 1942 он получил ранение, а после излечения был вновь отправлен на передовую. После вторичного ранения, как нестроевой, был откомандирован в военно-дорожный отряд. Награждён медалью «За боевые заслуги» и орденом Отечественной войны I степени.

· Будущий архимандрит Петр (Кучер) - духовник Боголюбского монастыря. В сентябре 1943 года в возрасте 17 лет был призван в армию. После окончания полковой школы в Одессе прибыл в действующую армию 3-го Украинского фронта на Днестре в районе города Бендеры; участвовал в освобождении Молдавии, Румынии, Болгарии, Югославии, Венгрии, Австрии и Чехословакии. Награждён несколькими боевыми наградами: орден Славы III степени, орден Отечественной войны II степени, медали «За отвагу», «За освобождение Белграда», «За взятие Будапешта», «За взятие Вены» и др. Демобилизовался осенью 1950 года, майор в отставке. Стал монахом. С 2010 года на покое.

· Будущий патриарший архидиакон Андрей Мазур в качестве командира отделения миномётчиков участвовал в военных действиях под Берлином. Имел награды: Орден Отечественной войны 2-й степени, медаль «За взятие Берлина», медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.». «[…]Мне очень мало пришлось воевать. Нас, «западников», почему-то на фронт не пускали, держали в Марийской республике? считали, что мы ненадежные, бандеровцы, если что, переметнемся на сторону врага. Под конец уже послали, когда были бои за Берлин. Там я попал в госпиталь. Ранен не был, просто заболел: кормили в армии очень плохо. Каждый стремился попасть в наряд на кухню, чтобы хоть чем-то поживиться. Когда я вернулся после госпиталя, меня хотели отправить в школу милиции. Тогда отец отвез меня в Почаевскую лавру, где я стал послушником».

· Сержант Коноплев, будущий митрополит Калининский и Кашинский Алексий (до войны он был псаломщиком), родился 28 января 1810 г. в городе Павловске (ныне Воронежской области). Был призван в армию в октябре 1941 года. Служил пулеметчиком. Был мобилизован в октябре 1941. 5 мая 1942 получил ранение, а после излечения вновь отправлен на передовую. После вторичного ранения как нестроевой был откомандирован в военно-дорожный отряд. Награждён медалью «За боевые заслуги» и орденом Отечественной войны I степени, а также грамотой маршала Советского Союза Л. А. Говорова.

Памяти и уважения поколений заслуживает ратный подвиг женщин-христианок.

· Будущая матушка София, в миру Екатерина Михайловна Ошарина, от Москвы до Берлина прошла, сражаясь за родную землю. Участвовала во взятии Кенигсберга (Калининград). Существует множество воспоминаний о молебне русских священников у стен Кенигсберга во время его штурма в апреле 1945 года. «[…] Взяли Кенигсберг с Божией помощью. Я сама видела, хотя наблюдала с некоторого отдаления. Собрались монахи, батюшки, человек сто или больше. Вынесли икону Казанской Божией Матери… А вокруг бой идет, солдаты посмеиваются: «Ну, батюшки пошли, теперь дело будет!» И только монахи запели — стихло все. Стрельбу как отрезало. Наши опомнились, за какие-то четверть часа прорвались… Когда у пленного немца спросили, почему они бросили стрелять, он ответил: «Оружие отказало». Один знакомый офицер сказал мне тогда, что до молебна перед войсками священники молились и постились неделю» - вспоминала матушка. Ныне она - цветовод-озеленитель Раифского монастыря.

· Будущая монахиня Елисавета, в миру Вера Дмитриева (1923-2011) прошла Великую Отечественную войну медсестрой, вынесла множество раненых бойцов с поля боя. «Я читала молитву, и страх как-то током в землю уходит. И слышно, как сердце бьется. И не боишься уже». Она укрывала раненых солдат от фашистов. Стала одной из первых монахинь Хабаровска.

· Будущая монахиня Адриана, в миру Наталия Владимировна Малышева (1921- 2012), ушла на фронт с третьего курса МАИ, была направлена в разведку. Принимала участие в обороне Москвы, вынесла раненого из-под обстрела. Была направлена в штаб К. Рокоссовского. Принимала участие в боях на Курской дуге и под Сталинградом. В Сталинграде вела переговоры с фашистами, призывая их сдаться. Дошла до Берлина. После войны закончила МАИ, работала в конструкторском бюро С. П. Королева. Чтобы принять самое активное участие в восстановлении Пюхтицкого подворья в Москве, ушла на пенсию, в 2000 году приняла монашеский постриг с именем Адриана.

· Монахиня Серафима (Зубарева) прошла военным врачом с Третьим Украинским фронтом по дорогам Болгарии, Венгрии, Румынии. Она была награждена медалью "За победу над Германией".

· Монахиня Антония (Жертовская) медсестрой участвовала в боях на ростовском и харьковском направлениях, была награждена медалью "За боевые заслуги".

Но особенно следует выделить деятельность двух священнослужителей, особенно прославленных своими подвигами и даже божественными чудесами. Это А.В.Вишняков и В.Ф.Войно-Ясенецкий.

3.2 Участие церкви в партизанском движении

Священнослужители были активными участниками партизанского движения. В тылу врага пастыри, исполняя свой нравственный и патриотический долг, с риском для жизни укрывали красноармейцев, отставших при отступлении или бежавших из плена, вели антифашистскую агитацию среди населения, помогали советским военнопленным.

Партизаны-разведчики:

Протоиерей Ариан Пневский (1924 г.р.)

Александр Федорович Романушко из Полесья, настоятель церкви села Мало-Плотницкое Логишинского района Пинской области.

Мефодий (Белов), георгиевский кавалер Первой мировой войны, священник псковского села Хохловы, настоятель церкви с. Видони Уторгошского района Псковской епархии.

Василий Брага, одесский протоиерей.

Протоиерей Иван Иванович Рожанович, настоятель церкви села Сварцевичи, ныне Дубровицкого района Ровенской области.

Отец Иоанн Курьян, служивший в одном из приходов Минской области.

Виктор Васильевич Бекаревич, священник деревни Латыголь, был связным партизанского отряда имени Григория Котовского Ильянского района Вилейской области, а позднее вступил в партизанский отряд имени Михаила Фрунзе, действовавший на территории той же области.

Протоиерей Михаил Фомич Скрипко, настоятель Негневичской церкви Лидского благочиния Бароновичской области, был связным партизанского отряда имени Вячеслава Молотова.

Протоиерей Вячеслав Новроцкий, благочинный райцентра Морочно Ровенской области, Кузьма Петрович Раина, потомственный священник, отец 7 детей, благочинный Пинского западного округа, настоятель церкви в деревне Хойно Брестской области и многие другие.

Они оказывали медицинскую и материальную помощь партизанам, прятали их у себя, нередко и спасали от гибели людей независимо от их веры и национальности.

Особой в годы Великой Отечественной войны была молитва святых: преподобного Серафима Вырицкого, блаженной старицы Матроны, священноисповедника Василия (Преображенского), епископа Кинешемского, священноисповедника Афанасия (Сахарова), епископа Ковровского и других.

Глава 4. Влияние церкви на русский народ и советское государство в 1941-1945 годах

4.1. Взаимоотношения церкви с немецкими властями на оккупированных территориях

Хотя немецкие оккупанты давали разрешение на открытие церквей, идеология господствующей нацистской партии была направлена против христианства. Со временем предполагалось допустить на захваченные территории "новый класс проповедников", обученных и способных "толковать народу религию", свободную от национальной истории, традиций и культуры. А это, по сути, означало отказ от православия. Церкви открывались лишь для того, чтобы привлечь на свою сторону население.

Православной церкви не раз приходилось обманывать врага, создавая видимость сотрудничества с ним. В "восточном министерстве" Розенберга были чиновники, которые считали, что Православной Церкви следует давать преимущества в сравнении с католической и протестантской как политически менее ангажированной. Бывали и случаи, когда РПЦ удавалось переубедить врага, добиться уступок по отношению к советским военнопленным и мирному населению СССР, а иногда даже Словом Божьим переманить бывших предателей родины – русских полицаев – на свою сторону.

4.2. Обращение советского народа к православию. Чудеса и знамения в военные годы

В тяжёлые времена человек особенно часто обращается к Богу как к своей последней надежде. Многие советские граждане, бывшие до войны убеждёнными атеистами, вдруг обратились к вере. Причиной тому послужили видимые ими Божии чудеса и знамения. Есть множество легенд, рассказов очевидцев, подтверждающих это.

· Ленинградское чудо. Икона Казанской Божьей Матери. В осаждённом городе не было сил, чтобы удержать врага. От страшного голода ежедневно умирали тысячи людей. Тогда из Владимирского собора вынесли Казанскую икону Божией Матери и обошли с ней крестным ходом вокруг Ленинграда – игород был спасен.

· Московское чудо. Икона Тихвинской Божьей Матери. Разгром немцев под Москвой - это истинное чудо, явленное молитвами и заступничеством Божией Матери. Немцы в панике бежали, гонимые ужасом, по дороге валялась брошенная техника, и никто из немецких и наших генералов не мог понять, как и почему это произошло. Волоколамское шоссе было свободно, и ничто не мешало немцам войти в Москву. Как гласит московское предание, чудотворная икона Тихвинской Божией Матери из храма Тихона в Алексеевском монастыре была обнесена самолетом вокруг Москвы. Столица была спасена, а 9 декабря 1941 года освобожден Тихвин.

· Казанская икона в Сталинграде. Когда икону перевезли из Ленинграда в Сталинград, перед ней шла непрестанная служба - молебны и поминовения погибших воинов. Икона стояла среди наших войск на правом берегу Волги, и немцы не смогли перейти реку, сколько усилий ни прилагали. Был момент, когда защитники города остались на маленьком пятачке у Волги, но немцы не смогли столкнуть наших воинов, ибо там была Казанская икона Божией Матери.

· Штурм Кенигсберга и явление «русской Мадонны». Существует еще одно свидетельство заступничества и помощи Божией Матери. Произошло это во время штурма Кенигсберга в 1945 году. Вот что рассказывает офицер, бывший в самом центре событий битвы за этот город-крепость: " […] Наши войска уже совсем выдохлись, а немцы были все еще сильны, потери были огромны, и чаша весов колебалась, мы могли там потерпеть страшное поражение. Вдруг видим: приехал командующий фронтом, много офицеров и с ними священники с иконой. Многие стали шутить: "Вот попов привезли, сейчас они нам помогут..." Но командующий быстро прекратил всякие шутки, приказал всем построиться, снять головные уборы. Священники отслужили молебен - и пошли с иконой к передовой. Мы с недоумением смотрели: куда они идут во весь рост? Их же всех перебьют! От немцев была такая стрельба - огненная стена! Но они спокойно шли в огонь. И вдруг стрельба с немецкой стороны одновременно прекратилась, как оборвалась. Тогда был дан сигнал - и наши войска начали общий штурм Кенигсберга с суши и с моря. Произошло невероятное: немцы гибли тысячами и тысячами сдавались в плен! Как потом в один голос рассказывали пленные - перед самым русским штурмом "в небе появилась Мадонна" (так они называют Богородицу), Которая была видна всей немецкой армии, и у всех абсолютно отказало оружие - они не смогли сделать ни одного выстрела. Тогда-то наши войска, преодолев заграждения, легко сломили (рукопашное) сопротивление и взяли город, который до этого был неприступен, и мы несли такие потери! Во время этого явления немцы падали на колени, и очень многие поняли, в чем здесь дело и Кто помогает русским!"

Личный героизм служителей Церкви и верующих мирян, их реальные достижения, заметные всем, кто был тому свидетелем, а также божественные чудеса и знамения приводили к увеличению числа верующих.

Война эта явно имела духовный смысл. По итогам переписи 1937 года, две трети сельского населения и одна треть городского, отвечая на вопрос анкеты, не побоялись признать себя верующими в Бога. Патриотическая деятельность Церкви завоевывала признание и уважение все большего числа советских людей.

4.3. Советское руководство и православная церковь

Постепнно и советское руководство стало понимать значение роли РПЦ в военных событиях. Кроме того, политический облик СССР в глазах западных союзников портила его богоборческая политика - большинство американских и английских политиков были христианами. «Планы президента США Ф.Рузвельта объявить войну Германии […] встретили возражение со стороны американского Совета церквей Христа, который […] вынес резолюцию о том, что участие США в войне на стороне Советского Союза недопустимо уже потому, что Советский Союз – безбожное государство». По этой же причине в британском Парламенте не желали установления союзнических отношений с СССР.

Конъюнктурные соображения требовали от руководства СССР новой религиозной политики в отношении РПЦ. Нужен был диалог «во имя единства верующих и атеистов, борющихся с одним врагом Родины – фашизмом».

Таким образом, РПЦ не только спасла нашу страну от захвата её фашистами, но и определила дальнейшую её судьбу, смягчив гонения на православную веру и определив дальнейшее возрождение церковной жизни, без которой невозможны ни сохранение культурных ценностей, ни дальнейшее духовное развитие русского народа. Ведь именно православные традиции как основная часть русской культуры определяют то, кем мы являемся, нашу историю, прошлое и будущее. И, забывая эти традиции, мы теряем свою самобытность и уникальность, своё национальное «я». Возрождение духовной жизни позволило нашей родине не только выстоять в войне, но и развиваться дальше как суверенное, независимое государство со своими духовными идеями и богатой самобытной культурой.

Заключение

В ходе исследования моя гипотеза о том, что церковь не только внесла свой вклад в победу, но и сыграла решающую роль в военных событиях, подтвердилась.

Как же оценить вклад Русской Православной Церкви в дело Победы? Вот какой замечательный ответ на этот вопрос дает в своей статье протоиерей Александр Ильяшенко: «[…] Чтобы оценить реальный вклад Русской Православной Церкви в Победу в Великой Отечественной войне, сначала надо ответить на вопрос: кто победил в ВОВ?

В советское время считалось бесспорным, что победу одержал обладавший самым справедливым социальным строем и самой совершенной идеологией великий Советский Союз под мудрым руководством коммунистической партии и советского правительства. Но даже сам товарищ Сталин считал иначе. Выступая на приеме в Кремле в честь командующих войсками Красной Армии, 24 мая 1945 г. он сказал:

- Товарищи, разрешите мне поднять еще один, последний тост. Я хотел бы поднять тост за здоровье нашего Советского народа и, прежде всего, русского народа (Бурные продолжительные аплодисменты, крики «ура»). Я поднимаю тост за здоровье русского народа потому, что он заслужил в этой войне общее признание как руководящей силы Советского Союза среди всех народов нашей страны. Я поднимаю тост за здоровье русского народа не только потому, что он - руководящий народ, но и потому, что у него имеется ясный ум, стойкий характер и терпение…».

Нельзя не учитывать, что фашистская Германия, с которой русскому народу пришлось вести смертельную схватку, была исключительно сильным и беспощадным врагом. Но «разве есть на свете такие огни и муки и сила такая, которая могла бы пересилить русскую силу?» Так что же это за Сила, которую никакая сила пересилить не может? Она носит характер мистический, таинственный, поэтому ответ нужно искать в духовной сфере…» (20 сентября 1944 г.).

Интересно отметить, что глубокий ответ прозвучал в творчестве талантливого советского поэта Константина Симонова:

«Как будто за каждою русской околицей,
Крестом своих рук ограждая живых,
Всем миром сойдясь, наши прадеды молятся
За, в Бога не верящих, внуков своих».

Ни классовая борьба, ни ненависть не могут сплотить людей. Преодолеть ненавистную рознь мира сего может только святость. В годы между событиями 1917 года и Великой Отечественной войной пролег крестный путь Русской Православной Церкви и русского православного народа. В этот трагический период для Церкви многие тысячи, сотни тысяч верующих людей своей жизнью и своей смертью засвидетельствовали верность Христу и Его Святой Церкви и увенчались венцами мученическими. Благодаря их подвигу, принявших на себя натиск богоборческой власти и ценою своих страданий и крови, жизни и смерти одержавших нравственную победу в неравной борьбе с фашистами, русский народ вновь обрел себя, ощутил свое духовное и национальное единство. То, что в результате революции было опорочено, осмеяно, поругано, вновь обрело свой смысл и значение. Потому и встала «страна огромная», как один человек, на «священную войну», что «прадеды», победители в борьбе за веру и правду, вымолили у Господа верящим и не верящим в Бога «внукам своим» силу и стойкость победить в Великой Отечественной войне.

Великая Отечественная война - это не борьба идеологий или социальных строев, а борьба за веру и правду. Вклад Церкви огромен, он не поддается количественной оценке и не может быть выражен в материальном эквиваленте. Удивительное самоотвержение, великодушие, беспримерный подвиг, который явил наш народ в период Великой Отечественной войны, и есть вклад РПЦ в Победу над богоборческой, чудовищной по своей жестокости силой германского фашизма.

Сайт «Православный Саров»

 

Протоиерей Василий Швец в "ЧУДЕСАХ ОТ КАЗАНСКОЙ ИКОНЫ БОЖИЕЙ МАТЕРИ" пишет: "Перед самым началом Великой Отечественной войны (1941 г.) одному старцу Валаамского монастыря (Валаам в то время принадлежал Финляндии) было три видения во время службы в храме:

1. Он увидел Божию Матерь, Иоанна Крестителя, святителя Николая и сонм святых, которые молили Спасителя о том, чтобы Он не оставил Россию. Спаситель отвечал, что в России так велика мерзость запустения, что невозможно терпеть эти беззакония. Все эти святые с Богородицей продолжали молить Его со слезами и, наконец, Спаситель сказал: "Я не оставлю Россию".

2. Матерь Божия и святой Иоанн Креститель стоят перед престолом Спасителя и молят Его о спасении России. Он ответил: "Я не оставлю Россию".

3. Матерь Божия одна стоит перед Сыном Своим и со слезами молит Его о спасении России. Она сказала: "Вспомни, Сын Мой, как Я стояла у Креста Твоего и хотела встать на колени перед Ним". Спаситель сказал: "Не надо, Я знаю, как Ты любишь Россию, и ради слов Твоих не оставлю её. Накажу, но сохраню...".

Старец, которому было видение, почил в Псково-Печерском монастыре, прожив около ста лет.

Началась страшная война, в которой враг имел единственную цель: уничтожить Россию, Святую Русь, уничтожить народ России, стереть с лица земли само понятие – Россия. Тогда произошло событие, имеющее огромное значение для судеб нашей Великой Родины, а может быть, и для всего мира. Мы часто думаем, что все чудеса и знамения были в прошлом, но они совершаются постоянно, только нужно быть в молитве, вере и надежде, что мы не оставлены Промыслом Божьим. Речь пойдёт об иконе Божией Матери.Стояла зима 1941 г. Немцы рвались к Москве. Страна была на грани катастрофы. В те дни почти никто не верил в победу; не знали, что делать, видели только погибель, повсюду были паника, страх, уныние.

Когда началась Великая Отечественная война, Патриарх Антиохийский Александр III обратился с посланием к христианам всего мира о молитвенной и материальной помощи России. Очень немного истинных друзей оставалось у нашей страны тогда. Были великие молитвенники и на Руси, такие, как иеросхимонах Серафим Вырицкий. Тысячу дней и ночей непрерывно молился он о спасении страны и народа России, стоял на молитве в тяжелейшие годы, когда страну терзали враги. Но, как и в 1612 г. Промыслом Божиим для изъявления воли Божией и определения судьбы страны и народа России был избран друг и молитвенник за неё из братской Церкви – Митрополит гор Ливанских Илия (Антиохийский Патриархат). Он знал, что значит Россия для мира; знал, и поэтому всегда молился о спасении страны Российской, о просветлении народа. После обращения Александра III Митрополит Илия стал ещё горячее всем сердцем молиться за спасение России от погибели, от нашествия вражеского. Он решил затвориться и просить Божию Матерь открыть, чем можно помочь России. Он спустился в каменное подземелье, куда не доносился ни один звук с земли, где не было ничего кроме иконы Божией Матери. Владыка затворился там, не вкушая пищи, не пил, не спал, а только, стоя на коленях, молился перед иконой Божией Матери с лампадой. Каждое утро владыке приносили сводки с фронта о числе убитых и о том, куда дошёл враг. Через трое суток бдения ему явилась в огненном столпе Сама Божия Матерь и объявила, что избран он, истинный молитвенник и друг России, для того, чтобы передать определение Божие для страны и народа российского. Если всё, что определено, не будет выполнено, Россия погибнет.

Владыка связался с представителями Русской Церкви, с советским правительством и передал им всё, что было определено. И теперь хранятся в архивах письма и телеграммы, переданные митрополитом Илией в Москву.

Сталин вызвал к себе митрополита Ленинградского Алексия (Симанского), местоблюстителя патриаршего престола митрополита Сергия (Страгородского) и обещал исполнить всё, что передал митрополит Илия, ибо не видел больше никакой возможности спасти положение. Всё произошло так, как и было предсказано. Не было сил, чтобы удержать врага. Был страшный голод, ежедневно умирали тысячи людей. Из Князь-Владимирского собора вынесли Казанскую икону Божией Матери и обошли с ней крестным ходом вокруг Ленинграда – город был спасён. Но многим до сих пор непонятно, чем держался Ленинград, ведь помощи ему практически не было: то, что подвозили, было каплей в море. И, тем не менее, город выстоял. Снова подтвердились слова, сказанные святителем Митрофаном (Воронежским) Петру I о том, что город святого апостола Петра избран Самой Божией Матерью, и пока Казанская Её икона в городе, и есть молящиеся, враг не может войти в город. Вот почему ленинградцы так почитают Казанскую икону Божией Матери. Она всё время, от основания города была Заступницей его, да и всей России.

Интересно и то, что блокада Ленинграда была прорвана в день празднования святой равноапостольной Нины, просветительницы Грузии. После Ленинграда Казанская икона начала своё шествие по России. Да и Москва была спасена чудом. Разгром немцев под Москвой – это истинное чудо, явленное молитвами и заступничеством Божией Матери. Немцы в панике бежали, гонимые ужасом. По дороге валялась брошенная техника, и никто из немецких и наших генералов не мог понять, как и почему это произошло. Волоколамское шоссе было свободно, и ничто не мешало немцам войти в Москву. Затем Казанскую икону перевезли в Сталинград. Там перед ней шла непрестанная служба – молебны и поминовения погибших воинов. Икона стояла среди наших войск на правом берегу Волги, и немцы не смогли перейти реку, сколько бы усилий ни прилагали. Был момент, когда защитники города остались на маленьком пятачке у Волги ("Малая земля"), но немцы не смогли столкнуть наших воинов, ибо там была Казанская икона Божией Матери.

Знаменитая Сталинградская битва началась с молебна перед этой иконой, и только после этого был дан сигнал к наступлению. Икону привозили на самые трудные участки фронта, где были критические положения, в места, где готовились наступления. Священство служило молебны, солдат кропили святой водой. Как умиленно и радостно многие принимали всё это!

Пришло время славной древности российской! Какие были молитвенники на Русской земле! И Божия Матерь по их молитвам отгоняла врагов, вселяя в них ужас. Рассказы о чудесных случаях приходилось слышать и от многих фронтовиков, в том числе и от неверующих.

Хочется рассказать об одном таком свидетельстве заступничества и помощи Божией Матери. Произошло это во время штурма Кёнигсберга 9 апреля 1945 года. Вот, что рассказывает офицер, бывший в самом центре событий битвы за этот город-крепость: "Наши войска уже совсем выдохлись, а немцы были всё еще сильны. Потери были огромны, и чаша весов колебалась. Мы могли там потерпеть страшное поражение. Вдруг видим: приехал командующий фронтом, много офицеров и с ними священники с иконой. Многие стали шутить: "Вот попов привезли, сейчас они нам помогут...". Но командующий быстро прекратил всякие шутки, приказал всем построиться, снять головные уборы. Священники отслужили молебен и пошли с иконой к передовой. Мы с недоумением смотрели: куда они идут во весь рост? Их же всех перебьют! От немцев была такая стрельба – огненная стена! Но они спокойно шли в огонь. И вдруг стрельба с немецкой стороны одновременно прекратилась, как оборвалась. Тогда был дан сигнал – и наши войска начали общий штурм Кёнигсберга с суши и с моря. Произошло невероятное: немцы гибли тысячами и тысячами сдавались в плен! Как потом в один голос рассказывали пленные: перед самым русским штурмом "в небе появилась Мадонна" (так они называют Богородицу), Которая была видна всей немецкой армии, и у всех абсолютно в этот миг отказало оружие – они не смогли сделать ни одного выстрела. Тогда-то наши войска, преодолев заграждения, легко сломили (рукопашное) сопротивление и взяли город, который до этого был неприступен. Во время этого явления немцы падали на колени, и очень многие поняли, в чём здесь дело, и Кто помогает русским!". И ещё один факт. Киев – матерь городов русских – был освобождён нашими войсками 22 октября – в день празднования Казанской Божией Матери. И это было весьма знаменательно для народа России: отсюда началась Русь наша; здесь произошло Крещение нашего народа, который избрал навсегда Христианство, Православную Веру! Вся истинная сила и всё истинное счастье Русского народа – в Православной Вере!

20 000 храмов Русской Православной Церкви было открыто в то время. Вся Россия молилась тогда! Молился даже Иосиф Сталин (об этом есть свидетельства). Б.М. Шапошников, царский генерал, не скрывавший своих религиозных убеждений, часами беседовал со Сталиным, и все его советы (в том числе одеть войска в старую форму царской армии с погонами) были приняты. А.В. Василевский, по рекомендации Б. М. Шапошникова, назначенный на смену ему начальником Генштаба, был сыном священника, и отец его ещё был жив.

Церковь благословила Отечественную войну русского народа, и Благословение это было утверждено на Небе. От Престола Всевышнего и возгорелся дух России! Сколько старших офицеров, не говоря уже о солдатах, молились перед боем! Многие командиры, да и сам маршал Жуков, говорили перед боем: "С Богом!". Один офицер, сидевший на связи с лётчиками во время боевых вылетов, рассказывал, что часто слышал в наушниках, как пилоты горящих самолётов кричали: "Господи! Прими с миром дух мой!"

Тогда же были открыты духовные семинарии, академии, возобновлены службы в Троице-Сергиевой Лавре, Киево-Печерской Лавре и во многих других монастырях. Было решено перенести мощи святителя Алексия, митрополита Московского и всея Руси в Богоявленский собор, где стояла всю войну та самая чудотворная икона Казанской Божией Матери, которая была с ополчением 1612 г. Наступило время возвращения Веры на Русскую землю, как и предсказывали наши святые.

В 1947 г. Сталин исполнил своё обещание и в октябре пригласил митрополита Илию в Россию. Он побоялся не исполнить указания Божией Матери, ибо все пророчества, переданные Владыкой Ливана, сбылись. Перед приездом гостя Сталин вызвал Владыку Алексия, ставшего тогда уже Патриархом, и спросил: "Чем может отблагодарить митрополита Илию Русская Церковь?». Святейший предложил подарить митрополиту Ливанскому икону Казанской Божией Матери, крест с драгоценностями и панагию, украшенную драгоценными каменьями из всех областей страны, чтобы вся Россия участвовала в этом подарке. По распоряжению Сталина самые искусные ювелиры изготовили панагию и крест. И список с Казанской иконы.

Митрополит Илия прибыл в Москву, встретили его торжественно. На церемонии-встрече ему преподнесли икону, крест и панагию. Как он был растроган! Он говорил, что всю войну день и ночь молился о спасении России. "Я счастлив, – сказал владыка Илия, – что мне довелось стать свидетелем возрождения Православной Веры на Святой Руси и увидеть, что Господь и Божия Матерь не оставили вашу страну, а напротив – почтили её особым Благоволением. С великой благодарностью принимаю эти дары от всей земли Русской, как память о любимой мною стране и её народе. Желаю вам, дорогие мои, и надеюсь, что, по словам великого святого земли российской – преподобного Серафима Саровского – вы посреди лета запоёте "Христос Воскресе!". Вот радость-то будет по всей земле великой!"

Тогда же Правительство наградило его Сталинской премией за помощь нашей стране во время Великой Отечественной войны. От премии владыка отказался, сказав, что монаху деньги не нужны: "Пусть они пойдут на нужды вашей страны. Мы сами решили передать вашей стране 200 000 долларов для помощи детям-сиротам, у которых родители погибли на войне", – сказал митрополит Илия...

Из Москвы митрополит Ливанский поехал в Ленинград (это было в первых числах ноября 1947 г.). Приведём здесь запись одного из очевидцев - Василия Щвец о пребывании владыки Илии в Ленинграде и ещё о двух встречах с ним: "Перед самым приездом митрополита Илии в Ленинград мне явился во сне какой-то священник (Николай Чудотворец) и сказал: "Через три дня ты узнаешь, как была спасена Россия. Не забудь об этом и поведай другим". И вот по делам службы через три дня я оказался рано утром на Московском вокзале (отправлял контейнеры). Вдруг вижу, идёт начальник МВД города, с ним множество милиции, солдат, почётный караул. На вокзал никого не пускают. Все говорят: "Наверно, Сталин приехал..." Подхожу к оцеплению и вижу: идёт Косыгин (его, наверно, как ленинградца направили сопровождать владыку Илию), с ним митрополит Ленинградский Григорий, а между ними митрополит в восточном клобуке. Тогда я вспомнил про сон и подумал: "Что-то сегодня будет в соборе?" Утром 9 ноября митрополит Илия служил Литургию в кафедральном Никольском соборе, тогда же он преподнёс храму частичку мощей Святителя Николая (перед солеей слева у главного престола). На следующий день я пришёл к знакомому, а он говорит: "Поехали во Владимирский собор (Князь-Владимирский собор у Тучкова моста), там будет сегодня великое торжество, весь город об этом говорит!" – "Зачем так рано? Ведь ещё три часа до службы", – говорю я. – "Да иначе не попадём, столько народа соберется!" И вот пошли во Владимирский собор. Что-то необыкновенное в городе творилось: все прилежащие улицы были заполнены народом. Около двухсот тысяч стояло у храма, весь транспорт остановился, проходы загорожены, еле пробрались к нему. Стоим около храма, а внутрь не попасть: солдаты стоят в оцеплении и никого не пускают. Вдруг из боковой двери выбегает староста (наш знакомый), увидел нас и зовёт: "Пошли! Я вас дожидался!" Он провёл нас в храм, и мы оказались у самой солеи! Слева от солеи было отгорожено место, и там стояли члены Правительства. Мы насчитали – 42 человека. И вот появились – митрополит Илия, митрополит Григорий и священство. Началась служба. Отслужили малую вечерню, после чего состоялось возложение драгоценного венца – дара владыки Илии на Казанскую икону Божией Матери. По возложении венца он произнёс проповедь. Рассказал всё: как явилась ему Божия Матерь, что Она поведала ему. – "Я молился за ваш прекрасный город, и так благодарен Господу, что Он удостоил меня побывать здесь, молиться вместе с вами! Я увидел, что Матерь Божия не оставила чад своих. Мне преподнесли крест с камнями со всей земли Русской, панагию и икону Казанской Божией Матери. Крест этот я положу на престол нашего Кафедрального собора в Ливане и обещаю вам, дорогие, что крест из России всегда будет лежать на престоле, пока я буду жить на земле. Я завещаю, чтобы и после моей кончины крест остался на престоле. Икона Казанской Божией Матери будет находиться в алтаре и всегда будет напоминать мне во время богослужения о России. Простите, дорогие мои, что не могу благословить и обнять каждого из вас! Посылаю Благословение Господне на всех вас, и всегда, пока я жив, буду молиться о вас!"

Конечно, говорил он через переводчика, но почти все в храме плакали. Это незабываемо! Какое счастье тому, кто мог быть в этот день во Владимирском соборе, какая радость на всю жизнь! Это был такой духовный подъём, такая могучая общая молитва! Все чувствовали себя братьями и самыми дорогими друг другу людьми!

И вот – все запели: "Заступница усердная..." Невозможно передать, какое чувство было во время пения! Казалось, весь народ поднялся на воздух! Когда вышли из храма, тропарь Казанской иконе Божией Матери запели все стоящие на площади, на прилегающих улицах, у стадиона – десятки тысяч, все пели: "Заступница усердная"... Люди плакали и молились истинной Заступнице и Спасительнице России!

На следующий день, 11 ноября, митрополита Илию торжественно встречали в духовной академии; епископ Симеон (ректор академии) сказал прекрасное трогательное слово: "Когда вы, дорогой Владыко, будете совершать крестное знамение, то при призывании имени Господа нашего Иисуса Христа вы всегда будете касаться тремя перстами панагии и сразу вспомните нашу страну и помолитесь о России, нашей Заступнице – Божией Матери, потому что в панагии – изображение Владычицы нашей с Господом в окружении всей Российской земли. Это великий символ, издревле Русь называется Домом Божией Матери – и здесь, в панагии вашей – изображение Божией Матери в окружении всей Российской земли! Ибо нет земли в России, которая не дала бы частички своей для этой панагии!"

Все учащиеся академии и семинарии (их тогда было немного) удостоились видеть этого Богоносного Божьего Святителя Востока и получить лично его благословение. Это яркое событие и доныне хранит благодарная память сердца. Господь сподобил меня ещё дважды увидеть этого великого молитвенника.

Вторая встреча была в Псково-Печерском монастыре во время второго приезда его в Россию в 1954 г. Тогда в Печорах были три Патриарха и множество иереев. Все спустились в пещеры и вошли в церковь Воскресения Христа (это было в августе) и запели: "Христос Воскресе!" и все пасхальные стихиры – и это посреди лета! На греческом, славянском и арабском языках! Как умилительно и торжественно! У всех бороды были мокры от слёз!

В третий раз довелось увидеть владыку в 1963 г. в алтаре Псковского Троицкого собора, Подошол к нему под благословение и сказал: "Дорогой Владыко! Вас помнят в Ленинграде и молятся о Вас. И всегда будут помнить! Мне довелось быть во Владимирском соборе в 1947 г. в Ваш приезд. Спаси Вас Господи!". Он прямо переменился в лице и начал говорить по-русски, но не очень хорошо, медленно, но твёрдо выговаривая слова. О, это настоящий старец! Какие у него были глаза! Когда он услышал мои слова, у него потекли слёзы, и он сказал: "Как же у вас любят Бога! Нигде так не любят Бога и Божию Матерь, как у вас! Какое счастье быть в России! Это невозможно говорить! Я был в Иерусалиме на празднике Пасхи Христовой, я был во многих странах, я был в Португалии, когда праздновали день памяти явления Божией Матери, где собралось 70 000 человек, но такого я не видел никогда! Такой любви и веры я не видел нигде! Как тогда пели на улицах: "Заступница усердная!.." Тысячи людей – единым сердцем! Я плакал, я не мог ничего сказать..." А слёзы прямо текут по его щекам; все в недоумении: почему почетный гость плачет? А он продолжает: "Я всегда молюсь за ваш город, он в сердце, Я очень люблю вашу страну и ваш народ!" И поцеловал меня.

Такая горячая любовь Святителя Божьего предстоит за нас! Как можно не помнить и не благодарить за неё Господа! После службы митрополит Илия отслужил в Троицком соборе молебен Казанской иконе Божией Матери, и я удостоился сослужить ему.

Это было хрущёвское время безумной ненависти к многострадальной Церкви нашей и нового гонения на неё; богомудрый Святитель всё понимал. И, может быть, по его молитвам это безумное неронство на следующий год кончилось с таким позором для ненавистника – пример будущим нечестивцам (2 Пет. 2,6)!

Всего несколько лет назад отошёл митрополит Илия Ливанский ко Господу в возрасте 97 лет. В некрологе "Журнала Московской Патриархии" было сказано, что он был другом и молитвенником нашей Родины.

Ныне чудотворная икона Казанской Божией Матери стоит во Владимирском соборе Ленинграда и все так же является знамением благодатного Покрова Царицы нашей Небесной. Мы все должны помнить обетование, что пока стоит Казанская икона в городе и молятся Божией Матери верующие, до тех пор будет жить Великий город Святого Петра, первоверховного Апостола каменной веры, на которой стоит святая Церковь Христова. В камень же одет и сам город: это напоминает о том, что всё в мире держится верой и молитвой! Пусть каждый, кто приедет сюда, зайдёт помолиться во Владимирский собор Заступнице Усердной, Матери Господа Вышнего, поклониться до земли образу Её Казанскому со умилением сердечным.

Так и стоит икона Казанская в пережившем блокаду городе с венчиком митрополита гор Ливанских Илии, преподнесённом Божией Матери в благодарность о спасении России в 1941-1945 гг.

И ныне ограждают Российскую землю чудотворные иконы Матери Господа и нашей Заступницы: Тихвинская икона хранит и благословляет пределы севера, Иверская икона хранит и благословляет нижние пределы. Почаевская и Смоленская ограждают землю Российскую с запада. На востоке, сияя до края земли лучами благодати, ограждает и благословляет Россию Казанская икона Божией Матери. А в центре сияет образ Божией Матери Владимирской, написанный евангелистом Лукой на доске от стола, за которым совершалась Тайная Вечеря – первая Евхаристия, ознаменовавшая начало спасения человечества на Крови нашего Господа, начало новой жизни. Аминь.

Ныне благодарно вспоминая приснопамятного богоносного Святителя и молитвенника за нашу страну Ливанского митрополита Илию (Карам), должно и нам усердно молиться о его родине, тяжко страдающей сейчас, раздираемой врагом – Ливане, одной из древнейших стран Божьего Востока, многократно называемой в Священном Писании благословенной и прекрасной! Страдают и погибают соотечественники Святителя, единоверные нам, молившиеся за нас вместе со своим Владыкой в годы бедствий наших. «Друзья познаются в беде». Да будем и мы благодарными!

«Помилуй, Господи, и заступи и сохрани страну Ливанскую, благословенного Востока Твоего Божьего, и народ её православный, и ради Пречистой Твоей Матери, Царицы неба и земли, Твоих Апостолов, Пророков, Мучеников, и ради молитв приснопамятного Святителя Твоего митрополита Ливанского Илии – спаси, Господи, людей твоих, и всех нас, вопиющих к Тебе день и ночь, помилуй! Сотвори нам избавление Твоё! Всё упование на Тебя! Аминь!"

Что последовало бы, если бы власть держащие не вняли тогда, во время войны, словам, переданным Богородицей через великого молитвенника, митрополита гор Ливанских Илию, – вопрос вовсе не праздный. Да и ответ на него, исходя из аналогии событий, похоже, имеется...

Полковник О., отставной военный доктор, фронтовик, на Общем собрании членов братства святителя Иоасафа, епископа Белгородского 4 сентября 1915 года в Петрограде рассказал о двух явлениях ему Чудотворца: "Года за два до войны, следовательно, в 1912 году явился ко мне в сновидении Святитель Иоасаф, и, взяв меня за руку, вывел на высокую гору, откуда нашему взору открывалась вся Россия, залитая кровью.

Я содрогнулся от ужаса... Не было ни одного города, ни одного села, ни одного клочка земли, не покрытого кровью... Я слышал отдалённые вопли и стоны людей, зловещий гул орудий и свист летающих пуль, зигзагами пересекавших воздух; я видел, как переполненные кровью реки выходили из берегов и грозными потоками заливали землю... Картина была так ужасна, что я бросился к ногам Святителя, чтобы молить Его о пощаде. Но от трепетания сердечного я только судорожно хватался за одежды Святителя и, смотря на Угодника глазами, полными ужаса, не мог выговорить ни одного слова.

Между тем Святитель стоял неподвижно и точно всматривался в кровавые дали, а затем изрек мне: "Покайтесь... Этого ещё нет, но скоро будет!"

Уже после начала войны полковнику О. было второе явление Святителя Иоасафа: "Лик Его был скорбен. – "Поздно – сказал Святитель, – теперь только одна Матерь Божия может спасти Россию. Владимирский образ Царицы Небесной, которым благословила меня на иночество мать моя, ныне пребывает над моею ракою в Белгороде. Также и Песчанский образ Божией Матери, что в селе Песках подле г. Изюма, обретённый мною в бытность мою епископом Белгородским, нужно немедленно доставить на фронт, и пока они там будут находиться, до тех пор милость Господня не оставит Россию. Матери Божией угодно пройти по линям фронта и покрыть его Своим омофором от нападений вражеских... В иконах сих источник благодати, и тогда смилуется Господь по молитвам Матери Своей!"

Сказав это, Святитель стал невидимым, и я очнулся".

Примыкают к ним и слова одного из участников Конгресса русских соотечественников, состоявшегося в Москве во дни т. н. "путча" в августе 1991 г.: "Россия возродится не ранее, чем икона Владимирской Божией Матери будет возвращена на Своё место в Успенском соборе Московского Кремля, а «Троица», писанная преподобным Андреем, Крестным ходом прибудет в Троице-Сергиеву Лавру".

(Из кн. Фомина С.В. "Россия перед вторым пришествием")

 

«Воскресная школа», Москва, Священник Михаил МАЛЕЕВ

Русь Святая! Испокон века стоит она молитвами старцев. Из Москвы и Петербурга, Тулы и Рязани едут люди к своему отцу духовному, батюшке Василию Швецу. Отец Василий служит в одном из живописных уголков земли Русской, на берегу Чудского озера. Уже более 50 лет совершает свое пастырское служение отец Василий, неся в мир любовь и радость. Долгую жизнь прожил батюшка. Пришлось ему пережить всё, что выпало на долю нашего Отечества в бурном XX веке.

Храм Святителя Николая, в котором служит о. Василий, как ни странно, спасла война. Большевики дали указание взорвать храм 24 июня 1941 года, но тот взрыв так и не прозвучал.

Началась Великая Отечественная война

В годы войны капитан Швец воевал на Северном фронте. Рассказывая о войне, о. Василий всегда вспоминал о чудесном явлении ему Святителя Николая: "Мы брали тяжёлым боем город Гольдберг. Всю ночь я стоял в молитве. Я всегда молился. И когда после молитвы я пришёл в дом, то там оказался старичок и мне рассказал об исходе войны и о том, что много погибнет здесь, но когда обратятся к Богу, то будет успех. Это было с 21 на 22 марта 1945 года. Этот старичок исчез, я его больше не видел".

В вечной памяти народной живёт та духовная сила, которая даровала русскому оружию и русским людям победу в годы Великой Отечественной войны.

Об этом можно часто услышать в рассказах батюшки Василия: "Второй раз видел я этого старичка, который являлся мне на фронте. Он сказал: "Через три дня ты узнаешь, как спасся город и вся Россия, приходи завтра ко мне". Сказал адрес. Это оказался Никольский кафедральный собор". В этот самый день и митрополит гор Ливанских Илия посетил Никольский кафедральный собор в Ленинграде. В этом соборе находится чудотворный образ святителя Николая. Здесь, в соборе, узнали ленинградцы об откровении Божией Матери, которое было дано владыке Илие. Ему явился огненный столп, и раздался в нём голос Матери Божией, и повторился три раза: "Город находится в осаде врагов, пускай не сдают. Я сама встану на защиту, вражья нога не войдёт в него. Нужно служить молебен Казанской Божией Матери. Необходимо выпустить на свободу священников, открыть семинарии, храмы и монастыри". "После этого были открыты все храмы - даже глава правительства Иосиф Сталин внял голосу Божьему. Священников, кто был в заключении, всех выпустили на свободу".

Вот слова о. Василия, его свидетельство о спасении России в годы войны.

Люди, которые близко знают батюшку и окормляются у него, сознают, каким великим даром Божиим обладает этот человек. Среди духовных чад его - лица всевозможных профессий, званий и возрастов. Жить и трудиться для ближнего, приводить их к Богу, ко спасению - вот цель всей его жизни. В жертву своему пастырскому служению приносит он свой покой, здоровье, свою личную жизнь. Жизнь духовных чад стала его жизнью. Батюшка умеет принять в сердце каждого. Если требуется сострадать - сострадает, сорадоваться - сорадуется, огорчаться - огорчается.

О. Василий говорил, что Особые попечения о земле Русской всегда проявляла Пресвятая Богородица. Через многочисленные иконы и храмы Пресвятая Богородица являла всем русским людям своё невидимое присутствие на Русской земле. Россию всегда именовали домом Пресвятой Богородицы. Особое заступление Богородицею было явлено в годы Великой Отечественной войны.

Божия помощь никогда не оставляла Россию. Не оставит своего народа Заступница усердная рода христианского. Не отнимет Пресвятая Богородица Покров Свой и сегодня.

 

Священник Николай Булгаков
Православие.ru

Протоиерей Василий Швец

Теперь, когда уже изданы тома с описанием чудес, происходивших во время Великой Отечественной войны, и свидетельств того, что «Бог был нам генерал», как не вспомнить человека, которому мы обязаны важнейшим прорывом в правду нашей истории ХХ века.

Примерно в 1986 году пришли ко мне перепечатанные на машинке странички в неподписанном конверте – самое привычное для нас тогда чтение, самиздатовский третий или четвертый экземпляр. Сверху стояло: «Казанская икона Божией Матери – благословение России и Петербургу». Автор не указывался. Я прочитал этот вдохновенный текст, который дышал великой любовью к Царице Небесной, к России, к Петербургу – и мурашки прошли по спине: вся наша история, вплоть до нынешнего времени, – всё чудо Божией Матери! После этих удивительных страниц навсегда осталось великое благоговение к Казанскому образу Пречистой, невозвратная надежда на нашу Заступницу Усердную.

В конце приводился для нас тогда совершенно новый, а ныне широко известный факт о том, что осенью 1941 года, в самые критические дни войны митрополиту Гор Ливанских Илие (Караму) по его горячим молитвам явилась Матерь Божия и открыла, что нужно сделать, чтобы Россия не погибла. Она велела открыть храмы, монастыри, духовные семинарии и академии; отпустить священников из тюрем, с фронтов, а им начать служить. Ленинград врагу не сдавать. Обнести город Казанской иконой; перед этой иконой служить в Москве молебен; затем Казанская икона должна идти с войсками до границ России. Она должна быть в Сталинграде, сдавать который врагу также нельзя. Когда война закончится, митрополит Илия должен приехать в Россию и рассказать о том, как она была спасена.

В послании говорилось:

«Владыка связался с представителями Русской Церкви и с Советским правительством и передал им всё, что было определено. Сталин вызвал к себе митрополита Ленинградского Алексия, митрополита Сергия и обещал исполнить, что передал митрополит Илия, ибо не видел больше никакой возможности спасти положение. Всё произошло так, как и было предсказано».

После Победы, в 1947 году, митрополит Илия приезжал к нам. Он был награждён Сталинской премией; по согласованию со Сталиным ему подарили крест и панагию с драгоценными камнями из разных мест России – в благодарность от всей нашей земли.

Надо сказать, прочитав рассказ об этих событиях, я не отбросил его сразу, как «миф» – мол, это неправда. Неправда, потому что Сталин, каким мы его знали, не мог поступить, как верующий человек. Но ведь мог быть и другой вывод: значит, мы не всё и не главное знали о Сталине. Весь дух этих страничек вызывал великое к ним доверие, к их замечательному неведомому автору – почему же нужно было одно принимать, а другое отбрасывать?

Забрезжила надежда: а что если в нашей истории всё было не так, как мы привыкли думать, как нас учили?.. Нет, выше, разумнее, красивее… Ведь и в 1917 году главными были не революции, а явление Державной иконы Божией Матери, о котором тоже было замечательно сказано в этом повествовании. Ведь и отношение к Царю-мученику Николаю, к монархии у нас всё больше и больше менялось… Ведь и сама вера к нам так пришла…

А как могло быть иначе? Но тогда это был первый, важнейший прорыв в правду нашей истории ХХ века. Важнейший, прежде всего потому, что он давал нам возможность воздать дань благодарности Царице Небесной за спасение нашего народа в том огненном испытании.

В нашей истории, как и во всей науке, во всем образовании, была тотальная атеистическая цензура, полная идеологическая блокада – она продолжается во многом и до сего дня. Но непреложны слова Спасителя: «Нет ничего тайного, что не сделалось бы явным» (Лк. 8, 17). Как оставался Ной в ковчеге, и жизнь на земле продолжилась, так это важнейшее свидетельство донёс до нас отец Василий Швец.

Это сказание – миф? Да нет, скорее миф – то, что якобы такая Великая Победа была дарована нам без заступления Царицы Небесной. Все победы во всей русской истории были дарованы Ею, Она покрывала Свой Дом во все века – а тут вдруг оставила?

Да Она же Сама засвидетельствовала, что не оставила нас – явлением Державной Своей иконы в 1917 году!

Когда мы узнали об этом, когда стали приходить многочисленные свидетельства о чудесах в то время, то в нашу историю ХХ века вошёл Бог – о Котором мы забыли, словно Его тогда и в самом деле не было, вошла Матерь Божия. И история обрела реальность, обрела объём, связь с Небом. Она перестала быть плоской картинкой, и в это двумерное пространство её уже не втиснуть, как бы ни пытались это сделать некоторые ревностные борцы с «мифами».

В те годы и думать было невозможно о том, чтобы напечатать эти страницы где-нибудь, кроме как на домашней пишущей машинке. Ни в одном – даже действующем – храме не продавалось ни одной православной книги. Но скоро всё стало меняться. И, конечно, появилось желание попробовать напечатать это сказание, которое давало совершенно новый взгляд на нашу историю. А вдруг чудо совершится?

И всё же, отдавая текст в печать, хотелось быть совершенно уверенным в историческом свидетельстве о митрополите Илие. Сказал об этом отцу Валериану Кречетову, настоятелю храма Покрова Божией Матери в Акулово под Москвой. А он:

– А за что же ему дали Сталинскую премию?

Первые попытки напечатать сказание ничего не дали. Лишь в 1991 году, когда стала выходить газета «Русский Вестник», в ней был опубликован отрывок из него под названием «Заступница» – самый ныне известный – о Великой Отечественной войне. А в 1992 году полный текст сказания напечатал «Вестник Московского общества охраны памятников истории и культуры». Наверху поставили: «Автор редакции неизвестен».

Однажды, как всегда, в воскресенье, поехал я в Акуловский храм, заказал молебен Казанской Божией Матери… На службу приехал удивительный гость – очень живой седовласый старец. После Литургии он сказал в храме огненное слово, в котором кое-что показалось мне знакомым.

Потом была общая трапеза, беседа, и уже к концу её отец Валериан, посмотрев на меня, сказал:

– Тут кто-то интересовался, кто написал о Казанской иконе Божией Матери…

Я всё понял. Автор – здесь!

И отец Василий теперь уже сам рассказал, как очевидец, о приезде митрополита Илии в 1947 году в Ленинград, о его встрече с народом в Князь-Владимирском храме у Тучкова моста, где и поныне красуется украшенная владыкой Казанская икона Царицы Небесной.

Отец Василий даже жест повторил, с которым митрополит Илия вернул Сталинскую премию, сказав, что он монах, деньги ему не нужны, они сами привезли 200 тысяч долларов для детей-сирот погибших офицеров нашей армии.

Слово о Казанской иконе стало широко публиковаться. Но и сегодня можно услышать рассуждения о том, что это сказание – якобы «благочестивый миф». Причём, «основанием» для таких утверждений бывает лишь: «это невозможно», «нет документов»…

У предания документов по определению быть не может. Впрочем, и у писания тоже может их не быть. Ни печатей, ни подписей, ни «единиц хранения» у очень многих исторических источников, как известно, не было.

Древние летописцы не делали ссылок, излагая события, но их летописи легли в основу нашей истории. А вот у поддельных «документов» могут быть все печати и подписи в избытке – но их, бывает, опровергают именно устные свидетельства очевидцев.

Современники той эпохи, люди святой жизни, молитвенники, наделённые священным саном и монашествующие, имеющие высокий духовный авторитет, приняли свидетельство отца Василия без сомнений и даже стали передавать его людям, устно и письменно.

Сын расстрелянного в 1937 году протоиерея Николая, протоиерей Сергий Лавров (1911-2001), прошел Финскую войну, а когда уходил на Отечественную, его мать дала ему кусочек хлеба и сказала:

– Откуси. Придёшь – и доешь.

И положила за иконы.

«Служил Сергей в строительном батальоне железнодорожных войск, – рассказывает Светлана Леднёва о нём в книге «Воин Христа, воин Отечества». – Он был командиром водолазно-понтонного взвода. Фашисты бомбили мосты, а наши воины их восстанавливали. Часто работали под шквальным огнём, под обстрелами.

В минуты затишья Сергей уходил куда-нибудь в лесок, там, на пенёчке, раскрывал акафист перед иконой «Всех скорбящих Радость» и, вставая на колени, горячо молился. Всю войну до Кёнигсберга с ним прошли иконы Казанской Божией Матери и великомученика Пантелеймона.

А в деревне Переделки горячо молилась за своего любимого сыночка многострадальная матушка Елизавета. И… вымолила сына!

Он вернулся в 1946 году – и доел тот кусочек хлеба.

«Сколько раз, казалось, смерть была неминуема, но «вся машина изрешечена пулями, а на мне ни царапинки», – вспоминал спустя много лет отец Сергий».

После войны его благословил на священство митрополит Николай (Ярушевич). Отец Сергий прослужил священником 52 года. В проповеди в своём храме Покрова Божией Матери в селе Игумново под Москвой на 50-летие Великой Победы протоиерей Сергий Лавров рассказал и о Явлении Божией Матери митрополиту Илие.

Другой участник Великой Отечественной войны, известный всей России и ныне здравствующий архимандрит Петр (Кучер), в проповеди на Покров Божией Матери также приводил это свидетельство.

Недавно Господь сподобил побывать на Куликовом поле и в Себено, на родине блаженной Матроны Московской – удивительно, но то и другое совсем рядом… В месте нашей первой Великой Победы в день Рождества Пречистой стоит храм, а в нём служит батюшка из Троице-Сергиевой Лавры. Мы вспомнили с ним незабвенного лаврского старца иеросхимонаха Моисея (Боголюбова; 1915-1992). Батюшка сказал про него просто – то, что и мы, знавшие его, чувствуем, ощущаем:

– Он – святой.

Отец Моисей был великим почитателем Царицы Небесной. Рассказ о митрополите Илие, он включил в свою книгу «Заступница Усердная».

Православный публицист Алексей Яковлев-Козырев, вместе с которым мы провели не один счастливый час в гостеприимной келье старца Моисея, где благословлялась, обсуждалась, писалась книга «Православие. Армия. Держава», в которую тоже вошло свидетельство отца Василия Швеца, недавно побывал в Ливане, в том числе в подземном храме, где митрополиту Илие явилась в 1941 году Царица Небесная, и видел там ростовой образ Пречистой.

«Митрополит очень много молился Божией Матери, и чаще всего – в подземной церкви монастыря Дейр Сайидет эль Нурийя (в переводе – монастыря «Свет Божией Матери»), – вспоминал личный секретарь митрополита Гор Ливанских Илии Мата (Матвей) Зака Ассаад, - Митрополит любил Россию и русский народ. Он несколько раз ездил в Россию, и на службах всегда поминал в своих молитвах Россию и русский народ, желая счастья и успехов».

Во время Великой Отечественной войны митрополиту Илие Богородица открыла то, что нужно сделать, чтобы победила Россия, и повелела написать письмо Сталину. И Сталин выполнил всё, что передал ему митрополит Илия.

Сталин был очень благодарен этой вести, так как начались успехи на фронте. Митрополит Илия стал другом Сталину.

Я говорю всё это, потому что был секретарем митрополита Илии и председателем Церковного суда. Митрополит часто рассказывал об этих событиях, о России, о любви к России, о чудесах Божией Матери.

В горах рассказывают, что когда Илия был ещё подростком, жил здесь, в Бхамдуне, то удостоился беседы с Царицей Небесной…

Во время Великой Отечественной войны многие ливанские батюшки, в том числе и митрополит Илия, молились о победе Советской Армии. Да и все православные Ливана молились за победу России».

О чём Сталин думал на самом деле, что он понял во время войны, а что хорошо понимал и до этого, чего хотел, чего не хотел, – это во многом ещё тайна истории.

Может быть, что-то делал, чего и не хотел. Может быть, чего-то хотел – но ему помешали. Это можно исследовать, однако главный вопрос – не в этом, не в личности Сталина. Главное – как в русской истории и в это безбожное, с одной стороны, время, а с другой – время высоких подвигов веры и самопожертвования, действовал Господь, Промысел Божий. И как сказался на событиях нашей истории ХХ века Покров Державной Владычицы.

Наши благочестивые предки всегда отдавали дань благодарности Господу, Матери Божией, святым за их особые милости народу нашему. В честь победы над Наполеоном был воздвигнут величественный храм Христа Спасителя. В благодарность Царице Небесной за спасение Москвы от нашествий Тамерлана в 1395 году, хана Ахмата в 1480 году и Крымского хана Махмет-Гирея в 1521 году мы празднуем трижды в год праздники в честь Владимирской Её иконы, за избавление от польского нашествия в 1612 году – в честь иконы Казанской. Без заступления Небесной Владычицы, без Её Державного Покрова (как поётся в тропаре Казанской иконе) не было ни одной великой победы русского оружия в нашей истории.

Самая большая Победа не только в нашей, но и во всей человеческой истории была дарована Господом предстательством Царицы Небесной в Великой Отечественной войне.

Уже высказано благочестивое пожелание внести в месяцеслов нашей Церкви третий день празднования Казанской иконы Божией Матери 9 мая по новому стилю, в благодарность Заступнице Усердной за дарованную народу нашему Великую Победу. И праздновать его по чину празднования Покрова Божией Матери, как великий праздник (день Казанской иконы именуют «Русским Покровом»).

Тогда общенародный, всеми почитаемый праздник Дня Победы станет и церковным праздником. В храмах в этот день всегда будет совершаться праздничное богослужение, возноситься благодарственная молитва Христу Спасителю и Его Пречистой Матери за дарование народу нашему и воинству Великой Победы, и мы привлечём к нам новые милости Пречистой, столь желанные нам в это трудное время.

Вечная память протоиерею Василию и благодарность потомков за его подвижничество!

P.S. Протоиерей Василий Швец, которому мы обязаны важнейшим свидетельством в нашей истории ХХ века – о заступлении Царицы Небесной за наш народ в Великой Отечественной войне – скончался в ночь с 10 на 11 марта этого года на 98-м году жизни.

Источник: Столетие.Ru // http://www.stoletie.ru/obschestvo/bog_pravdu_vidit_da_ne_skoro_skazhet_2011-04-07.htm

 

Были священники, которые не побоялись красного запретного режима, поддержали о. Василия Швец и стали по силе возможности распространять информацию о том, как была спасена Россия.

В первый же день войны, когда власти растерялись и молчали о начале войны, именно митрополит Сергий (Страгородский) первый объявил в своей воскресной проповеди, что началась война, и призвал православных верующих встать на защиту Родины. Он велел разослать эту проповедь -призыв по всем действующим храмам и зачитывать её с амвонов (хотя это и было нарушением советских законов, запрещавших Церкви вмешиваться в общественную и политическую жизнь страны).

День Победы нашего народа над немецко-фашистскими оккупантами приходится на дни, когда все православные празднуют величайший праздник - Святую Пасху. До сих пор эти два праздника находятся в общественном сознании как бы в разных плоскостях: один - со странички церковного календаря, другой - из разряда "красных дней". Но День Победы – единственный праздник нашего светского календаря, когда духовное и светское не разделены столь жёстко и очевидно.22 июня 1941 года – был день, когда Русская Православная церковь отмечала день памяти Всех Святых, в земле Российской просиявших, включая новомучеников. Для всех верующих людей это было совершенно определённым знаком великой надежды, что начатая борьба непременно закончится победой нашего оружия.

В первый же день войны, когда власти растерялись и молчали о начале войны, именно митрополит Сергий (Страгородский) первый объявил в своей воскресной проповеди, что началась война, и призвал православных верующих встать на защиту Родины. Он велел разослать эту проповедь -призыв по всем действующим храмам и зачитывать её с амвонов (хотя это и было нарушением советских законов, запрещавших Церкви вмешиваться в общественную и политическую жизнь страны).

Патриотическая деятельность Церкви, возродившей для широких масс почитание имён святых князей Александра Невского и Димитрия Донского, Козьмы Минина и Дмитрия Пожарского, величайших военачальников Александра Суворова, Михаила Кутузова, Павла Нахимова, Фёдора Ушакова, необыкновенно помогла сплочению народа. Впервые за годы советской власти ряду священнослужителей были вручены правительственные награды - медали "За оборону Ленинграда".

Величайшим молитвенником за Русскую победу был ныне уже канонизированный дивный святой иеросхимонах Серафим Вырицкий.

В годы Великой Отечественной войны о. Серафим по примеру своего небесного покровителя прп. Серафима Саровского молился в саду на камне о спасении России. И это служение в живом храме не прекращалось ни днём, ни ночью. С первых дней войны отец Серафим открыто говорил о предстоящей победе русского оружия, твёрдо внушая, что Господь обязательно дарует русскому народу победу, если тот укрепится в вере своих отцов.

Серафим Вырицкий

Мало кто знает и о самом, может быть, важном духовном моменте войны - о том, как Сама Божья Матерь выразила волю Божию и определение судьбы страны и народа через другого замечательного молитвенника и друга нашего народа. Когда началась Великая Отечественная война, Патриарх Антиохийский Александр III обратился с посланием к христианам всего мира о молитвенной материальной помощи России. Промыслом Божиим для изъявления воли Божией и определения судьбы страны и народа России был избран молитвенник за неё из братской Церкви - митрополит гор Ливанских Илия.

После обращения Александра III митрополит Илия стал ещё горячее всем сердцем молиться за спасение России от погибели, от нашествия вражеского. Он решил затвориться и просить Божию Матерь открыть, чем можно помочь России. Он спустился в каменное подземелье, куда не доносился ни один звук с земли, где не было ничего, кроме иконы Божией Матери. Владыка затворился там, не вкушая пищи, не пил, не спал, а только, стоя на коленях, молился перед иконой Божией Матери с лампадой.

Каждое утро владыке приносили сводки с фронта о числе убитых и о том, куда дошёл враг. Через трое суток бдения ему явилась в огненном столпе Сама Божия Матерь и объявила, что избран он, истинный молитвенник и друг России, для того, чтобы передать определение Божие для страны и народа российского. Если всё, что определено, не будет выполнено, Россия погибнет.

"Должны быть открыты во всей стране храмы, монастыри, духовные академии и семинарии. Священники должны быть возвращены с фронтов и из тюрем, должны начать служить. Сейчас готовятся к сдаче Ленинграда, - сдавать нельзя. Пусть вынесут, - сказала Она, - чудотворную икону Казанской Божией Матери и обнесут её крестным ходом вокруг города, тогда ни один враг не ступит на святую его землю. Это избранный город. Перед Казанскою иконою нужно совершить молебен в Москве; затем она должна быть в Сталинграде, сдавать который врагу также нельзя. Казанская икона должна идти с войсками до границ России. Когда война окончится, митрополит Илия должен приехать в Россию и рассказать о том, как она была спасена".

Владыка связался с представителями Русской Церкви, с советским правительством и передал им всё, что было определено. И теперь хранятся в архивах письма и телеграммы, переданные митрополитом Илией в Москву.

Есть некоторые сведения о реакции Сталина на послание Божией Матери. Он якобы отнёсся к нему со всей серьёзностью и поручил своему секретарю Поскрёбышеву выяснить у историков всё, что касается чудотворной иконы, и, в частности, историю спасения ею Москвы. Вскоре ему доложили, что действительно в 1612 году, когда ополчение князя Пожарского вошло в Москву и освободило Китай-город от поляков, те закрылись в Кремле. Князь не хотел выбивать их оттуда, опасаясь, что при этом пострадает святое для всей Руси место, особенно кремлёвские храмы. Поэтому было решено обойти с Казанской иконой Божией Матери вокруг Кремля, молясь, чтобы он остался целым. И это возымело свое действие: поляки объявили, что готовы покинуть Москву.

Также есть информация о том, что Сталин вызвал к себе митрополита Ленинградского Алексия (Симанского), местоблюстителя патриаршего престола митрополита Сергия (Страгородского) и обещал исполнить всё, что передал митрополит Илия.

Всё произошло так, как и было предсказано. Не было сил, чтобы удержать врага. Был страшный голод, ежедневно умирали тысячи людей. Из Владимирского собора вынесли Казанскую икону Божией Матери и обошли с ней крестным ходом вокруг Ленинграда - город был спасён. Но многим до сих пор непонятно, чем держался Ленинград, ведь помощи ему практически не было: то, что подвозили, было каплей в море. И, тем не менее, город выстоял. Снова подтвердились слова, сказанные святителем Митрофаном Воронежским Петру I о том, что город святого апостола Петра избран Самой Божией Матерью, и пока Казанская Её икона в городе и есть молящиеся, враг не может войти в город. Вот почему ленинградцы так почитают Казанскую икону Божией Матери. Она всё время от основания города была Заступницей его, да и всей России. Интересно и то, что блокада Ленинграда была прорвана в день празднования святой равноапостольной Нины, просветительницы Грузии.

После Ленинграда Казанская икона начала своё шествие по России. Да и Москва была спасена чудом. Разгром немцев под Москвой - это истинное чудо, явленное молитвами и заступничеством Божией Матери. Немцы в панике бежали, гонимые ужасом, по дороге валялась брошенная техника, и никто из немецких и наших генералов не мог понять, как и почему это произошло. Волоколамское шоссе было свободно, и ничто не мешало немцам войти в Москву (Как гласит московское предание, чудотворная икона Тихвинской Божией Матери из храма Тихона в Алексеевском была взята в самолёт, который сделал несколько кругов вокруг Москвы. Столица была спасена, а 9 декабря 1941 года освобождён Тихвин.

Можно припомнить и более ранние факты заступничества Царицы Небесной за Россию. В день празднования иконы Владимирской Божией Матери Тамерлан повернул домой из России (1395); произошло знаменитое Бородинское сражение. В день Рождества Богородицы состоялась Куликовская битва, а в Рождество Христово 1812 года последний неприятельский солдат покинул пределы Отечества).

Затем Казанскую икону перевезли в Сталинград. Там перед ней шла непрестанная служба - молебны и поминовения погибших воинов. Икона стояла среди наших войск на правом берегу Волги, и немцы не смогли перейти реку, сколько бы усилий ни прилагали. Был момент, когда защитники города остались на маленьком пятачке у Волги, ("Малая земля"), но немцы не смогли столкнуть наших воинов, ибо там была Казанская икона Божией Матери.

Знаменитая Сталинградская битва началась с молебна перед этой иконой, и только после этого был дан сигнал к наступлению. Икону привозили на самые трудные участки фронта, где были критические положения, в места, где готовились наступления. Священство служило молебны, солдат кропили святой водой. Как умиленно и радостно многие принимали всё это!

Келейник патриаршего местоблюстителя митрополита Сергия (Страгородского) архимандрит Иоанн (Разумов) вспоминает: "В день Богоявления 13 января 1943 года митрополит Сергий возглавил крестный ход на Иордань. Это были дни решающих боев за Сталинград, и Владыка особенно горячо молился о победе русского воинства. Неожиданная болезнь заставила его слечь в постель. В ночь на 2 февраля 1943 года Владыка, пересилив свой недуг, попросил келейника помочь ему подняться с постели. Встав, он с трудом «положил» три поклона, воссылая благодарение Богу. Когда келейник помогал ему снова лечь в постель, митрополит Сергий сказал: "Господь воинств, сильный в брани, низложил восстающих против нас. Да благословит Господь людей своих миром! Может быть, это начало будет счастливым концом". Утром радио передало весть о разгроме немецких войск под Сталинградом".


Святейший Патриарх Алексий I
и митрополит Гор Ливанских
Илия Карам в Москве
в 1947 году

В октябре 1947 года Сталин пригласил митрополита Илию в Россию Есть уникальные кадры кинохроники, запечатлевшие приезд митрополита Илии в Москву и встречу его со Сталиным. Эти моменты можно посмотреть на кассете "Видимое и сокровенное. Кино и Церковь" киностудии "Отечество". Перед приездом гостя Сталин вызвал владыку Алексия, ставшего тогда уже Патриархом, и спросил: "Чем может отблагодарить митрополита Илию Русская Церковь?" Святейший предложил подарить митрополиту Ливанскому икону Казанской Божией Матери, крест с драгоценностями и панагию, украшенную драгоценными каменьями из всех областей страны, чтобы вся Россия участвовала в этом подарке. По распоряжению Сталина самые искусные ювелиры изготовили панагию и крест. Тогда же Правительство наградило митрополита Илию Сталинской премией за помощь нашей стране во время Великой Отечественной войны.

По материалам книги иеромонаха Филадельфа "Заступница Усердная"
и статьи Галины Гороховой
"Великая Победа произволением Божиим".

(http://www.pobeda.ru/spravka/vov_chudesa.html)
(http://www.pobeda.ru/index.html)

 

Рассказ игуменьи Черниговского Елецкого монастыря Амвросии (Иваненко)

Интервью провела монахиня Вероника (Терехова)

М. Вероника.

15 августа, 2003 год. Происхождение честных древ животворящего Креста Господня, семи мучеников Маковеев. Матушка Игуменья, расскажите, пожалуйста, о святителе Феодосии Черниговском чудотворце, как Вы ездили на Валаам, и как Вам рассказывали о дороге жизни святителя Феодосия.

М. Амвросия.

Это было в 1969 году, примерно, если не в 1968 году. Пришлось нам побывать в Петрограде. Мы с матушкой Анимаисой во время отпуска всегда ездили по святым местам. И вот мы поехали на остров Валаам. Отплывает пароход вечером, а на утро мы были на Валааме. Вечером, когда мы проплывали там разные места, диктор объявляет, что мы проплываем такое-то, такое-то место, достопримечательности всякие. Потом он говорит, а вот сейчас мы проплываем Дорогу Жизни или Дорогу святителя Феодосия.

И начал рассказывать, как на остров Валаам приплыли два монаха, как они там поселились на этих скалах, привезли с собою два-три мешка земли, раструсили на этой почве, и начали там жить.

Потом к ним стали приезжать люди, потому, что они как светильники под спудом не бывают, так и они начали привлекать к себе людей. Самым лучшим подарком было - это мешок, два, три земли. Привозили землю. И начали они засыпать остров землей. Так началась там монастырская жизнь. Была построена лавра, построены там три скита - Белый, Красный и Никольский. Мы всюду там побывали в этих скитах.

А я все думаю, почему Дорога Жизни или Дорога святителя Феодосия?

Откуда взялся наш святитель Феодосий?

Когда мы приехали уже домой, нам никто не ответил на этот вопрос.

Мы и там не могли добиться тогда хорошо, чтобы узнать. Мы побывали на острове Валаам, побывали на этих скитах. Очень такое благое впечатление у нас осталось. Конечно, остров был еще не ухоженный, потому, что там находились, в монастыре, в общежитиях тех, в кельях жили инвалиды и душевно больные люди. Мы посетили эти больницы, конечно, и приют этих больных и вернулись из Валаама. И никто нам не мог ответить на этот вопрос: почему Дорога Жизни или Дорога святителя Феодосия?

Но однажды, после, уже год или два прошло после того, я выхожу на Троицкую горку, там, где находится могила неизвестного солдата. Девятого мая там всегда происходит празднование дня Победы.

В этот день Победы, так как я жила под горой, я вышла на гору посмотреть на людей. Тогда монастырь был закрыт, и я имела такую возможность. И вдруг подходят военные, пять человек, отставники, все в погонах, очень такие нарядные офицеры. Подходят до мороженицы (Прим. продавщицы мороженого. – В.) и спрашивают: «Где ваш святитель Феодосий?». Она говорит: «А я не знаю, кто такой святитель Феодосии и где он, я ничего не знаю».

Один из отставников поворачивается к своим друзьям и говорит: «Я вам расскажу, кто такой святитель Феодосии». И рассказывает... Святитель Феодосий - это черниговский чудотворец. Мы, говорит, занимали... последнее у нас было собрание в Петрограде, в подвале...

М. Вероника. Заседание военного совета во время обороны Ленинграда.

М. Амвросия. Ну я ж не знаю... То потом мне стало понятно, что за заседание. Он говорит, что заседали, и никто ничего не мог придумать, что дальше делать, как быть с блокадой. И вот, говорит, мы сидели молча. И вдруг слышим голос:

«Просите святителя Феодосия, он вам поможет».

Мы, говорит, оцепенев, «оцепенев» - так он и говорит, мы несколько минут сидели молча, только смотрели друг на друга. Один из нас говорит: «Вы слышали этот голос?». Слышали.

«Так, а кто ж такой святитель Феодосий, кого просить?». Никто из нас не мог ответить.

Утром мы вышли из подвала. Спрашиваем людей, кто такой святитель Феодосий. Никто не знает.

Мы просим, дайте нам священника, который бы сказал, кто такой святитель Феодосий.

Приводят нам Алексия (Симанского). Алексий (Симанский) – это патриарх.

М. Вероника. Будущий патриарх.

М. Амвросия. Будущий патриарх. Да. Они спрашивают: «Кто такой святитель Феодосий?».

«А зачем вам?» - патриарх спрашивает. А нам надо знать, потому что мы слышали такой голос: просите святителя Феодосия, он вам поможет. Мы хотим знать, кто такой святитель Феодосий. Алексий говорит, так это черниговский чудотворец, он у вас в музее. Давайте, сейчас же забирайте святителя Феодосия с музея и везите в церковь, будем молиться. И мы, говорит, забрали святителя Феодосия с музея и перевезли его в Никольский собор, и начали службу, начали молиться. И только отслужили службу святителю Феодосию, молебен, и, говорит, прорвали блокаду.

И эта дорога так и называется: Дорога святителя Феодосия или Дорога Жизни.

Вот тут я только разобралась, почему называется Дорога Жизни или Дорога святителя Феодосия, когда я услышала этот рассказ. Потом Алексия (Симанского) избирают патриархом. Алексий (Симанский) вызывает нашего архиерея. Он его и поставил, прислал сюда владыку Бориса (Прим. митрополит Борис (Вик) возглавлял Черниговскую епархию с апреля 1945 года по январь 1947 года; + 1965 г. – В.) Потом через год или... да, через год вызывает владыку Бориса в Москву и предлагает ему делать документы, приказывает делать документы на получение мощей святителя Феодосия, чтобы мощи привезти в Чернигов. Он приезжает сюда, готовит документы. Едет в Москву, подписывает эти документы Сталин. Подписал патриарх и Сталин. И с этими документами владыка приехал сюда до дому и послал в Петроград трех человек – Красковский, Красновский, я уже не помню точно фамилий, и протодиакона Карсакова, отец Феодосий, был такой. Сильный у его был голос и очень такой знатный был Карсаков. Да. Они едут в Петроград и там живут неделю или две, не помню сколько... Получают мощи и привозят поездом мощи в Чернигов. В Чернигов пришли мощи 15 сентября 1946 года. Привозят их машиной до ограды в нашу обитель (ПРИМ. Троицкий монастырь г. Чернигова. – В.) и мы все встречали мощи. Перед этим постоянно служились акафисты, потому, что преподобный Лаврентий (ПРИМ. прп. Лаврентий Черниговский. – В.) предсказывал возвращение мощей. И акафисты служились постоянно, можно сказать неусыпаемо, потому, что ждали мощей. И мы вышли на встречу. Преподобный Лаврентий шел со свечой, так как, и все монашествующие, и кто присутствовал из людей. Людей не было багато, потому что это было... ну, як бы сказать, не оглашенно, не сказано, что будут мощи, без объявления. Мощи принесли в церковь, и началась служба. Служба была пасхальная, пели Христос Воскрес. Отец Лаврентий управлял хором и всем парадом, владыка служил... Святитель Феодосий служил, а владыка был сослуживцем. Мощи выносили на амвон, мощи выносили на солию, мощи выносили на горнее место, ставили. Когда же владыка должен стоять, там ставили мощи. Мы все были с большими свечами. Это была необыкновенная служба, необыкновенное было торжество.

Мощи оставались в Троицком соборе. Потом через месяц или полтора месяца, я уже не помню, через сколько, владыка распорядился мощи поставить на свое место в кафедральный собор. Кафедральный собор тогда был Спасский собор. Всегда там мощи находились и их надо было туда перенести. Мощи переносили на руках. Священники несли, владыка помогал им. Отнесли мощи туда в собор. Перенесение мощей было, конечно, ночью. Не помню числа, не помню, какого месяца... Я тоже ходила туда. А потом мы ходили в собор, там ночевали и всегда спивали акафисты... Долгое время монашествующие ходили туда, и ночевали, и всегда ночами там служились акафисты святителю Феодосию.

Потом собор закрывают. При Хрущеве пошло гонение на Церковь. И собор закрыли. Только вот я не помню, в каком году, или в пятьдесят первом, пятьдесят другом, не помню я уже, в каком году закрыли собор, и мощи перенесены были опять в Троицу. И певчие перешли в Троицу и диаконы, и батюшки, все. Служили все вместе уже в Троице. А потом в шестьдесят первом году нас выписали сорок человек молодежь с монастыря, а остались старухи. Их в шестьдесят втором году тоже всех с монастыря вывезли, кто куда мог, административным порядком.

Мощи были вынесены в подвал, в усыпальницу, где был похоронен преподобный Лаврентий. Преподобный Лаврентий там был сорок два года, а святитель Феодосий двадцать два года, мощи стояли в усыпальнице. Доступа туда не было, было окошечко, приходили до окошечка, молились преподобному Лаврентию и святителю Феодосию. Но, потом окошечко было замуровано. Все равно люди не прекращали хождение, люди шли и молились у стены, там, где стояли мощи преподобного и святителя. Потом мощи были забраны из собора, люди сполошились и начали хлопотать о том, чтобы мощи возвратить, отдать Церкви. И женщины все время писали... одиннадцать год писали письма, очень много писем, целые стопки этих писем, очень такие трогательные письма. Я когда читала эти письма, я не могла, не плакавши, их перечитывать. Но на это никто, на эти письма, не обращал внимание.

А потом, когда началась перестройка, начали просить только мощи, хотя бы не церковь, а мощи. Начали молиться. И две женщины - Валентина Ивановна и Маргарита, не знаю, Михайловна, чи, Васильевна - они собрались ехать в Москву. Они сутки молились тут в Чернигове. Потом поехали в Москву. Мы, говорит Валентина Ивановна, целую ночь, на квартире читали акафист святителю Феодосию, а на утро пошли в Кремль. И вот Маргарита остается у Кремля, у ворот на улице, а я, говорит, иду в Кремль. Когда я проходила охрану, милиция стояла, меня никто ничего не спрашивал. Я прошла туда, во двор. Я ж не знаю, где это правительство находится, где шукать Михаила Сергеевича. Я, говорит, начала ходить по двору, плутаться. Милиция кругом стоит и меня никто ничего не спрашивает. Я захожу в дом правительства, там, где Михаил Сергеевич, стоит охрана, с правого и левого боку стоят милиционеры и ничего мне не говорят. Я поворачиваюсь, иду на второй этаж по лестнице, (я не знаю, где там та лестница была, ну она так рассказывала), и захожу на второй этаж. Написано - секретарь. Я, говорит, открываю двери, там сидит женщина, молодая женщина и говорит:

- Заходите, бабушка, заходите.

Я зашла. Она спрашивает:

- У вас пропуск есть?

- А какой пропуск, у меня нет пропуска.

- А как же вы зашли сюда?

- Так шла, мне никто ничего...

- Ну как, как вы зашли, ну как это без пропуска зашли? Там же милиция кругом стоит!

- Ну, говорит, меня не видели, я шла, а мне ничего не говорили и вот я к вам пришла.

- Так, а что вы хотите?

- Мне надо к Михаилу Сергеевичу.

- Как к Михаилу Сергеевичу? Я не могу вас пустить, у вас пропуска нема, так нельзя. Вы говорите, что вы хотите.

- Да, вот я пришла с письмами... Мы хотим, чтобы нам отдали мощи святителя Феодосия. Пожалуйста, деточка, пропусти меня, пропусти к Михаилу Сергеевичу.

Она говорит:

- Да, нет, я вас уже туда не пропущу, но я даю вам слово, что мощи вам отдадут. Едьте домой, и ожидайте, и вам мощи отдадут.

Это она мне лично рассказывала. И вот, говорит, мы приехали домой. А тогда через некоторое время нам приходит повестка о том, что документы высланы в обком, куда там надо, в облисполком. Идите, требуйте! Мы пошли, сказали, что вот нам пришло извещение, что вам пришли документы. Нам показали эти документы и начали заниматься этим делом, как отдать мощи. И вот, я не помню какого числа, в восемьдесят шестом году отдают мощи в Воскресенскую церковь. Отдали мощи и сразу после того, как отдали мощи, через несколько дней и взорвался Чернобыль. Мы все, все люди были поражены тем, что Чернигов остался, как бы кусочек края, на краю. Ничего не попало радиации. Мало совсем попало в Чернигов. Мы считаем, что это заступничество святителя Феодосия. Это, как бы чудо, потому, что у нас же тут напрямую: сорок - пятьдесят километров. У нас же могло все покрыть пеплом, а так оно все пошло по другим сторонам, а нам досталось мало. Спаси Господи!

М. Вероника. Это по молитвам святителя Феодосия.

М. Амвросия. Да. Я думаю, что по молитвам святителя Феодосия и потому, что отдали именно на поклонение мощи. Спаси Господи!

(Цитируется по книге: Тарасенко А. Ф., Святитель Феодосий Архиепископ Черниговский - Дубно: Мелисса, 2005 (ответственный редактор игумения Амвросия (Иваненко).)

 

 

Этот рассказ - о чуде на одной из самых известных и опасных дорог войны, проходившей по Ладожскому озеру, к блокадному Ленинграду.

Слово внуку участника событий:

«Мой дед по отцовской линии Порфирий был в то тяжёлое блокадное время шофёром и перевозил через Ладожское озеро продукты и боеприпасы на автомобиле ЗИС-5 («полуторка»). Как он рассказывал мне и моему отцу, дело это было очень опасное, но многие, служившие вместе с ним в дивизионе «полуторок», жили верою в нашу победу и бесстрашно шли на задания.

И всё же, как говорил дед, среди этих мужественных людей были такие особенные, которым начальство всецело доверяло и всегда посылало на самые рискованные рейсы. Один такой человек, по имени, кажется, Василий, служил вместе с дедом. Он был верующий, благочестивый, крестился и молился, несмотря на насмешки и подколки со стороны однополчан. В его кабине было много икон, и перед заданием он крепко молился у себя в машине, она для него была как келья. Как говорил дед, его сослуживец не курил, и когда кто-нибудь находился у него в кабине, он просил своих друзей-однополчан не ругаться и не сквернословить. Все его ценили, уважали и любили, а вот веру во Христа не понимали и посмеивались над ним. Очень любил Василия и командир дивизиона. Его всегда ставили во главе колонны, так как считали, что ему всегда везёт.

Однажды около десятка машин получили приказ перевести большое количество боеприпасов и провизии через какой-то очень опасный участок. Как всегда, Василия поставили во главе колонны. Тронулись на рассвете, пересекли Ладогу и выехали на сушу. Время было весеннее, на дороге слякоть и грязь. Машины шли близко одна к одной. Вдруг Василий резко затормозил, выбежал из машины и удивлённо стал смотреть на дорогу и креститься. По приказу комдива останавливаться запрещалось - время передвижения было рассчитано.

Шофёры подбежали к Василию, и он им поведал о причине остановки: «Я ехал себе и молился. Вдруг увидел почти перед самым капотом видение - перед моими глазами возникла Женщина в необычном одеянии. Когда я Её увидел, резко затормозил. Сразу вышел из машины... Единственное, что я успел рассмотреть - на Ней были светло-голубые одежды, а на голове - прозрачная накидка такого же цвета с маленьким крестом. Она вся светилась неземным светом, лицо Её сияло. Когда я выскочил из машины, Она подняла обе руки перед собой, согнув их и ладонями обратив ко мне. Я стал креститься и молиться. После этого Она стала отдаляться, и Её фигура скрылась в тумане...». Как говорил мой дед, они начали всматриваться в дорогу, но всё было тщетно. Многие шофёры начали шутить над Васей и говорить, что ему уже мерещится всё что попало, замолился, мол, совсем.

Поехали. Через полчаса повторилось тоже самое. Тут уж мужики дали волю своим чувствам и набросились на Василия со всей яростью брани и сквернословия. Наконец утихли, колонна поехала дальше. Проехали час.

Вдруг моторы у машин враз, как по команде, заглохли. И вот тут-то, как рассказывал мой дед, - все увидели эту дивную Женщину. Она парила над землёй на облаке. Роста она была довольно высокого, по возрасту - лет за тридцать, одета так, как одевались женщины на Руси - в одежды светло-голубого мягкого цвета и с такой же накидкой на голове. И крестик на накидке был.

Она была окружена неземным сиянием, и лицо Её сияло неописуемым светом. Почти все шофёры умилились сердцем и, удивленные, смотрели на Неё. Василий стал креститься. Женщина подняла руки ладонями к нам, приказывая остановиться. Потом, не опуская обеих рук, Она стала удаляться по направлению дороги и исчезла в тумане. После видения никто не осмелился двинуться с места, и все смотрели вперёд на дорогу.

Вдруг за холмом, по которому они ехали, все увидели немецкие танки, пересекавшие их дорогу на большой скорости. Если бы не видение, что оттянуло время передвижения, то всех ожидала бы верная смерть после пересечения холма - тяжёлые немецкие танки расстреляли бы колонну в упор. Долго стояли мужики у машины, дивясь чуду Божию. Когда танковая часть прошла, все поспешили к Василию. Кто просил прощения, кто расспрашивал о Женщине. После этого случая многие стали креститься и молиться, в основном, тайно. По словам деда, так себя вести стал даже комдив. После виденного шофёрами чуда уже никто не говорил о «везении» и «судьбе».

 

Богородица являлась нашим военным водителям и во время Сталинградской битвы - на левом, восточном берегу Волги.

 

Свидетельствует Анна Тимофеевна Ларикова, медсестра 34-го полка 14-й гвардейской дивизии генерала Родимцева: «Боеприпасы нам возили из Палассовки, Николаевки. Многие наши военные водители рассказывали, что их машины останавливала Божия Матерь.

 

На Ней была длинная белая одежда, просто простынь накинута на плечи. Увидев на дороге Женщину, машины тормозили. Она предупреждала, что там бомбят, надо подождать, просила, чтобы молились. Водители у нас все были старые, молодых у нас не было. Я тогда совсем молодой девчонкой служила медсестрой. Молиться я не умела, нас этому никто не учил. Сама я Божию Матерь не видела. А водители придут вечером в блиндаж и рассказывают о своей поездке, о Явлениях Богородицы».

о.Герман

 

Среди наших известнейших священнослужителей было немало ветеранов Великой Отечественной войны, оставивших потомству свои воспоминания о боевом прошлом, о чудесных встречах на дорогах войны.

Вот что рассказал о себе наместник Псково-Печерского монастыря архимандрит Алипий (Воронов), из рядов воинства земного вступивший на поприще служения воинов Христовых.

В молодости он был неверующим человеком. Когда началась Великая Отечественная война, его, офицера, призвали на фронт. На прощание мать дала ему иконку Божией Матери и завещала: "Сынок, когда тебе будет трудно, достань иконку, помолись Богородице - Она тебе поможет!" Материнское напутствие не изгладилось из памяти: согревало, вселяло надежду.

Однажды с группой своих солдат он попал в окружение в лесу, был ранен. С трех сторон немцы, с четвертой - вязкое болото. Тут-то и вспомнил он материнский наказ. Поотстал немного от своих, достал иконку и, как мог, стал молиться: "Богородица Дева, если Ты есть - помоги!" Помолился и возвращается к своим, а рядом с ними стоит старушка, обращается к ним: "Что, заплутали, сынки? Пойдёмте, я вам тропочку покажу!" И вывела всех по тропочке к своим. Отец Алипий отстал опять и говорит старушке: "Ну, мать, не знаю, как тебя и отблагодарить!" А "старушка" ему отвечает: "А ты Мне ещё всю жизнь свою служить будешь!" - и пропала, как будто и не было. Тут-то и вспомнил он прощальное материнское напутствие, тут только и понял он, что это была за "старушка"!

И слова те оказались неложными: действительно, и служил он потом всю жизнь Божией Матери - долгие годы был наместником Свято-Успенского Псково-Печерского монастыря, в одном из достославных Богородичных уделов на русской земле.

Никогда не забыть тех чудесных, таинственных встреч, которых удостаивает Божия Матерь на земле своих избранников.

 

Из книги М.Г. Жуковой, дочери полководца

Он был для меня просто отцом, не больше и не меньше. Такой же папа, как у других детей: добрый, любящий, сильный. Пока я была маленькой, я плохо понимала, что мой отец - выдающийся человек.

Его не стало, когда мне было 17 лет. Когда он был рядом, трудно было представить себе, что он может умереть. Теперь мне иногда кажется, что если бы знать заранее, что человека скоро не станет, то можно больше поговорить с ним, больше оказать ему внимания, о большем расспросить. Но нет, так не бывает. Так уж мы устроены: только потеряв родного человека, понимаем, кем он был для нас...

Когда меня просят рассказать об отце, я всегда затрудняюсь, с чего начать. Почему-то всегда мысленно возвращаюсь, к дорогой его сердцу деревне, к его крестьянским корням, к его родителям, к тому, что духовно питало его всю жизнь.

Отец родился 19 ноября по старому стилю (2 декабря по-новому) 1896 года в деревне Стрелковка (Стрелковщина, так он иногда по-старому называл её) Малоярославецкого уезда Угодско-Заводской волости Калужской губернии в семье крестьян Константина Артемьевича и Устиньи Артемьевны Жуковых. У Жуковых было трое детей - кроме Георгия, дочь Мария, 1894 года рождения, и сын Алексей, 1899 года рождения, умерший в младенчестве. Устинья Артемьевна, в девичестве Пилихина, была родом из крестьян деревни Чёрная Грязь, что недалеко от Стрелковки. Как и многие местные женщины, она занималась извозом, была физически сильным человеком, перетаскивала пятипудовые мешки, унаследовав силу от своего отца, который, как вспоминали очевидцы, мог поднять лошадь, а также валил сам дубы для постройки дома и клал их на сани.

Константин Артемьевич был подкидышем, его взяла в младенчестве из воспитательного дома, который находился в Москве (сейчас там располагается Академия ракетных войск стратегического назначения имени Петра Великого, до недавнего прошлого носившая имя Дзержинского), вдова Аннушка Жукова. От неё и пошла фамилия. Ни он сам, ни впоследствии Георгий Константинович ничего не узнали о своей родословной. Может быть, причина была и в том, что Константин рано, в восьмилетнем возрасте, лишился матери. Он выучился сапожному делу и по традиции, как многие мужчины тех мест, уходил в Москву подрабатывать этим ремеслом. В 1892 году примерно, в возрасте 41 года, как значилось в церковной записи о венчании (точный возраст неизвестен), он обвенчался с Устиньей, которой тогда было 26 лет, у обоих это был второй брак по причине вдовства. Венчал их священник Василий Всесвятский. Он же и крестил младенца Георгия на следующий день после появления на свет (таков был обычай из-за высокой смертности младенцев). Крестными его родителями были крестьянин села «Угодский Завод» Кирилл Сорокин и крестьянская девица деревни Стрелковка Татьяна Петина. Наречён отец был в честь святого великомученика Георгия Победоносца, римского полководца, мужественного воина, принявшего мучения и смерть за исповедание веры Христовой. Христианское имя таинственно связывает человека с тем святым, имя которого он носит!

Мне не раз приходилось сталкиваться с тем, что люди гадают и строят неверные предположения, почему же отец был назван Георгием. Иногда приходится читать о самых невероятных, злонамеренных вымыслах. А дело-то всё в том, что по православным канонам имя младенцу нарекают на восьмой день от рождения. 19 ноября по старому стилю (2 декабря – по новому) отец родился. Можно посмотреть православный календарь и убедиться: память великомученика Георгия празднуется 26 ноября (по старому стилю) – спустя восемь дней.

С малых лет воспринял отец талант русских крестьян - гостеприимство, милосердие к ближним.

Это - истинно христианские черты, проявлявшиеся в нём органично. До конца жизни он оказывал помощь нуждавшимся, причём не любил об этом говорить.

Я же помню, как он заботился о людях, непременно спрашивая, накормили ли водителя, распоряжался отдать свои новые полуботинки сыну ухаживавшей за ним медсестры, помогал получить квартиру или провести телефон. Но я никогда не слышала от него рассказов о его благодеяниях.

Ему была свойственна какая-то природная скромность. Никто никогда не видел в нём заносчивости, чванства, барства, что часто бывает с людьми, достигшими каких-то высот. Всегда он был прост, доброжелателен и доступен. Недавно мне на глаза попался старый, семидесятых годов, журнал со статьёй отца. Вот как она начиналась: “Мне пришлось быть непосредственным участником многих наступательных операций Великой Отечественной войны”. Просто “непосредственным участником”. Так написал о себе человек, которого в народе называют спасителем России.

Как и Александр Васильевич Суворов, на которого во многом равнялся отец, он был знатоком солдатской души. Денис Давыдов говорил о Суворове, что тот “положил руку на сердце русского солдата и изучил его биение”. То же самое, мне кажется, можно сказать и о Жукове.

Военный историк Н. Светлишин вспоминает: “Однажды мне показали солдата-артиллериста, с которым маршал Жуков ел из одного котелка кашу. “Неужели, правда?” - не удержался, спросил я бойца. “Обычное дело, - заверил меня пожилой солдат. - Подошёл, присел рядом на станину орудия, расспросил о доме. «Ну-ка, - говорит, - попробую, чем моих орлов кормят!» Адъютант подал ложку...”

В Костроме живёт ветеран войны Василий Иванович Сорокин, который вот так вспоминал встречу кандидата в депутаты Верховного Совета СССР Маршала Советского Союза Г. К. Жукова со своими избирателями, воинами одной артиллерийской части в Германии в январе 1946 года: “Я не помню содержания речи Георгия Константиновича, но сейчас хорошо вижу безмолвный, полный внимания строй. Солдаты ловили каждое слово полководца, смотрели на него до жадности влюблёнными глазами. И не успели объявить об окончании встречи, как Георгия Константиновича тут же “взяли в окружение, в плен”. Защёлкали фотоаппараты, каждому хотелось быть поближе к маршалу, попасть в объектив и запечатлеть себя на память. Некоторые при фотографировании даже обнимали его, а он стоял невысокий, коренастый, в маршальской полевой форме, смеясь, шутил, острил и просил: “Выпустите меня, пожалуйста!” На это уже не строй, а толпа отвечала возгласами “ура!” и бурей аплодисментов. Все попытки офицеров построить и увести солдат успеха не имели. Все были приятно возбуждены, взволнованны и простительно недисциплинированны.

Такой неподдельной, искренней любви и преданности больше мне видеть не пришлось. Я тогда со всей ясностью ощутил, что значит Жуков для народа”.

Сегодня уже ведутся споры о верующей душе отца. В силу духовного целомудрия (я не боюсь громких слов в данном случае), а также осторожности не обсуждал он этого с людьми. Смешны разговоры о том, что если шофёр или кто-то из его близкого окружения не видел Казанскую икону Божией Матери, которую, как говорят в народе, он возил с собой по фронтам, то и не было её, а значит, раздаются голоса, надо покончить с разговорами о верующей душе маршала. Вспомним слова апостола Павла: “Душевный человек (то есть неверующий. - Прим. авт.) не принимает того, что от Духа Божия, потому что он почитает это безумием, и не может разуметь, потому что о сем надобно судить духовно” (1 Кор. 2, 14).

Отец был по рождению своему и воспитанию, по самому своему мировосприятию православным человеком, как православны были его солдаты, вместе с ним перед боем говорившие: “Ну, с Богом!” Этими же самыми словами благословляла его в детстве мать, когда провожала из деревни в Москву...

Душа человека - великая тайна, к которой окружающие могут только лишь прикоснуться. Духовная жизнь скрыта от глаз людских. Тем более жизнь людей, отличившихся великими земными деяниями, жизнь полководцев. Недавно мне пришлось прочитать в одной книге, что нет свидетельств, веровал ли Жуков в Бога. Похоже, пришло время сказать о том, что таких свидетельств немало.

“Я скоро умру, но с того света я буду наблюдать за тобой и в трудную минуту приду”, - сказал он, чувствуя приближение неотвратимого конца, мне, шестнадцатилетней тогда девочке, оставшейся уже без матери.

Много лет пришлось мне осмысливать эти слова. Четверть века, что отца нет в живых, они всегда были в моём сознании. Мне казалось это самым важным, что оставил он после себя. Только недавно я осознала, что этими (странными, как мне тогда казалось) словами посеял отец во мне веру в вечную жизнь души и в невидимую связь нашего мира с миром загробным. И не только в связь, но и в помощь наших усопших родных нам, их молитвами о нас. В этих словах не было сомнения (он не говорил “может быть”), они были сказаны кротко, спокойно, но и со знанием и силой. Это и есть, по-моему, главное свидетельство его веры.

В народе сохраняется предание о том, что Жуков возил по фронтам Казанскую икону Божией Матери. Не так давно архимандрит Иоанн (Крестьянкин) подтвердил это. В Киеве есть чудотворная Гербовецкая икона Божией Матери, которую маршал Жуков отбил у фашистов.

Один человек рассказывал, что в начале войны Жуков прислал в их деревню под Нарофоминском машину со священником, чтобы тот окрестил всех детей...

Священник из села Омелец Брестской области в письме к Жукову, поздравляя его с Победой, пожаловался на то, что все колокола с церкви увезены оккупантами. Вскоре от маршала пришла посылка весом в тонну - три колокола! Такого благовеста ещё не слышала округа! Колокола висят там по сей день. А прихожане хранят письмо маршала.

Однажды меня пригласили выступить с воспоминаниями об отце перед военными. После моего рассказа ко мне подошёл один офицер и сказал: “Мне кажется, что вашего отца можно рассматривать только с православных позиций, иначе ничего в нём не поймёшь”.

“Душа его - христианская...” Наверное, точнее не скажешь. Неслучайно в народе живут рассказы, подобные этому.

Под Сталинградом это было, в разгар немецкого наступления со стороны Дона. Наши войска держались на Дону сколько могли, но уже стали истекать кровью. Нет больше сил держаться: кто в окружение попал в степи между Доном и Волгой, кто погиб. А кто остался жив, к городу начали отходить. А немцы наседают, уже к Волге вышли, и город вот-вот захватят. В Москву пошли тревожные телеграммы: “Стоим, но не уверены, что удержим. Просим помощи”.

Сталин вызвал с Западного фронта Жукова. Тот ознакомился с обстановкой, донесениями штабов и предложил Ставке свой план: организовать отвлекающий удар по немцам с северной, степной стороны. Немцы вынуждены будут отбиваться, перебросят часть сил, сосредоточенных для штурма города, и сталинградцы успеют подготовиться к обороне. Прилетел Жуков в сталинградские степи, а тут неразбериха: войска смешались, командиры иные за Волгу уходить намерились: потом, мол, соберёмся с силами, отберём город назад у немцев. “А что солдаты думают? - спрашивает Жуков. - Вы с ними говорили?” Молчат. Глянул он строго на генерала, командующего группой, - и на передовую. Пришли в боевые порядки одного стрелкового полка. И увидел Жуков иконку на бруствере солдатской траншеи, на позиции пулемётного расчёта. Солдаты в траншее готовились к бою, а Пресвятая Богородица смотрела на них с иконы, прилаженной к горке глинистой земли. Командир полка, командир дивизии кинулись было извиняться - мол, недоглядели. Замполит бросился к брустверу. Жуков взглянул на них, махнул рукой, как делают, когда человеку бесполезно что-то говорить. “Эх, вы...” И пошёл к солдатам, узнал, что сержант с женой, оба воронежские из деревни Тимонинской, перед войной иконку в церкви освятили... Жуков пожал его крестьянскую руку. А в ноябре, перед началом победного контрнаступления, когда землю сотряс первый залп мощной артподготовки, негромко сказал: “Ну, с Богом...”

...В страшные дни битвы под Москвой многие вырезали портрет Жукова из газет и вешали в переднем углу со словами: “Жуков нас спасёт, на него вся надежда...”

И эта надежда многих и многих людей оправдалась. “В руке Господа власть над землёю, и человека потребного Он вовремя воздвигнет на ней” (Сирах, 10, 4). В одной из своих проповедей архимандрит Кирилл говорит: “Надо отдать должное руководству страны, которое воздвигло такого гениального полководца, как Жуков. В прежние времена Господь воздвигал для России Суворова, Кутузова. В наше время Георгий Жуков - это была милость Божия. Мы обязаны ему спасением”.

Чем иначе, как не особой помощью Божией, объяснить, например, то, что отец не спал во время битвы под Москвой одиннадцать суток подряд. Человеческому организму, даже очень крепкому, такое не под силу... Гвардии капитан Нелипа Н. Р., поздравляя отца с шестидесятилетним юбилеем и награждением четвертой медалью Героя Советского Союза, писал: “Я, офицер запаса, гвардии капитан медслужбы, в суровые дни битвы под Москвой работал в одном мехкорпусе, и мне случалось наблюдать Вашу самоотверженную, бессонную по ночам работу. Тогда я удивлялся, насколько организм человека мог выносить такое нечеловеческое напряжение, и все же Вы всегда были свежи и бодры”.

В трудные моменты, под тяжестью огромной ответственности за судьбу страны, да и не только России, за судьбы миллионов людей, обращавших на него с надеждой свои взоры, когда враг брал верх, он не малодушничал, не унывал, не сгибался, не отчаивался!

…Знаменательно, что Пасха 1945 года пришлась на 6 мая, праздник великомученика Георгия Победоносца! Сейчас этот факт вспоминают довольно часто, а вот письмо, которое пришло в 50-е годы:

“Дорогой Георгий Константинович! Поздравляю Вас с избранием в депутаты Верховного Совета нашей Родины — самой России!

Как мы все рады, что наш любимый маршал, защитник русского народа, теперь в Правительстве.

Когда бы были колокола в церквях России, мы красным звоном поздравили бы Вас. Когда Берлин взяли, недаром Георгия Победоносца день на Пасху был. День Вашего Ангела! Старинный русский праздник. Как бы хотелось Ваши именины устроить на этот день.

Георгий Победоносец дракона уничтожил, и Вы, Георгий, уничтожайте драконов нашей жизни - гитлеров и разных берий, Много их ещё в России...

За вас мы молим Бога каждый день - да даст Он Вам здоровья, мудрость, силу на радость жизни нашей, победу над врагами... Ваша избирательница, одна из миллионов русских женщин”.

Отец делил людей на искренних и неискренних, которые “себе на уме”. Сам же никогда не кривил душой, ему всегда было присуще обострённое чувство справедливости. Будучи в Свердловске командующим Уральским военным округом, он побывал в Ипатьевском доме. Вот как вспоминает об этом моя старшая сестра Элла:

“Помню и печально знаменитый Ипатьевский дом, куда нас провели по особому разрешению. Тема расстрела царской семьи в те годы была под строжайшим запретом, и я впервые узнала об этой трагедии. В доме при входе была устроена небольшая экспозиция с копиями каких-то документов, на стенах висели красные лозунги и портреты вождей, а внизу - страшный подвал, куда мне не захотелось спускаться. Атмосфера в доме была гнетущей... С отцом на эту тему я заговаривать не стала”. О том, что на самом деле творилось в душе отца, можно понять по эпизоду, происшедшему позднее. О нём мне рассказали во время моей поездки на Урал старожилы.

Однажды на каком-то торжественном собрании к Жукову протиснулся подвыпивший старый большевик Ермаков. Представляясь, объявил, что он тот самый Ермаков, который участвовал в расстреле царской семьи, и протянул руку для пожатия. Он ожидал привычной реакции - удивления, расспросов, восторга. Но маршал повёл себя по-другому, чего Ермаков никак не ожидал. Он сказал, по-жуковски твёрдо выговаривая слова: “Палачам руки не подаю”.

Он никогда не угодничал, твёрдо отстаивая истину. Оттого и незыблем был в народе его авторитет. Потому и боялись “наверху” этой всенародной любви к маршалу Победы. Да только не могли её заглушить.

...Красная площадь, Кремлёвская стена, место захоронения отца... В 100-летие со дня его рождения 2 декабря 1996 года здесь впервые за все годы существования кремлёвского погоста была отслужена панихида. И если в 1974 году, в день похорон отца, тут звучали заунывные, тягостные звуки похоронного марша, то в 1996-м над Красной площадью разнеслись светлые, рождающие надежду песнопения:

- О упокоении души усопшего раба Божия ныне поминаемого воина Георгия и еже проститися ему всякому прегрешению вольному же и невольному... Господи, помилуй! Господи, помилуй! Господи, помилуй!.. идеже вси праведнии упокояются... Господи, помилуй! Господи, помилуй! Господи, помилуй! Милости Божией, Царства Небесного и оставления грехов его у Христа бессмертного Царя и Бога нашего просим... Подай, Господи!

Впервые под кремлёвскими звездами радостно и торжественно прозвучало:

- Да воскреснет Бог и расточатся врази Его! Христос воскресе из мертвых, смертью смерть поправ и сущим во гробех живот даровав!

На панихиде нас было немного, но то была, наверное, первая молитва у Кремлёвской стены за много десятков лет, и то были первые свечи в земле Кремлёвского кладбища.

Позже архимандрит Тихон (Шевкунов), наместник Сретенского монастыря в Москве, сказал: “Георгий Константинович Жуков поистине великий человек, без которого судьба нашей страны и судьба каждого из нас была бы другой. Его можно назвать последним истинным русским генералом. Потом были люди в военной форме, были, конечно, и генералы, но это - последний, который делал то, что ждали от него Бог, народ и его совесть. Именно в этот день я хочу пожелать, чтобы в России появился ещё один такой человек, хотя бы один. Насколько нам нужен такой человек сейчас!

Верую и надеюсь, что по молитвам Церкви и бесчисленного множества молитвенников за его душу Господь упокоит душу воина Георгия в Небесном Царствии. И он сам будет молиться за нас и за наше Отечество, как могут это делать люди, сподобившиеся быть при жизни сотрудниками Божиими, а именно таким был и человек, которого мы сегодня поминаем. Вечная ему память!”

 

"... нет больше той любви,
как если кто положит
душу свою за други своя "

Уже мало осталось их, мальчишек 41-го, подправлявших год рождения, чтобы на фронт пустили. Уже нет их отцов, сполна отдавших себя Отечеству. Всё малочисленней стайки ветеранов в День Победы. Времена меняются, страна изменилась, "ценности" ... лишь память, Светлая Память о днях Их Славы, Их юности да скупые слёзы по - невозвратимому.

Ушли в Историю. В Историю жизни страны, её Чести.

Память. Это неистребимое чувство сопереживания тех грозных лет, полных высоты духа. Всё мелкое, как шелуха, отпало, в чистоте сияет Их Подвиг.

Но не о подвигах они тогда думали, а о близких людях, о земле своей поруганной сапогом вражеским, о вере в справедливость. Духом они вознеслись тогда, долг свой исполняя пред Отечеством.

А ведь страшно им было, как всем смертным, но не убоялись, превозмогли, трудом воинским перетёрли всё, всё перетерпели Победители. И донесли до нас примеры стойкости своей.

Наш же долг эту Память живой сохранить - не им, но нам это нужно.

Чтоб без колебаний знали, как поступить, если, не дай Бог!...

Победа – это, в первую очередь, победа над собой, над слабостью своей внутренней, человеческой. А превозмогшему себя - враг не страшен.

И не надо ветеранам войны ничего уже, кроме памяти о тех, вечно молодых, положивших душу и жизнь свою за Отечество, за нас.

Ибо безпамятство - страшно. Увянут чувства, станем безразлично-тёпленькими, корой душа покроется, - быть беде! Повториться всё может. Надо в горниле переплавить душу, ржа чтоб отпала. Не дай Бог!...

День Победы - День Чести нашей. И ведь ощущаем его не столько в поверженном враге, сколько в духовном единстве живых и павших - вечно живых в памяти нашей! Познали они ценности истинные. Уповая на Веру, всё от себя отдав. Нет им сраму! Вечная Слава и Честь!

С Днем Победы, светлым и радостным первым днём Мира.

Сердечная благодарность Вам от нас, потомков.

(9 мая 2007г. В.Н.)

 

В понедельник, 6 июня 2005 архимандрит Закхей, представитель Православной Церкви Америки при Московском Патриархате, принял участие в официальной презентации книги "Митрополит Илия (Карам) и Россия". Владыка Илия в годы II мировой войны совершал церковное служение в Антиохийской Православной Церкви и имел титул митрополита Гор Ливанских.

Высокопреосвященнейший митрополит Илия с особой любовью относился к Русской Церкви и неустанно молился перед иконой Богоматери, о Её заступничестве за Россию в годы фашистского нашествия. После его молитв Богородица явилась Владыке и обещала, что не допустит России погибнуть от рук врага. Митрополит сообщил об этом патриарху Московскому и всея Руси Сергию, Советскому правительству и лично Сталину. Как и было предсказано, Россия победила в войне с фашизмом, и митрополит Илия смог исполнить своё давнее желание посетить святыни России.

Эта книга повествует о той любви, которую Владыка питал к Пресвятой Богородице и Русской Православной Церкви и о том, как его молитвенное предстательство перед Ней помогло России одержать победу во Второй мировой войне.

В церемонии презентации приняли участие: Его Преосвященство, епископ Нифон, представитель Патриарха Антиохийского при Московском Патриархате, протоиерей Владимир Силовьев, председатель Издательского отдела Русской Православной Церкви, Посол Ливана в Российской Федерации, профессор Валерий Алексеев, президент Международного Фонда единства православных народов г-н В.Попов, представлявший Министерство иностранных дел Российской Федерации, представители Московской духовной академии и автор книги доктор Сухейль Фарах, профессор Ливанского государственного университета.

Архимандрит Закхей принял участие в презентации по специальному приглашению автора книги д-ра Фараха, с которым он впервые встретился на международной религиозной конференции в Аммане (Иордания). Д-р Фарах впервые посетил храм св.вмц. Екатерины в воскресенье, 5 июня 2005.

http://www.st-catherine.ru/presentation_of_the1

 

Документальный фильм о том, как в годы Великой Отечественной Войны митрополиту Гор Ливанских Илие явилась Богородица для того, чтобы подсказать, что нужно сделать для победы России над Германией. Пресвятой Богородицей был поставлен ультиматум Сталину. На митрополита Илию была возложена дипломатическая миссия по передаче этого ультиматума. Ультиматум был передан. Россия выиграла войну после исполнения И. Сталиным большинства пунктов ультиматума. Митрополит Илия в результате этого посещает Россию, рассказывая на проповедях о явлении Богородицы.

Из Альфа и Омега 2003. — № 4(38). Протодиакон Андрей Кураев

Вопрос всё же остаётся: почему народное предание привязало «вразумление» Сталина именно к арабскому митрополиту Илие, который, впрочем, целый месяц ездил и проповедовал по СССР ? «Что-то», значит, было? Но что именно? Может быть, читатели «Альфы и Омеги» смогут сообщить информацию, которая позволит ответить на этот вопрос?

Самое же главное чудо сороковых годов очевидно и неоспоримо: наша Родина выстояла и победила. Как сказал недавно маршал Язов, — «войну выиграли безбожники, но с помощью Божьей».

 

История создания фильма о Митрополите Гор Ливанских Илие Караме

Николай Раужин

«Да, в нашем распоряжении хорошая оптика и неплохая видеокамера… Но чутьё подсказывало, что точка на Большом Каменном мосту отработана. Жгучее майское солнце взыграло новыми красками и клонилось к кремлёвским соборам. Наступал, как мы говорим, режим. И теперь нам следовало в аккурат привязаться к светилу с другого моста – Замоскворецкого. Ах, какая красота!

Водитель без видимого соучастия провёз нас по Софийской набережной, высадил перед монументальной лестницей моста и поехал коротать время к площадке у храма Василия Блаженного. Я же, забыв, что у нас сегодня есть помощник – ассистент оператора, схватил, по привычке, традиционный режиссерский груз – штатив - и первым вбежал на гранитные ступени. В нашем деле бывают моменты, когда бесценна каждая секунда!

Раскрепляя на ходу ножки штатива, царапнул металлом о камень. Высек, видимо, искру. Последовал смешок от отставшей съёмочной группы. Олег-оператор, не преминул добродушно съязвить. Зная о моей давней причастности к авиации, небу, притянул, разумеется, тему старта…

"Давай, стартуй, уже! " – отыгрался я, отходя от камеры после контрольного взгляда в глазок объектива. Олег снимал первую свою большую картину, и сверка ощущений была уместна. Он использовал "широкий угол", нюансы диафрагмы. Да, хороша оптика, но чутьё! Чутьё!

И вот – небесная крепость!

На прозрачном тёмно–лиловом пространстве неба, с облачным пухом по горизонту, сиял абрис золотых крестов и куполов. Предводительствовала звонница - ракета Иоанна Великого. Словно готовая к старту над соборно-дворцовым градом, опоясанным зубчатым подножием с остроконечными башнями – сторожами.

Получалось визуальное ощущение невесомости. Чудеса!

Снимали долго. То был вечер 22 мая 1999 года. Оставался один кадр, и "длинным фокусом" мы его спокойно нащупывали. Это – время на часах Спасской башни. Без пяти, как говорят… Но предстояло ещё почти часовое "предстартовое" ожидание.

Олег всё что-то выкадровывал, прильнув к камере, направленной к храму Василия Блаженного, и между делом сообщил: "К нам идёт Гегемон". Быстро же он набрался моего сленга советских времён. Так, бывало, мы ворчали на капризных водителей, которые, невзирая на съёмочные обстоятельства, качали свои права. Начинали, как правило, с постукивания пальцем по стеклу на часах. Тик-так…

"Ну, вот, - подумал я, - начнёт канючить…"

Гегемон, однако, никаких выразительных жестов не обозначил, напротив, промолвил, словно оправдываясь: "Скучно стало… Про что кино снимаем?"

Как тут не уважить?

За те три месяца, которые прошли с момента неожиданного вовлечения меня в тему фильма, текст абстрактного, уклончивого пояснения, давно отшлифовался. Но тягучая несуетность и незлобие Владимира расположили меня к откровенности и уместному желанию поделиться тем, что вызрело в душе под ворохом сомнений. Ведь ответ, пришедший из канцелярии Святейшего Патриарха на прошение о благословении, очень вразумлял: "6. IV.1999г. Надо быть осторожным в создании подобного фильма, т.к. живых свидетелей нет, и много присоединилось сведений мифологического характера".

Мы стояли на мосту, и нас обвевала майская прохлада. Мишка – ассистент, удививший ещё на студии, перед выездом на съёмку своим увлечением гортанно-струнного музицирования, отвернулся, чтобы покурить, а Олег всё снимал, будучи в "свободном полёте". За нашими спинами шумно проезжали машины, и я старался донести до Владимира ключевые слова: «Сорок первый год… Митрополит Гор Ливанских Илия Карам… Подземная церковь… Молитва о спасении России… Огненный столп… Видение Божией Матери…Её Откровение… Послание Илии в Москву о том, что повелела Божия Матерь… Город на ладони, а немец застыл… И я верю, верю…"

"Ну да, я же из Крюково", – вступил Владимир. "До нас дошёл и встал. Крюкнулся, говорила мать".

"Крюкнулся" – хорошо сказано. (Крюково – теперь часть Москвы: станция железной дороги и жилой квартал в Зеленограде).

Выяснилось, что отцы наши воевали тогда где-то рядом: его – в пехоте, мой – в ракетной артиллерии, романтически прозванной "Катюшами". И оба воина, кстати, прошли путь от Москвы, избежавшей падения, до Берлина! До Победы!

Разгорячился я, говорю Олегу: "Вырубай камеру, плёнку на часы оставь, последняя кассета! " Повиновался он, но, как показалось нам, через мгновение, когда мы втроём одновременно ахнули от увиденного, зря он повиновался. Не суждено было запечатлеть на плёнку то, что предстояло нашему взору над собором Василия Блаженного. На всё воля Божия, мы лишь ахнули!

"Вы чего? " – допытывался Мишка с бородкой а-ля Троцкий-Калинин, отмахиваясь от табачного дыма. Он был явно огорчён сокрытием от него нашей тайны.

Мы же, как некие немцы, онемели…

 

…Впервые историю о легендарном владыке Илие я услышал в Троице-Сергиевой Лавре, куда пригласили меня в начале марта 99-го. Был проявлен интерес к моему недавнему фильму об известном московском Святителе. А 9 марта на имя моего начальника поступило письмо от иеромонаха В. с предложением "снять фильм о замечательном человеке, молитвеннике за Россию в годы Великой Отечественной войны митрополите Гор Ливанских Илии. В России о нём очень мало знают, и, я думаю, наш долг вспомнить о нём. Есть надежда отыскать в Ливании родных митрополита, посетить места, связанные с его церковной деятельностью… Будет оказана и материальная помощь…"

Последняя фраза имела значение. В замшевом мешочке с верёвочкой (подобные, от времён Иоанна Калиты, выставляются в музеях) оказалась сумма, которая покрыла наши путевые расходы до гор Ливании и обратно. Спасибо благочестивой богомолке, сокрывшей своё имя, за посильную жертву.

Размашистый начальственный росчерк на письме вдохновил. Красные чернила, кремлёвско-вождистский лаконизм: "Согласен". Без росписи, но имя его Господу тоже ведомо.

Не для красного словца погружаюсь в подробности, а лишь с одной мыслью о благодарности людям, бескорыстная отзывчивость которых так приблизила наше приобщение к некоторым тайнам Гор Ливанских братской Антиохийской Церкви.

По молитвам батюшки, отца В., первым объявился ливанец Харитон. Чадолюбивый отец большого православного семейства, московский доктор Хасан Мушреф. Согласился быть переводчиком (драгоманом).

Шёл Великий Пост. Удача за удачей. Состоялось знакомство с писателем Валерием Дмитриевичем Поволяевым, автором публикации о миссии митрополита Илии. Исторически корректной, без ложного пафоса. И – почти чудо: в друзьях у писателя оказался не кто иной, как Чрезвычайный и Полномочный посол в Ливане Олег Герасимович Пересыпкин.

Всё, стартуем! Однако строгий мой начальник сократил командировку. Вместо оптимальных десяти трудовых дней оставил шесть, а седьмой назначил днём "неделания", т.е. возвращения. Никакие доводы не помогли. Или-или. Улетали в пасхальные дни. Впятером, под духовным началом батюшки.

Серьёзная преграда возникла на таможне. Нас просят посторониться. Оказывается, обширная опись дорогостоящей съёмочной аппаратуры должны была быть заштампована таможенным начальством заранее.

Задумались.

Ростом выше всех нас в группе – аскетичная фигура отца В., бывшего воина-афганца. Взгляд его маленьких синих глаз оставался мягким и спокойным.

"Что у вас? " – вытянул бумаги из моих рук проходивший мимо высокий таможенный чин. Секундный обзор, и на обратной стороне декларации остался фиолетовый оттиск небольшой печатки. "Сошлётесь на мой личный номер, когда будете возвращаться". Улыбнулся, кивнул подчинённым и удалился.

Летим.

В облаках. Выше…

Ливан – в переводе с арабского означает "белый".

Посол приятно удивил гостеприимством. Предоставил не только кров, но и разъездной "джип". Посольские номера – как охранная грамота.

Но первое время далеко мы не уехали. "Застряли", и не на один день, в заливе Святого Георгия под Бейрутом – "городом источников". Снимали виды на море... Днём… Вечером… Волны и камни… Камни и волны… Святой Георгий одолел здесь Дракона зла. Поразил праведным копьём!

"В Финикии, - гласит предание, - около города Берита обитал страшно ядовитый, огромных размеров змей, по облику напоминавший дракона. Змей часто выходил из воды и нападал на горожан. Не зная, как избавиться от такой напасти, и желая умилостивить дракона, суеверные жители решили приносить ему в жертву каждый день, по жребию, по одному человеку. Дошла очередь и до царской дочери…. Царевна с плачем ожидала ужасного конца, как вдруг около неё появился Святой Георгий на коне и с копьём в руке. В это время чудовище выползало из воды. Воин, осенив себя крестным знамением, сидя на коне, бросился на змия и, вонзив в раскрытую пасть копьё, пригвоздил его к земле, а конь ногами топтал его…".

Подоспела и нам помощь. От крестного сына владыки Илии...

Крохотного Сашу Ананова во время Великой Отечественной войны вывезли из Риги. Каким-то образом вместе с набожной тётей они оказались в Ливане, где им нашлось место только в хлеву. Но буквально наутро пришёл к ним митрополит Илия Карам и сказал, зачем же наших гостей не пригласили в дом? Он то и помог им впоследствии построить свой дом. Не зря Илию почитали в Ливане "отцом Доброты". "Карам" - значит "щедрый". Саша вырос под присмотром тёти, занимавшейся иконописью.

Русский эмигрант Александр Ананов повёз нас к месту, где некогда приютил их митрополит. К резиденции в городке Хадет, что в южном пригороде Бейрута. Увиденное там напомнило Сталинград. Большой, когда-то добротный дом, построенный в 1906 году, был разрушен во время гражданской войны под ударами снарядов. Некоторые стены, израненные зияющими пробоинами, уцелели. На них рой следов от пуль. Горечь испытали мы здесь, как, впрочем, и в иных бейрутских местах, где видели следы остервенелой вражды – лучистые отпечатки стальных брызг по окружию рваных чёрных дыр.

Где ты, Георгий Победоносец?

Невероятно, но руины оказались обитаемы. Нас приветливо встретили православные арабы – беженцы с юга страны. Это они расчистили завалы, под которыми наткнулись на уцелевший, больших размеров мозаичный образ Божией Матери. Хорошая работа. Дух Византии – «Одигитрия», что означает "путеводительница". Образ, посечённый осколками, поместили в нише бетонного ограждения уютного дворика. Живые цветы в самодельной вазочке из-под пластиковой посуды всё объяснили без слов.

И нас не отпустили без угощения. Мы перевели дух за чашечкой удивительного ливанского кофе. В путь!

Где-то вблизи зазвонили в колокол.

В белоснежной церквушке Успения Божией Матери застали старого звонаря за работой. Работал он, как и у нас, к примеру, в Псково-Печерах, верёвками от земли. И не заметить родной Образ – дар владыки Илии храму, притом прямо у входа, под сенями, было бы нам непростительно. Сама Владимирская Божия Матерь встречает здесь каждого приходящего. Тонкая барельефная резьба по мрамору чистейшей породы, церковно-славянская вязь. Зримое присутствие духа России. (Наши иконы здесь часты в храмах и почитаемы!)

Уже через десять минут посольский "джип" стоял у бейрутского госпиталя Святого Георгия. Звонарь помог с адресом другого крестника владыки Илии – 37-летнего помощника главврача Николаса Ассаада. Его отец был ауазом при митрополите – светским офицером при церковном иерархе, который охранял его и выполнял часть секретарских обязанностей. А в храме помогал надевать облачение, принимал даже посох из рук Илии. И, скажем сразу, когда пришёл отмеренный Владыке срок, то и почил он на руках своего верного ауаза Набиля Ассаада.

Николас пригласил к себе в дом, что в обычной многоэтажке. В присутствии супруги и детей он трепетно рассказывал: "Митрополит Илия – мой крестный отец. Он очень любил Россию и русский народ. Во время Великой Отечественной войны очень сильно и долго молился за Россию. Всегда пребывал в молитвенном состоянии…".

Статный ливанец держал перед собой, сжимая утончёнными, как у пианиста, пальцами старенькое Евангелие с золотым оттиском православного креста на тканевой обложке. Николас позволил взглянуть на дарственную надпись: "Моему любимому маленькому, дорогому духовному сыну Николас-Набиль - аль-Ассаад, которого я крестил в Святой купели и которому подарил Священное Писание – как главный закон в его жизни. И чтобы эта книга освящала ему путь, чтобы этот ребёнок стал счастливым и на земле, и на небесах, и чтобы ему покровительствовала Божия Матерь, "Христа прилежно умоляюще". Аминь. С любовью – Митрополит Ливанский Илия Карам".

"Мы верим, что смерти нет, - говорил Николас, показывая парадный фотопортрет благородного Владыки, снятого в рост, с посохом и со сложенными в знак архиерейского благословения перстами. – У митрополита Илии умерло тело, но праведная его душа жива и пребывает в Царствии Небесном".

Спасибо, Николас!

И за сюрприз – в особенности. Ведь неожиданно пришёл Мата (Матвей) Зака Ассаад, дядя Николаса и личный секретарь Илии.

Его появление было столь же неожиданным и в резиденции митрополита в начале 1962 года, когда Мата, член Прогрессивной Социалистической Партии (ПCП) искал и нашёл там спасительное убежище. Политические противники, устроив "разборки", обвинили ПСП в попытке свержения правительства и подвергли гонениям. Пришлось осваивать азы конспирации.

"Я – Мата Ассаад, - представился он, будто на суде, - знают меня, как Мишель… Ещё до знакомства с митрополитом Илией, я слышал, что он человек большой веры, отзывчивый, очень щедрый и добрый. Подчеркиваю, все знали, что он большой молитвенник и особенно почитает Божию Матерь. Митрополит очень много молился Божией Матери, и чаще всего – в подземной церкви монастыря Дейр Сайидет эль Нурийя".

В переводе – "…монастыря Свет Божией Матери". Мы все переглянулись, а батюшка осенил себя крестным знамением.

"В давние времена, когда происходили гонения на православных христиан, в этом месте было явление Божией Матери. Её чудотворной иконы в скалистой пещере. Тогда Царица Небесная очень многих спасла от смерти. Рассказывают, что, когда однажды ночью, в шторм, у ливанского берега тонул корабль, и люди потеряли всякую надежду на спасение, молились и готовились к смерти,в друг на них направился сильный луч света, который исходил из горы на побережье. Маяк? Люди чудом спаслись, и, выйдя на берег, обнаружили на вершине горы… освещённую изнутри пещеру. Там они увидели икону Божией Матери, от которой исходил сильный свет. В честь иконы возвели храмы: в пещере и над ней, и монастырь стал называться Свет Божией Матери. Дейер Сайидет эль Нурийя".

В голосе Маты чувствовалась твёрдость духовно закалённого человека.

"Вот перед этой иконой всегда и молился митрополит Илия. И всё, что он просил в молитве, всегда исполнялось. Когда кто-нибудь болел, митрополит Илия давал ему виноград, который растёт перед входом в пещеру. Как лекарство от Богородицы. И человек выздоравливал".

Кажется, Мата - конспиратор раскрыл свою личную тайну. Он, несомненно, из тех, кто хотя бы однажды испробовал на себе живительное лекарство от Богородицы.

"Митрополит любил Россию и русский народ. Он несколько раз ездил в Россию, и на службах всегда поминал в своих молитвах Россию и русский народ, желая счастья и успехов".

Мата глубоко вздохнул:

"Во время Великой Отечественной войны митрополиту Илие Богородица открыла то, что нужно сделать, чтобы победила Россия, и повелела написать письмо Сталину".

"…письмо Сталину". Послание Илии Сталину… Миф? Былина или быль? Как правильно: Илья или Илия Муромец? Герой народного эпоса, былинный персонаж изобразительного шедевра или всё же преподобный, мощи которого возлежат в Печерских, Ближних пещерах?

И Сталин выполнил всё, что передал ему митрополит Илия. Сталин был очень благодарен этой вести, так как начались успехи на фронте. Митрополит Илия стал другом Сталину».

Я говорю всё это, потому что был секретарём митрополита Илии и председателем Церковного суда. Митрополит часто рассказывал об этих событиях, о России, о любви к России, о чудесах Божией Матери".

Мата встал. Обжалуйте, кто может, его "приговор".

Горы Ливанские… Здесь небо сходится с землёю. Белые облака буквально обволакивают вас. Когда подпускают близко.

Нынешний митрополит Гор Ливанских Жорж Ходр преподал нам своё архиерейское благословение. На третий день после телефонного обращения к нему Посла. Утром, на "летучке", Олег Герасимович наметил направление – город Бхамдун.

Владыка встретил, как и подобает по чину, со сдержанной любезностью.

Думается, уместно напомнить, что, согласно Диптиху чести и древности, Антиохийская Церковь расположена вслед за Константинопольской и Александрийской Церквами. Им вослед идут Иерусалимская и Русская.

После падения Константинополя в 1453 г. Московское государство объявило себя духовным преемником православной Византийской империи и истинным защитником Православия. Наряду с Дунайскими княжествами, Московия стала финансовым донором Православного Востока. В замечательном литературном памятнике "Путешествие Антиохийского патриарха Макария в Россию» в первой половине ХVII века, описанное его сыном архидиаконом Павлом Алеппским, дано яркое изображение истории и географии, быта, нравов, политических событий, происходивших в царствование Алексея Михайловича. Антиохийский патриарх дважды приезжал в Москву - Третий Рим: в первый раз для сбора пожертвований, а во второй, десять лет спустя, – для суда над патриархом Никоном.

Первую церковную общину в Антиохии основал в I в. апостол Петр.
"…и ученики в Антиохии в первый раз стали называться Христианами". (Деян.11,26).

"Я знал митрополита Илию с юношеских лет. Тогда нами было создано церковно-молодёжное движение. Оно дало начало возрождению нашей Церкви, возобновило посещение храмов, чтение Священного Писания и поучений Святых Отцов.

Однажды митрополит помог нам организовать выставку икон в Ливанском университете. Он предоставил большую часть икон из подаренных ему в России. Эта выставка явилась ярким событием 1960-го года. Благодаря митрополиту Илии ливанское общество познакомилось с православной иконописью и получило возможность изучать её. Мне он оставил несколько икон, которые мы хотим поставить в одном храме в память о нём. Храм уже возводится".

Рассказчик, со всей очевидностью, окинул мысленным взором тот строящийся храм. Радостно на душе!

"По благословению нашего архипастыря мы посещали многие монастыри его епархии. Во многих из нас зародилось желание стать монахами или монахинями. Именно благодаря митрополиту Илии Карам в Горнем Ливане возродилась монашеская жизнь".

Вряд ли владыка оговорился, употребив вместо "Горного" - "Горний", "Небесный". Далее он открыл нам, быть может, ключ к пониманию благодатных начал митрополита Горнего Ливана.

"В горах рассказывают, что когда Илия был ещё подростком, жил здесь, в Бхамдуне, то удостоился беседы с Царицей Небесной…".

Горы Ливанские… Здесь воистину небо сходится с землёй.

"Митрополит Илия имел особое усердие к Богородице. Он очень почитал Её и жил с верою и мыслью о Богородице. Любя Божию Матерь, попросил одного человека перевести с русского языка книгу о чудесах Царицы Небесной. Она напечатана на арабском языке".

Мы попросили о небольшой паузе: смена кассеты. Митрополит Жорж, кажется, совсем "оттаял" – по выражению его добрейших небесно-голубых глаз (никогда не думал, что у ливанцев могут быть такие нашенские очи). А ведь мы его весьма потормошили, выставляя нужный кадр. Забирались даже в книжный шкаф за его спиной и что-то там переставляли. Он – слева в кадре, а справа, в глубине, иконы "Спаса Вседержителя" и "Богоматери на престоле". И резной кипарисовый Крест.

"Во время Великой Отечественной войны многие ливанские батюшки, в том числе и митрополит Илия, молились о победе Советской Армии. Да и все православные Ливана молились за победу России".

На прощание – кофе (как же они его варят?) и ливанские сладости. Совместное фотографирование со вспышкой!

Горы Ливанские – родина митрополита Илии. Здесь прошло его светлое детство, и здесь он нашёл вечный покой.

Родился будущий митрополит Илия (Селим Насиф Карам) 8 мая 1903 года в Бхамдуне в семье Насифа Карама и его супруги Мириам, пятым ребёнком. В доме на взгорье, где веет теперь душистыми травами.

Первые знания Селим получил сразу на двух языках – арабском и французском. В десять лет он окончил начальную школу, и тут его объяло благоговение к Божией матери. Он уединялся в одном из небольших бхамдунских виноградников, где устроил себе часовенку в честь Богородицы.

Божий Промысл ускорил его шаги на пути служения Церкви. Он заболел и едва не умер… Отец дал обет посвятить его Господу, если мальчик выздоровеет. Царица Небесная вернула его к жизни.

Дошла такая весть до Патриарха Григория IV, и он посетил их дом. Видя, как мальчик искренен в своём желании послужить Богу, Патриарх обучил его познаниям церковного устава, и 25 декабря 1918 года поставил его в чтецы. А на следующий год определил его в Высшую духовную школу в Дамаске.

В 1921 году юноша поступил в Духовную семинарию при монастыре Баламанд на севере Ливана, возле города Триполи. По окончании учёбы Патриарх возвёл его – 5 августа 1923 года – в сан диакона кафедрального собора в Дамаске, а в декабре направил служить в Бейрут. Митрополит Герасим Масарра, убедившись в скромности, разумении и учёности подопечного, 6 августа 1926 года рукоположил его в сан архидиакона Бейрутской Епархии.

2 апреля 1930 года по восточному календарю митрополит Герасим подписал Грамоту о посвящении Илии Карама в сан архимандрита. По этому случаю православная община Бейрута собралась было преподнести архимандриту Илие подарок – инкрустированный золотой крест с золотой цепью. Архимандрит же, поблагодарив, сказал: "Господь наш Христос, да будет Он славен, был распят на деревянном кресте. Таким крестом буду гордиться и я". А стоимость подарка предложил раздать нуждающимся.

Благодаря своим исключительным способностям и великой любви к Церкви, он за короткое время поднялся на вершину церковной иерархии.

31 декабря 1934 года по восточному календарю, в воскресение, на Божественной Литургии в Мариинском Кафедральном соборе Дамаска Патриарх Антиохии и всего Востока Александр III рукоположил достойнейшего архимандрита Илию Карама в Митрополиты Гор Ливанских.

Когда же он окончил свой земной путь, –11 апреля 1969 года, в Страстную Пятницу,– то гроб с телом несли на руках, внося в храмы все восемь километров от Хадета до Бхамдуна. Добрая память о Митрополите была столь велика, что и мусульмане, и католики, и марониты, и друзы – в знак глубочайшего почтения – пожелали участвовать в процессии и даже подставили свои плечи отошедшему к вечной жизни. Хоронили в понедельник Светлой седмицы, в церкви Христа Спасителя, на вершине глубокого ущелья.

А вскоре война столкнула вчерашних мирных соседей, омрачила их разум. Дракон злого духа так разгулялся, что сковырнул с лица земли ту церковь и обратил в груду щебня, осквернил честные останки приснопамятного митрополита Илии.

Враги Илии, которого за особую любовь к России и молитвенные труды называли "красным митрополитом", нанесли в подходящий момент драконовский удар. Нет, церковь не подверглась обстрелу. "Спецы" – со странным говором – заложили в неё взрывчатку…

Где земля? Где небеса?..

Святой Георгий, помози!

Косточки собрали. Извлекли из песка и пыли.

Временное пристанище они нашли в помещении бывшей поликлиники, в простенькой домовой церкви.

Специально для нас деревянный ковчежец, накрытый белым полотнищем, вынесли из алтаря и поставили на возвышении перед открытыми Царскими Вратами. Зажгли свечи и лампады. Под бархатный византийский распев, исполняемый тремя молодыми хористами, близкие митрополита Илии – племянники Габриэль и Насиф Карам (с сыном), крестник Николас (тоже с сыном) выстроились вокруг ковчежца в трогательном почётном карауле. Склонили головы.

И впервые русский иеромонах из Троице-Сергеевой Лавры, облачившись в епитрахиль и поручи небесно-богородичного цвета, возжёг кадильницу и совершил чин краткого моления – литию – об усопшем приснопамятном Илие Карам, Митрополите Гор Ливанских.

То пространство, где клубился ладан, и где звонким пением батюшки возносилась "Вечная память", было обрамлено алым пурпуром оконных штор и заалтарной занавеси, высвеченных с уличной стороны солнечным светом. Было так торжественно и пронзительно, что дрогнуло сердце. Вспомнились отец и мать…

Строящийся храм, о котором, видимо, и упоминал митрополит Гор Ливанских с "нашенскими" глазами, произвёл величавое впечатление. Отлит – на личные средства Насифа и Габриэля Карам и прихожан Бхамдуна– в современном железобетоне, на вершине глубокого ущелья. Да, на месте прежнего!

Храм "выдерживался", дабы окрепли его "устои" перед облицовкой в белоснежный мрамор.

Храм Преображения Господня!

Горы Ливанские… Здесь небо сходится с землёю.

Спускались в Бейрут уже ночью. С гор, залитых огнями.

Приближалось время, когда мы окажемся в том благословенном подземном храме… Но нас повезли в кедровую рощу на горном перевале. Как же, Ливан - и без кедра! Библейское дерево красуется на государственном стяге.

"Насыщаются древа Господа, – говорит Псалмопевец, – кедры Ливанские, которые Он насадил" (Псал.VШ,16).

"И на все кедры Ливанские, высокие и превозносящиеся… грядёт день Господа Саваофа", - пророчествует пророк Исайя (II,13).

Надышались…

Дорога на север, в сторону Триполи, тянется вдоль узкого побережья. Триполи – родина драгомана Харитона, и мы с пониманием отнеслись к его желанию повидаться с родными и близкими. Для расставания он выбрал пыльное, но загадочное ответвление от загруженной дороги. "Если оставить здесь машину, сняв с тормозов, она сама поедет в гору". Показалось – разыгрывает нас. Но… тяжеленный "джип", помедлив слегка, тихо пополз черепашьим шагом вверх! Пришлось поаплодировать, туго вспоминая некоторые законы тригонометрии и земного тяготения!

Приблизились. На шестидесятом километре въехали в тёмный тоннель, пробитый в горном отроге, круто обрывающемся в море. В античное время это место получило название "Лицо Бога", изменённое со времён христианства на "Каменное лицо". Молчим. И правда, зачем переводчик? Пора как бы и душу собственную впрячь.

Выезд из тоннеля – оглушительно яркий весенний свет!

 

История создания фильма о Митрополите Гор Ливанских Илии Караме

Николай Раужин

Монастырь Дейр Сайидет эль Нурийя. Крепость из жёлто-бежевого камня среди кустарников и кипарисов. Храмовый купол, башенки и колокольня – типично византийские, из того же солнечного камня. (Золотые купола – это наша привилегия, так уместная в суровых северных широтах).

Подходим. Тихо. Но нас уже ждали. Классический двор восточного монастыря, с галереей, лестницами, фонтанным кругом, цветами и стрижеными деревцами.

Братское лобызание батюшек. Нашего и монастырского. Кофе. Знакомство. А переводчик? Улыбаемся. Матушка-настоятельница (а это женский монастырь) кивает: угощайтесь, мол, угощайтесь! Рады, рады русским гостям! Мы тоже киваем головами: спасибо-спасибо, шукран.

И тут великодушие проявил водитель. Оказывается, хитрюга вполне сносно владеет арабским.

Нас пригласили в собор. Икона Божией Матери, перед которой митрополит Гор Ливанских Илия Карам в начале Великой Отечественной войны молился о спасении и даровании победы России, теперь находится здесь. Её перенесли из того подземного храма, где Илия три дня и три ночи пребывал в монашеском затворе, и удостоился видения и откровения Божией Матери. Царица Небесная явилась в огненном столпе…

Новообретённый драгоман уже всё пересказал ранее, и все мы, во внешнем молчании, вслед за батюшкой, приложились к святыне. Тепло на душе.

Икона размерами с нашу святыню – Владимирскую Божию Матерь. По преданию, тоже кисти евангелиста Луки. Помещена в мраморный киот. Над главой Богородицы накладная золотая корона. Вокруг нимба – сияние лучей. Свет Божией Матери.

Примерно третья часть иконы справа утрачена. Срезана огнём по вертикали. Образ Богородицы, парящей на облаках, не пострадал. Богородица изображена в рост с Богомладенцем на руках. Расположена в левой части иконного поля, над кораблём, терпящим бедствие в штормовых волнах… Утрачен уже вид берега и скалы.

Кто-то, возможно, узрит символичность. Но не всё так просто…

Причину пожара в подземном храме никто объяснить не может. Предположили даже, что огонь шёл не в сторону иконы, а от неё. Выгорело всё деревянное: иконостас, аналой, скамьи для прихожан (да, у них скамьи). Случилось такое незадолго до кончины митрополита Илии.

Святыню перенесли в верхний храм. Но она трижды неведомо как возвращалась на прежнее место. Ночью, когда всё было на замках. И лишь по молитвам Митрополита икона осталась в соборе. Для неё справа от входа соорудили нишу со схожими, как и в подземной церкви, сводами.

К Святыне притекает народ. Православные паломники из разных стран. Из России мы – по стечению обстоятельств оказались, пожалуй, одними из первых. Приходите! К Свету Божией Матери!

Пришло время, и ливанский батюшка, взяв связку ключей, отворил железную дверь, и мы стали долго спускаться по каменным ступеням. По краю высоченного и почти отвесного обрыва. Вид на море отсюда замечательный. Лёгкая дымка. Полный штиль.

Тропа, конечно, обихожена. Выложена твёрдой породой, с защитными, по пояс, бордюрами. Ещё одна железная калитка, затем сводчатая арка с узким – в "игольное ушко" проёмом. Приближаемся. Вот три окошка с крепкими решётками, черная металлическая дверь с накладным крестом. Камень, на который можно присесть. Узнаём поросли виноградной лозы, приносящей – по благословению и по вере – лекарство от Богородицы.

Церковь – пещера. Таинственно. Свод природного происхождения – живописная скальная порода. В многовековой копоти. Наружная северная сторона с окнами выложена из внушительных гранитных блоков. На западной стороне привлекает внимание список монастырской святыни, исполненный маслом на холсте. На пурпурной мантии Божией Матери прилеплены крупные монеты – "медь" и "серебро". Дары от паломников? Необычно.

Прямо в скале вырублено углубление для купели. Там пять ступенек. Сухо.

Скамьи со спинками из светлого дерева оживляют перспективу церкви, направляют взгляд на алтарный эркер с крохотным оконцем в верхнем полукружии. В него и другие окна струится мягкий свет.

Тишина необыкновенная.

Привычный нам иконостас отсутствует вовсе – по условной линии протянута верёвочка. Но в алтаре имеется всё необходимое для Богослужений. На аналое икона Божией Матери Одигитрия. Как наша Смоленская. Прикладываемся.

Батюшка возжёг лампаду и свечу. Помолился. Громко здесь нельзя – шёпотом.

Остались в церкви вдвоём с оператором, а времени, как обычно, в обрез. Сегодня автомобиль должен ровно в 18 часов перейти в пользование Посла. И ни минутой позднее.

Так, без паники! Владыка, дорогой, помози нам! Святитель Илия!

… Мы взмокли. Отработали все возможные точки, даже в купель спустились, дабы охватить пространство с пещерным сводом. Прости нас, Божия Матерь!

Собираемся быстро – на автомате. Гляжу, оператор сачкует. Вместо того, чтобы складывать аппаратуру, пытается прилепить к мантии свою денежку. Но монета, по извечным законам земного тяготения, всё падает и падает со звоном. Молчу.

Взыграло что-то во мне, достаю самую крупную, какая была, "монету", и с определённым вызовом – не лезь, мол, поперёк старших – протягиваю… Не могу объяснить, отчего, но "серебро" из моих рук притянуло к мантии, словно к магниту, и оно прилепилось со шлепком. Орёл!

Иногда бывает трудно поверить собственным глазам.

Стоило только отъехать от благословенной обители, как Олег вскричал: "Стойте-стойте, забыли аккумулятор!" По бледному лицу было понятно, каких издержек ему не удалось бы избежать.

Куда деваться, возвращаемся. Полукилометровый кросс с препятствиями туда – аккумулятор нашли на краю скамьи в церкви – и обратно вымотали нас обоих изрядно (мне пришлось проявить солидарность). Высота скальной лестницы, к слову, с двадцатиэтажный дом.

Оглянулись напоследок… Помози нам, Божия Матерь!..

К Бейруту летели с ветерком. На подъезде к городу водитель предупредил: не высовываться, закрыть окна. Впереди – военный сирийский пост. И не наводить объективы. Сбавили скорость.

Рисковый наш оператор всё же щелкнул затвором, и сириец в форме тотчас вскинул "Калашников". Но, узрев "охранную грамоту" - посольские номера, с видимой неохотой опустил оружие. Не самый приятный момент!

К посольству подъехали за четверть часа до назначенного времени. Здесь тоже фонтан в зелёном дворике. К воде подлетели птички, похожие на скворцов. Влюблённая парочка резвилась под струйками, нежилась.

В здании посольства прежде была школа, где получали образование многие ливанские дети. Школа Императорского Православного палестинского общества.

Ливанская ночь. Тихое жужжание кондиционера. Не спится. До дня "неделания" остались сутки. Усмиряю мысли, но не чувства. Кажется, начинаю влюбляться в эту тёплую страну.

 

На архиерейском богослужении в бейрутском Георгиевском храме тесно. Снимаем. Стараемся не нарушить благочестивый настрой прихожан. Лица всех возрастов, объединённые в молитвенном устремлении к Богу. Наследники и хранители непрерывной двухтысячелетней духовной традиции Православия. Антиохия…

На Великом входе перенос Святых Даров с жертвенника на престол здесь совершается с подходом шествия к притвору храма. Дань раннехристианской традиции, когда жертвенник, на котором из просфор вынимаются частицы, мог находиться за пределами церковного здания.

Воздух насыщен благоуханием ладана и благозвучием антиохийского распева. На раскрытом Евангелии с арабской вязью замечаем открытку с "Троицей" Андрея Рублёва.

Окончания службы дожидаемся в притворе, где нас привлекла большая икона Георгия Победоносца на коне. Небесного Покровителя нашего Отечества и его воинства. Будем снимать.

Вслед за архиереем, благословения которого мы тоже удостоились, потянулись к выходу прихожане. Вот теперь-то они обратили на нас внимание. Можно и растеряться!

Признаюсь, мне никогда прежде не доводилось одновременно видеть в глазах столь большого количества незнакомых людей такого искреннего приятия и дружелюбия. Братской любви о Христе. Притом почти каждый старался дотронуться до предплечья левой рукой (по ходу движения) и с теплотой произнести название моей страны: "Русья… Русья… Русья".

В Москву добирались воздушным путём. Ни о каких препятствиях на таможне уже не могло быть и речи. Зелёный коридор!

…Зелёный коридор для митрополита Гор Ливанских Илии Карам во время его знаменательного путешествия в Советский Союз поздней осенью 1947 года обеспечивало Распоряжение Правительства СССР за № 12298-рс от 2/ IХ- 1947г. Совет Министров возглавлял Иосиф Виссарионович Сталин, но вопрос о визах решался его заместителем К. Е Ворошиловым.

 

Прошло всего два года после Великой Победы. Мир вовлекался в вихри жесточайшей "холодной" войны. В Москве, тем временем, началась подготовка к празднованию 500-летия автокефалии Русской Православной Церкви и "Совещанию руководителей православных церквей". Торжества намечены на июль 1948 года.

Неслыханная дерзость! Что, возрождение доктрины Третьего Рима?

"Миссия СССР в Ливане. Секретно. 6.Х.1947г. Заведующему Ближневосточным отделом МИДа СССР.

… Англичане и американцы предпринимают серьёзные усилия для того, чтобы оттянуть православное духовенство от русской церкви. В частности, Илью Карама всячески отговаривают от поездки в Москву… Целесообразно обсудить вопрос о возможности оказания митрополиту Караму более внимательного приёма… награждения его одной из советских медалей или даже орденом "Знак почёта"… Илия Карам везёт различные подарки патриархии и как будто бы тов. И.В. Сталину…

В Москву выезжает с предстоящим караваном репатриантов, который отойдёт из Бейрута в Батуми… Посланник ".

Советский теплоход "Победа" объявился на рейде Батуми 2 ноября … и попал в карантин. На 9-10 дней. Опекавший высокого гостя "секретарь миссии СССР в Ливании" сумел вызволить его на берег только 5 числа.

14 ноября прибыл в Москву из Бейрута для встречи с Патриархом Московским и Всея Руси АЛЕКСИЕМ митрополит Ливанский ИЛИЯ в сопровождении архимандрита Антиохийского Патриархата Василия.

На Курском вокзале Митрополита Илию встречали: митрополит Крутицкий и Коломенский Николай, Архиепископ Дмитровский Виталий, протопресвитер Н.Ф. Колчицкий и столичное духовенство… (ТАСС)

"План пребывания в Москве Высокопреосвященнейшего Митрополита Илии Карама", подписанный Председателем Совета по делам Русской Церкви Г.Г. Карповым, предусматривал, кроме церковных мероприятий, осмотр Москвы (на автомашинах), посещение Музея Изящных Искусств, Третьяковской галереи, Библиотеки им. Ленина, Исторического музея и… мавзолея Ленина.

Так, пролистали.

В одном из хранилищ на мой конкретный вопрос о "письме Илии Сталину" усмехнулись как на причудливую выходку. В другом – смерили презрительным взглядом, как отъявленного "сталиниста", – не будем забывать, что на дворе стояли оголтелые 90-е. Наконец, вежливо упредив, словно чужестранца, – "мы не всё вам можем показать", – принесли папки с документами.

"Не всё…". Веет холодом.

Будем выискивать – зёрна пшеничные.

На машинописи рукою Карпова Г.Г. выведено: "Запись беседы Митрополита Илии с Патриархом".

Жарко…

"Церковная обстановка на Ближнем Востоке в данное время – особенная, по словам Митрополита Ливанского ИЛИИ Карама. Патриархи - греки – с большой подозрительностью относятся к Русской Патриархии, им всё мерещится, что Московский Патриарх хочет стать Вселенским Патриархом. Когда умер [Константинопольский] Патриарх Вениамин, они сейчас же избрали Максима, боясь, что Московский объявит себя Вселенским. «До смешного подозрительны», - говорит Митрополит Илия Карам.

Греки - патриархи – Константинопольский, Александрийский и отчасти Иерусалимский – начинают тревожиться… Убеждают Антиохийского Патриарха Александра присоединиться к их Блоку против Москвы, но, уверяет Митроп. Илия Карам, Патриарх Александр отказался, сказав: "Я по душе – русский"…и его теперь стали травить, особенно после того, как он дал согласие ехать на Совещание в Москву, на празднование 500-летия автокефалии Русской Церкви…

Александрийский Патриарх Христофор был очень против поездки Митрополита Илии Карама в Россию и убеждал его не ездить в Москву. Митр. Илия Карам рассказывал, что когда Патриарх Александрийский был у него в гостях, Илия Карам говорил тост и очень восхвалял Россию и Русскую Церковь, Патриарх Христофор в тон стал восхвалять Советский Союз. После обеда к нему явился один доктор и закричал: "Я убью тебя за такие речи", и Христофор испугался. Патриарх Александрийский находится под большим давлением антирусских течений".

"… явился один доктор…".

Война вроде бы "холодная", а в Греции в 1947 году бушует "вихревой фронт" гражданской войны. Одной из сторон в ней выступает Демократическая армия, созданная коммунистами. У них большое влияние в стране со времён борьбы с фашистами. Ведь именно Народно-освободительная армия (ЭЛАС) – тоже детище компартии – уже к концу 1944 года освободила материковую часть Греции от немцев, но… схлестнулась в боях с английскими войсками. Новая оккупация страны. Насаждение марионеточной монархии и лютые гонения на коммунистов, как на "пособников Москвы".

"… явился один доктор и закричал: "Я убью тебя за такие речи!".

"Каждое государство, – говорит Митр. Илия Карам, – имеет свои секретные фонды и даёт из этих фондов восточным патриархам. Англичане, говорит он, предлагали большие деньги Антиохийскому Патриарху Александру на школы, на церковные дела, но он, говорит Карам, – отказался, сказав, что "совесть мне не позволяет делать это".

Митр. Илия Карам говорит, что у них совсем нет парчи на священнические облачения, нет панагий и спрашивает, нельзя ли ему купить сейчас 12–15 панагий для подарков архиереям?"

Безусловно, митрополит Илия оставался, прежде всего, сыном своей Матери-Церкви. И в этом качестве вряд ли он имел право не прибегать, пусть даже столь прозрачно, к возможностям дипломатии.

И вот уже на основе "Записи" Карпов составляет справку для высокого начальства и цитирует патриарха Алексия: "… наряду с идейным тяготением к Москве, Антиохийский патриархат лелеет надежду, что Русская Церковь (и в особенности Русское Правительство) возобновит давнюю традицию систематической материальной помощи бедной Антиохийской церкви – на школы, на церкви…

Именно государство, само, а не через Церковь, в дореволюционное время широко субсидировало Антиохийскую Церковь, исходя из государственных соображений о необходимости поддерживать православие на Востоке. "Ортодоксия" – это основной мотив всех пожеланий Антиохийского Патриархата".

Существующее в Москве при храме Архангела Гавриила Антиохийское Патриаршее подворье вновь открылось именно тогдашними дипломатическим стараниями митрополита Илии. Перед поездкой в Ливан нашу съёмочную группу благословил настоятель Подворья епископ Филиппопольский Нифон.

"Ортодоксия" – с греческого – синоним "православия".

"Гавриил" – в переводе – "крепость Божия".

Первый храм, который гость посетил в Москве, – Воскресенский, в Сокольниках. Это был тот самый храм, в котором в победный 45-й год свершилось избрание Святейшего Алексия на Патриарший престол.

В январском номере (1948 г.) "Журнала Московской Патриархии" помещён подробный отчёт о пребывании Митрополита Илии в столице.

Вчитаемся внимательно.

"Кто имеет ухо, да слышит" (Откр.13, 9)

"Под радостный звон колоколов вступил Митрополит в храм. Торжественное пение хора приветствовало его в храме. "Мы знаем,– сказал протоиерей Андрей Расторгуев, – что Вы предприняли путешествие к нам не вследствие каких-либо иных соображений, а единственно по чувству любви и уважения к нашей Родине, к нашей Церкви, к Москве и её святыням". Архиепископ Виталий поднёс гостю в воспоминание посещения Воскресенского храма в Сокольниках Иверскую икону Божий Матери в среброзлащённой ризе.

Его Высокопреосвященство [Илия] торжественно призвал Божие благословение на весь великий русский народ, разгромивший полчища Гитлера под Сталинградом, и на вождя Советского Союза И.В. Сталина.

После речи вручил через настоятеля в дар храму серебряный медальон со вделанным в него камнем от Гефсиманской гробницы Божией Матери с тем, чтобы этот дар всегда находился на Чудотворной Иверской иконе Божией Матери, и несколько сот бумажных изображений иконы Божией матери "Скоропослушницы" для раздачи присутствующему в церкви народу".

Храм Воскресение Словущего у Сокольнической заставы сегодня притеснили безликие бетонные громадины. Будто айсберги, нависают над чудо-корабликом, а он плывёт себе, плывёт… (освящён 22 декабря 1913г.)

Когда мы включили осветительные приборы, потемневший лик Богородицы заиграл красками, невозможно было глаз оторвать.

Список с афонской иконы Божией Матери Иверской привезён в Москву по повелению Патриарха Никона и помещён в часовню у Воскресенских ворот, ведущих к Красной площади. Чудотворный образ, намоленный веками, находится в Сокольниках с 1932 года, когда Иверскую часовню постигло разрушение. На медальоне гравировка на арабском – "Святая частица Гефсиманской гробницы Божией Матери".

В тот же день, 15 ноября 1947 года, "Владыка Илия посетил храм Святителя Николая в Хамовниках. В этом храме пребывает чудотворный образ Божией Матери, именуемый "Споручница грешных". В своём приветствии Владыке настоятель храма, протоиерей Павел Лепёхин сказал следующее:

" … Вы прибыли в старинный город нашей страны, великую и славную Москву, который всегда находился под покровом и защитой Царицы Небесной".

Владыка Митрополит, особенная любовь и почитание которого Божией Матери известна всему православному Востоку, а теперь и православным русским людям, с благоговением приложился к Чудотворному образу и, отслужив краткий молебен, благословил народ.

На обратном пути в гостиницу Митрополит говорил сопровождавшим его лицам, что больше всего его поразило количество народа в храмах, их молитвенное настроение".

В воскресение, 16 ноября, Божественная Литургия в Патриаршем Богоявленском соборе совершалась особенно торжественно. "Патриарх обратился с приветствием к Высокопреосвященнейшему Илии и поднёс ему икону Божией Матери Казанской. Митрополит ответил восторженной речью:

"… Сей нареченный и святой день!

Воистину, для меня этот день является святым и знаменательным, ибо сегодня исполнилась моя давнишняя и заветная мечта! Господь сподобил меня по молитвам Его Пречистыя Матери, благополучно, с полным спокойствием и миром прибыть в эту Святую страну…И вот я среди вас.

Народ ваш – народ Богоносец. Вся история земли Российской свидетельствует нам о том, что в тяжёлые эпохи внутренних смут, а также во время нашествия иноплеменников, благородный и великий Русский народ прибегал к Божией помощи, дабы сохранить в целости города и веси и широко раскинутые пределы земли Российской.

Велик Бог христианский! И в эту ужасную, кровавую войну Он сохранил любимый свой народ и Дом Пресвятой Богородицы.

Гитлер всеми своими полчищами, наёмниками и техникой ничего не смог сделать с Русским народом. Русское знамя в самом сердце германской столицы – на Рейхстаге!

Вера в Бога поддержала многострадальный Русский народ на его кровавом крестном пути. И ваше правительство отметило блестящую и полезную работу духовенства в самые тяжёлые часы военной страды.

Я считаю себя счастливым, находясь в Москве – наследнице Православия, полученного от Византии.

Да! Я счастлив! И это не удивительно!

Великая Православная Русская Церковь не забывает своим вниманием и благорасположением Церкви восточные и, в частности, нашу древнейшую Антиохийскую Церковь. Примером тому может служить помощь, оказанная Патриарху Антиохийскому Макарию (Алеппскому), который посетил вашу землю, а его сын, архидиакон Павел, написал книгу, где увековечены все деяния и благочестие начальников и сыновей Великой Русской Православной Церкви.

То же самое мы видим в 1913 году, когда государство Российское посетил Патриарх Григорий IV , и во время своего пребывания возвёл в епископский сан Господина Моего Святейшего Алексия, Патриарха Московского и всея Руси. (Отметим, в дополнение, что патриарх Александр III духовное образование получил в России. – авт.)

Таким образом, Его Святейшество Патриарх Алексий дважды является сыном нашей Церкви, как по хиротонии Его во епископа, так и по интронизации на престол Великой Российской Церкви".

Митрополит Илия вручил от имени Антиохийского Патриарха Александра Святейшему Алексию орден святых апостолов Петра и Павла первой степени.

Затем Митрополиту были преподнесены иконы, которые принесли ему в дар прихожане собора. Зная благоговейную любовь Митрополита к Божией Матери, и зная, что православное население Ливана нуждается во святых иконах, русские люди с радостью приносили их Митрополиту. За все пребывание Владыки Митрополита в нашей стране ему было преподнесено очень много ценных икон. В каждом храме, который он посетил, ему и его спутнику вручались в дорогих ризах святые иконы, главным образом Божией Матери.

Священник Михаил Зернов, составлявший этот отчёт для "Журнала Московской патриархии", предвидел, очевидно, мои непосильные труды по отсеиванию плевел, и преподнёс отборные зёрна прямо на блюдечке. Спасибо, дорогой батюшка!

Общеизвестно, что и в Великую Отечественную войну Казанская икона Божией Матери хранила русскую землю: покров Богородицы был простёрт и над осаждённым Ленинградом, и над Москвой.

В Богоявленском Елоховском соборе находится чтимый список Чудотворного Казанского образа Богоматери. На съёмку в храме выезжали в сумеречное ненастье. Но осветительные приборы там не понадобились. По иконе неожиданно побежали переливы светотени. Майское солнце пробилось сквозь разорвавшиеся тучи, а мы оказались в нужном месте в нужный час. Нечаянная радость длилась те несколько минут, в течение которых в благоприятный день солнечные лучи в Елоховском соборе прямо попадают на икону Казанской Божией Матери. Вместе с нами радовались и храмовые работники, которым мы нарушили было привычный уклад, и более не сердились. Свет Божией Матери творит чудеса.

Преклоним колена. Это тот самый Святой Образ, который ополченцы Козьма Минина вручили князю Димитрию Михайловичу Пожарскому. Народ поднялся на защиту святой веры и отечества, "дома Пресвятой Богородицы". Накануне сражения за Китай-город и Кремль православное воинство три дня постилось и молило Пресвятую Богородицу о милости (Перед Казанской). В ночь на 22 декабря / 4 ноября 1612 года томившемуся в плену архиепископу Арсению явился преподобный Сергий Радонежский и сказал: "Арсений, наши молитвы услышаны: заутро Москва будет в руках осаждающих, и Россия спасена".

Казанская икона была поставлена в Казанский собор на Красной площади, сооружённый князем в благодарность Господу и Пречистой Его Матери за спасение Москвы и России. После 1930 года, когда Казанский собор был закрыт, а затем и разрушен, Святой Образ перенесён в Богоявленский кафедральный собор.

Символично, что именно икону Казанской Божией Матери Патриарх Московский и всея Руси Алексий поднёс Митрополиту Гор Ливанских Илие Караму.

Доверимся "Журналу" и нашему чуткому проводнику - священнику Михаилу Зернову.

 

История создания фильма о Митрополите Гор Ливанских Илие Карам

Николай Раужин

19 ноября, в среду, настоятель храма Святителя Николая в Кузнецах, протоиерей А.П. Смирнов "в своём слове, обращенном к Митрополиту Илии указал, что все присутствующие сейчас в храме богомольцы уже знают о нём. как о друге Русской земли и Русской Православной церкви. Всех нас особенно трогает, говорил настоятель. - сочувствие его Ливанской паствы к русской земле во время последней войны с немцами и горячая молитва православных арабских женщин пред иконой Божией Матери о даровании победы Русскому воинству во главе с его Верховным Вождём Генералиссимусом И.В. Сталиным. Митрополит Илия в ответном слове сказал о своей любви к русскому народу, о своих горячих молитвах за него к Божией матери".

Читаю..., а видится монастырь Дейр Сайидет эль Нурийя.

"... горячая молитва православных арабских женщин перед иконой Божией Матери о даровании победы Русскому воинству".

Молятся в и верхнем храме, и в нижнем, где в затворе Владыка Илия. Молятся соборно. Как это узнаваемо!

Главная, сквозная тема визита Владыки Илии продолжалась и в храме в честь Тихвинской иконы Божией Матери.

В буклете от "Православного прихода Тихвинского храма в Алексеевском" читаем: "Намоленная святыня храма - Тихвинская икона Божией матери византийского письма в окладе. По современному преданию, в 194 Иоду, во время зимнего наступления немцев на Москву, Сталин приказал именно из этого храма взять Чудотворную Тихвинскую Богоматери и провезти её на самолёте кругом города. Вскоре произошло первое успешное наступление Красной Армии, закончившееся взятием города Тихвина".

"Настоятель храма, протоиерей П. Турбин говорил: "Вы знаете, Владыко, что недавно наша великая Родина пережила тяжелое испытание, жестокую войну. Но Высочайшей мудростью дарованного нам Промыслом Божиим нашего великого Сталина, Его верховным военным руководством и доблестью наших дорогих воинов, все замыслы врага были уничтожены, он был побеждён. Слова Спасителя "Мне отмщение, и Аз воздам" полностью на нём исполнились. Мы, верующие, видим во всём перст Божий и покров Божией Матери, которым неоднократно спасалась наша Родина и будет спасаться.

Просим Вас. примите от нас на память икону Тихвинской Богоматери, копию с нашей Святыни, и помолитесь Ей, Пречистой: о мире всего мира, о тишине, о благосостоянии святых Божиих церквей, о нашей Родине.

Вы к нам прибыли во им я Господа - да будет же благословен Ваш приход. Ис полла эти, Деспота! ""

Дом Пресвятой Троицы - так ещё называют Троице-Сергееву Лавру.

"21 ноября 1947 года, в праздник Собора Архистратига Михаила и прочих Небесных Сил бесплотных Его Святейшество Патриарх Алексий служил всенощное бдение и Литургию в сослужении братии обители. У раки преподобного Сергия Святейший Патриарх обратился к Высокопреосвященному Митрополиту Илии с приветствием и поднёс ему икону, изображающую явление Божией Матери преподобному Сергию. Высокопреосвященный Митрополит Илия ответил речью, в которой обещал новый храм в своей Метрополии освятить во имя пр. Сергия и принёс в дар Лавре мощи прп. Антония и святого муч. Харлампия и Крест с частицей от гроба Господня".

"Имеющий ухо (слышать) да слышит, что Дух говорит Церквам" (Откр.2,11) Перед предстоящей поездкой Митрополита Илии в Ленинград "Святейший Патриарх Алексий за всенощным бдением в Патриаршем соборе вручил. Высокопреосвященному Митрополиту Илии белый клобук русских митрополитов. Высоко преосвященный Митрополит Илия поднёс в дар собору частицы мощей св. Василия Великого и св. апостола Андрея Первозванного".

В "Журнале Московской Патриархии" (№ 1, 1948 г.) об этой поездке сказано следующее. "С 25 ноября по 2 декабря гости находились в Ленинграде. Описание пребывания в Ленинграде Митрополита и его спутника будет дано в следующем номере журнала". Увы... но не в следующем, ни когда-либо описание не вышло в свет.

"Мы не всё вам можем показать... Вежливость всегда извинительна.

'Ев. лента номер тридцать за 1 декабря.

Р И Д 3 - срочно вручить на выпуск.

Митрополит Ливанский Илья о посещении Ленинграда.

Ленинград, 1 декабря (ТАСС). Шесть дней в Ленинграде находился Митрополит Ливанский Илья. - Прежде всего, говоря о Ленинграде, - сказал Митрополит Илия, - нужно не просто назвать его городом, а городом - героем.

Я испытывал то чувство, которое испытывал, верно, святой Владимир в Константинополе, когда его поразили в храмах благолепие и святость. И я счастлив, что видел здесь в богато- украшенных храмах большое количество молящегося народа. Когда возлагал венец на Чудотворную икону Казанской Божией Матери, во всех церквях зазвонили колокола.

Во всех храмах меня поразили многочисленные хоры. В кафедральном храме меня особенно умилило общенародное пение акафиста Казанской Божией Матери и акафиста Святителю Николаю.

Вернувшись на Родину, я не только буду рассказывать о России, свидетельствуя правду своей пастырской вестью, но и выпущу книгу, иллюстрированную многочисленными фотоснимками, в которой расскажу о том, что нашёл здесь эпоху молодой, светлой, здоровой жизни. Я непрестанно буду повторять: Бог благословит Россию, Церковь её, клир, народ ее, правительство её /воскл./ ЛенТАСС".7

Из заявления "Митрополита Ливанского Илии перед отъездом в Бейрут корреспонденту ТАСС:

Поездка в Советский Союз доставила мне истинное удовольствие. Целью моего визита было возложение священной короны на икону Казанской Божией Матери, находящуюся в Ленинграде. Я выполнил эту миссию...

Список Чудотворной Казанской иконы Божией Матери был поставлен в Санкт-Петербурге в 1710 году после Полтавской битвы. А накануне сражения, в 1709 году, перед образом о даровании победы молился Петр I. Спустя сто лет князь Михаил Кутузов на коленях слёзно молил Пречистую Богородицу спасти Россию.

Когда в 1932 году в Казанском соборе устроили "Музей атеизма и религии", икона нашла своё место в Князь- Владимирском соборе. В монументальном памятнике церковного зодчества второй половины XVIII века, что на Петроградском острове, неподалеку от того места, где от Большой Невы отделяется Малая Нева.

Мы приехали в собор прямо с вокзала. Утро оказалось солнечным. После Литургии белёсый дымок от ладана долго витал под куполом, содействуя нашей работе. Свет струился - икона с венцом сияла. Какой кинематографист не порадуется удачной съёмке!

Золотая корона, которую приложил на икону Казанской Божией Матери Митрополит Илия, является - с древнейших времён - символом Восточного Патриаршества. Символом могущества Заступницы усердной - Царицы Небесной.

В Москву умчались вечером того же дня - наутро назначена встреча с протоиереем Василием Швецом.

Помог отец Михаил Зернов, поможет и отец Василий.

Восьмидесятилетний старец, полный задора, хорошенько помыкал нас, погоняв за собой по заросшим холмам, пока не вывел к затону Москвы-реки с видом на Николо-Перервинский монастырь.

И начал он, воин Великой Отечественной войны, с воспоминаний о другом прибрежии Померании марта 45-го. Собрался, было дело, помирать - предстояло наступление. Молился он с девяти вечера до шести утра, и в это время полыхало северное сияние. И только хотел прилечь, явился к нему старичок небольшого роста, сказал: "Ты задумался о смерти? Смерть увидишь своими глазами, но останешься жив по молитвам своей матери".

Был очень страшный бой под Колобжегом - это самый крупный в Померании портовый город. Второй Берлин. Погибло очень много, а после пустили воду, затопили. И мы брали этот город десять дней. Подоспела помощь от польской армии, взяли.

Прошло два с половиной года после войны, и этот старичок вновь явился и сказал, что его зовут Николаем и назвал адрес: живёт он в Никольском соборе, который является кафедральным в Санкт-Петербурге (Никола-Богоявленский собор действительно являлся кафедральным с 1941 по 1999гг.; иначе его называют Никольским-Морским. - авт.). У Мариинского театра,- пояснил батюшка, чувствуя, видимо, моё определённое недоверие. И сказал он это так простодушно, как дитя недоверчивому дяде, - что мне стало даже стыдно как-то. Верю-верю. Прости, батюшка!

Утром, говорит отец Василий, заказываю я контейнеры на Московском вокзале, а из "стрелы" выходит Митрополит Ливанский в сопровождении архиереев, один - наш, Симеон, ректор семинарии и академии, а второй - из Ливании (архимандрит Василий Самаха станет архиереем, но позднее. - авт.)

На следующий день - Литургия в Никольском соборе. И Митрополит Илия сказал слово: он приехал рассказать о том, как ему было явление Божией Матери. Когда он три дня молился, молился, ни пил, ни вкушал пищи - и было явление Божией Матери, наяву, в огненном столпе, и что ему было велено передать нашему правительству, чтобы не сдавали город Святого Петра. Матерь Божия сказала, что Я Сама защищаю его.

И объявил Митрополит, что сегодня вечером едет возлагать венец на икону Божией Матери, которая находится в Князь-Владимирском соборе. (У Тучкова моста на Петроградской стороне; - пояснил мне отец Василий).

Начало службы в 6 часов, а уже в 3 часа дня было стечение народа. Много тысяч: на улице, вокруг собора. Уйма милиции, навели порядок. Присутствовало правительство города, милицейский генерал Соловьев, в гражданской одежде.

Встречал Илию Симеон, с Крестом. Затем встретило духовенство. Преподнесли ему свечи. Крест напрестольный. Из чистого золота; - как золото не поддаётся окислению, так наша вера православная не поддаётся осквернению. Затем преподнесли Панагию. Драгоценные каменья на ней, самые лучшие, взятые из разных областей нашей страны, - как драгоценна была ваша молитва за нашу страну во время войны. На Панагии изображение Божией Матери Казанской, чтобы вспоминали Россию так, как вы вспоминали, когда явилась вам Божия Матерь. Затем преподнесли ему Казанскую икону Божией Матери в хорошей оправе.

Далее отец Василий упомянул о некоей "правительственной награде, которую Митрополит не взял, а передал своему охраннику". Как понимать?

Затем была вечерня воскресения и акафист. Он вышел и сказал народу, как Божия Матерь повелела, чтобы открыли храмы, выпустили на свободу священников, и вот тогда будут иметь успех. И я, говорит, передал это Сталину, и всё было так и сделано, и всё совершилось. И Митрополит возложил на Казанскую венец. Зазвонили, а народ запел. "Заступница усердная рода христианского..." и "Взбранной воеводе».

Потом он вновь взял слово, поблагодарил за любовь, душевную энергию и награды. «Этот Крест, пока живу, будет лежать на престоле, и останется там.» Панагию передал восприемнику, чтобы она была и на его груди. «А вот эту награду, что преподнёс Косыгин (А.Н. Косыгин занимал пост Председателя Совета Министров СССР и ведал, в том числе финансами. Авт.), прошу передать на детей, которые остались без отца, без матери.» Охраннику пришлось возвращать правительственную награду. Нехорошо, сказал Митрополит, отнимать у детей хлеб.

И снова пели акафист Пресвятой Богородице в честь иконы Её Казанской.

-Благодарю вас, - обратился к нам отец Василий, - что вы нашли меня, как говорится, такого ленивого, и я могу ещё что-то сказать. Война, дорогие мои, возвратила на нашу веру, наше Православие, нашу любовь к Богу и между нами любовь. Очень жаль, что много народа погибло в войну.

А Митрополит Илия очень любил нашу страну и, как православный, молился за неё, и Матерь Божия явилась ему. Это было явление по его глубокой молитве.

Молились и наши старцы, Серафим Вырицкий молился, Валаамские старцы молились, Киевские, Псково-Печерские... Благодаря этим молитвенникам и сохранилась наша страна. Спаси Господи, вас, дорогие!

Спаси Господи, дорогой батюшка!

Вспоминается мне эта встреча ярким сном. Майское солнце отражается в воде, полыхает, как неведомое северное сияние. И хрупкий седой старичок с крестом на груди благословляет...

"За почти месячное пребывание в России, - подводит итоги священник Михаил Зернов, - Митрополит посетил множество церквей, видел бесчисленное количество молящихся, посетил духовно-учебные заведения. По его словам, хотя он и знал о положении и состоянии Русской Церкви и благочестии русского народа, но действительность превзошла его ожидания".

Митрополит Гор Ливанских Илия Карам и его спутник архимандрит Василий Самаха возвращались на свою Родину на теплоходе "Россия". Их сопровождал архимандрит Симеон (Никитин Гавриил Петрович, г-н СССР) (9). Церковная делегация отплыла из Одессы 15 декабря 1947 года. Митрополит вёз с собой иконы, церковно-богослужебные книги и другие церковные предметы. Ему был выдан открытый лист на провоз багажа 10. Набралось не менее 50 мест, и очень крупных. 11

"Глубокоуважаемый Иосиф Виссарионович!

При недавнем посещении Москвы, - обращается к Сталину Святейший Патриарх Алексий в письме от 3.11.48г., - Митрополит Ливанский Антиохийского Патриархата Илия Карам имел горячее желание лично представиться Вам, выразить Вам от лица не только своей Ливанской паствы, но и всего Антиохийского Патриархата чувство самого искреннего и глубокого почитания, каким издавна пользуется у них наша Страна и Вы, ея верховный великий Вождь. .. .Нет верующего человека в Сирии и Ливане, который бы не возносил молитвы за вас и за Россию - как во время войны, так и теперь, в мирное время.

Как наглядный знак этой любви, Митрополит Илия имел поднести Вам Ваш портрет - барельеф, выточенный из ливанского кедра - именно из дерева, которому, по его свидетельству, много сотен лет.

К крайнему для Митрополита Илии сожалению. Вас не было в Москве во время его пребывания у нас.

Я не сомневаюсь, что буду иметь возможность обрадовать Митрополита Илию извещением, что его дар принят Вами благосклонно и с полным доверием к выраженным через него исключительно добрым чувствам к нашей Стране и к Вам лично народов Сирии и Ливана"

Пройдёт время и Митрополит Илия в беседе с нашим Посланником покажет "полученное им письмо от Московского Патриарха Алексия, в котором он сообщает ему о передаче Генералиссимусу тов. Сталину привезенного Карамом в Москву барельефа тов. Сталина, выгравированного на ливанском кедре".13

Недолго длилось публичное слово восхищения Митрополита Илии о поездке в СССР.

"Выписка из письма 1-го секретаря Миссии СССР в Ливане от 6.11.48г. Секретно.

... Англичане и в особенности американцы предприняли большой нажим на Митрополита Илью Карама, отговаривают его от выступлений о посещении Советского Союза и о его приёме там, как в Московской Патриархии, так и верующими. Вместе с этим они предупредили целый ряд ливанских газет о том, чтобы они ничего не писали о поездке ливанского митрополита Карама в СССР. Так, близкая к православным кругам газета "АльНагар" отказалась напечатать дневник Базиля Самахи, а когда он обратился в редакцию газеты "Телеграф", то и та, после нажима на неё со стороны американцев за то, что она поместила раньше интервью с Илией Карамом, отказалась также поместить в своей газете статьи Базиля Самаха о поездке в СССР. (14)

В майском, 1948 года, письме Ближневосточного отдела МИД СССР в Совет по делам Русской Православной Церкви тема получает развитие.

"Англичане и американцы начали угрожать ему [Илие] через секретаря британской миссии Марун Араба тем, что, в случае продолжения им благоприятных отзывов о Советском Союзе, его могут ожидать большие неприятности.

По словам Карама, англичанам и американцам якобы удалось повлиять на сирийское и ливанское правительства, которые дали понять антиохийскому патриарху Александру Ш-му. что принятие участие в предполагаемом московском Совещании православной церкви может вызвать серьёзные последствия для Антиохийской церкви. Не довольствуясь этим, английский посланник дважды посетил антиохийского патриарха и открыто угрожал ему серьёзными последствиями в случае, если он решит выехать на московское Совещание.

Всё это настольно удручающе повлияло на патриарха, что он... решил ... не ехать в Москву на указанное совещание [празднование 500-летия автокефалии Русской Православной Церкви].

Карам считает, что его поездка в Москву предрешена и что он якобы не страшится никаких англо-американских угроз...15

Большие торжества в нашей стране по случаю 500-летия автокефалии Русской Православной Церкви состоялись спустя 30 лет от начала безжалостных гонений на Православие.

"Война, дорогие мои, - изрёк горькую правду старец, - возвратила нам нашу веру, наше православие. Нашу любовь к Богу и между нами любовь".

Ни прибавить, ни убавить!

Мы помним знаменитые и человечные "братья и сестры", прозвучавшие в роковой час из уст И.В. Сталина. Откуда вдруг такое?

Не обошлось, конечно, без соучастия потаённых личностных начал бывшего семинариста- отличника Иосифа Джугашвили. Возможно, его подвигло духовное наставление Патриаршего Местоблюстителя Сергия, митрополита Московского и Коломенского в послании от 22 июня 1941 года "Пастырям и пасомым Христовой Православной Церкви". Учительский подсказ мудрого и осторожного архипастыря, благословившего от имени Церкви Христовой всех православных на защиту священных границ нашей Родины. Взывание, к примеру, полагавших души свои за народ и Родину святых вождей Александра Невского, Дмитрия Донского, легендарных богатырей Ильи Муромца, Добрыни Никитича и Алёши Поповича. И, наконец, последний и неоспоримы довод - старца Сергия: "Господь нам дарует победу".

Мы восхищаемся мужеством участников знаменательного, ноябрьского 1941 года, парада наших войск на Красной площади и героизмом воинов, отстоявших Москву и отбросивших от неё врага.

Радуемся колокольному звону, пробудившемуся по всей стране на Пасху 1942 года, в Светлое Воскресение Христово.

Пытаемся постичь промыслительность той сентябрьской ночи (с 4 на 5) 1943 года, когда через Троицкие ворота прибыл в Кремль правительственный лимузин с тремя выдающимися архипастырями Русской Православной Церкви - митрополитами Сергием (Старогородским). Алексием (Симанским), Николаем (Ярушевичем). Когда эти три богатыря, осенив себя и весь честной народ Крестным знамением, направились в Ставку, дабы принять - в сущности - покаянную капитуляцию Вождя.

С волнением вчитываемся в "Деяния Собора Преосвященных архиереев Русской Православной Церкви" от 8 сентября 1943 года. Собирались тогда срочно, воздушным путём. На военных самолётах прибывали в столицу архипастыри, многие - прямо из мест заключений и ссылок. "Собор епископов единодушно просил Блаженнейшего Сергия принять звание Патриарха Московского и всея Руси и единогласно, радостно и задушевно воспел ему - давно желанному и бесспорному Первосвятителю - "Аксиос" и "Многая лета"!".

Невозможно забыть страдания и скорби Великой Отечественной... Но Господь даровал нам победу!

Стараниями кинематографистов навеки запечатлён парад Победы, открывшийся торжественным выездом полководцев. Впереди - на белом коне - маршал Георгий Константинович Жуков.

Мне трудно удержаться, особенно после поездки в Ливан - древнюю Финикию, чтобы не написать: Георгий Победоносец!

"Единодушную братскую солидарность в признании величия жертвенного подвига России в великой войне проявили представители Вселенской Православной Христовой Церкви, представители других христианских церквей, озарённые светом евангельской любви". - говорится в уникальном издании Московской Патриархии от 1942 года "Правда о религии в России". В главе "Восточные Патриархи и Московская патриархия едины в борьбе с фашистскими угнетателями сказано:

"Православный Восток - колыбель христианства - всегда был святыней в глазах всего православного мира.

Патриархи Александрийский, Антиохийский, Иерусалимский - наследники святых апостолов на своих кафедрах, вселенский Патриарх Константинопольский - приемник знаменитых в древней истории христианства святителей - уже одними своими древнехристианскими титулами пробуждают в русском православном сердце чувства благоговения перед носителями этих священных имён. К Константинопольской Церкви, притом, Русская Православная Церковь неизменно хранит благодарные сыновние чувства, как к своей Матери, давшей ей жизнь.

Начавшаяся в России в 1941 году Великая Отечественная война с Германией, благословленная Русской Православной Церковью, должна была встретить самый живой отклик в сердцах восточных Патриархов. И они своими телеграфными обращениями к Блаженнейшему Митрополиту Сергею выявляют своё сочувствие русскому народу в его испытании, шлют своё апостольское благословение русскому воинству и, с молитвами Русской Православной Церкви о победе, соединяют свои молитвы"".

Под парадными фотографиями читаем тиснения золотом.

"Его Святейшество Святейший ВЕНИАМИН, архиепископ Константинопольский, Нового Рима, Вселенский Патриарх".

"Блаженнейший ХРИСТОФОР, Папа и Патриарх Александрийский".

"Блаженнейший АЛЕКСАНДР III, Патриарх Антиохии и всего Востока".

"Блаженнейший ТИМОФЕЙ, Патриарх Иерусалимский".

Уже не ропщу на тех людей, от которых однажды выслушал своего рода сакраментальную фразу: - "мы не всё вам можем показать". Напротив, благодарю. В самом деле, мыслимо ли постичь всё и вся?

Митрополит Гор Ливанских Илия Карам не убоялся, как и обещал, "англо-американских угроз", и представлял Антиохийскую Церковь на удивительных для советской жизни торжествах в июле 1948 года.

Вот он, живой, на экране...

"Празднование 500-летия автокефалии Русской Православной Церкви". Эта кинокартина, как и "Парад Победы", являет собою национальное достояние. Историческое полотно "кинотретьяковки".

Мы видим сонм духовных подвижников и исповедников. Без преувеличения, живой образ Святой Руси. В доме Пресвятой Троицы, у раки преподобного Сергия, при имени которого. - по словам историка В. Ключевского, - народ вспоминает свое нравственное возрождение. В молитвенном единении и братской солидарности со всем Вселенским Православием.

Здесь он, здесь, наш Илия!

***

Подмечено, что люди при особенных явлениях природы утихают. Не до шуток, как говорится.

Мишка уловил наш этот настрой и не ожидал от нас ни банального подтрунивания, ни - тем более - подвоха. Глупости как-то выветрились сами собой.

Смотрит молча, ждёт.

"Метеорит видели", - говорю.

"Ну и что? "

"Необычный"

Показываю на небо над ГУМ-ом. "Оттуда, с Востока, влетел, стрелой пронесся над куполами Блаженного, а перед башней, Спасской, сгорел. Вспышкой. В мгновенье! Чиркнул так по небу. Как в кино. Такого яркого я в жизни не видел".

Олег и Владимир молчат, не дополняют. Согласны, видно. А я стал по второму кругу объяснять: " с востока... видишь, храм на холме, и мы на высоте моста... он, может, далеко там пролетел, а ощущение - как над Красной площадью... Фантастика! Тут - ахнешь! И низко, главное, над крестами... к часам..."

Спохватился я, говорю оператору: "Камеру включай! Время - видишь... - стучу по стеклу на своих часах, - Без пяти..."

"Вижу", 13.03.2008

 

Во Имя Отца и Сына и Святаго Духа. Аминь!
…блаженны, хранящие истину, творящие правду во всякое время!
Псалом 105

Иоанн Кронштадский, совесть нашей русской души, говорил: «мы должны гордиться уже тем, что родились и живем на этой земле».

А как православные, мы знаем, что победы русского народа нельзя отделять от Бога, так как русский дух тем и непобедим, что свою силу он принимает от небесного благословения. Над русскими войсками всегда реяли лики Христа и Богоматери. И только силою небесною побеждала врагов своих Русь.

Мы, поднимающие тему Победы, - дети, родившиеся в войну или сразу после неё. Сама же война легла на плечи наших родителей и родственников, родившихся в страшные революционные годы. И каток атеизма отутюжил их жизни. Нас порой крестили тайно наши бабушки, но, как правило, к вере не приводили, опасаясь за наши судьбы. И мы понесли на себе ещё более тяжкий крест атеизма, и приняли на себя все соблазны и искушения нашего 20-го века. Мы не лучше, а может быть, хуже других, грешнее. И многое нам пришлось переосмыслить в своей жизни. Но слава Богу, Господь открыл нам глаза на правду, и боль нашей неблагодарности, долг перед нашими небесными родителями беспокоила и печалила наши сердца. Сейчас из моих друзей, принявших заботу об исправлении этой несправедливости, осталась я одна, поэтому мне и приходится взять на себя ответственность рассказать вам о создании иконы «Матерь Божия Великая Победа». Прошу вас строго не судить. Расскажу с любящим вас сердцем и как умею.

1987 год. Россия живет в перестройке. Веет, как говорят, ветер перемен. И в моей жизни тоже ветер перемен пробивается, но правда и ложь со злом идут одновременно. Не знаешь - за что ухватиться… Зло манипулирует, угрожает, пытается поглотить. Все рушится, а обратиться не к кому, так как оно необычно, инфернально. Оно зло есть, видишь его нутром, но его невозможно доказать, ухватить за руку. Сердце, душа просят помощи…

И вот, мне дарят икону Казанской Божией Матери. А вслед, мне дарят самиздатовскую статью под названием «Казанская икона Божией Матери – Благословение России и Петербургу». Никогда и ничего подобного я не держала в руках! Но еще более меня удивляет и потрясает ее содержание. Я узнаю историю обретения иконы Казанской и значимость её для народа России. Узнаю о том, как через этот образ Матерь Божия руководила судьбами русских людей. Узнаю, о том, что Она это делает и до сих пор. Узнаю про Державный образ Богоматери - о событиях, связанных с его обретением, связанных с судьбой низвергнутого революцией, нашего Царя Николая II. Но ещё более потрясают меня события, связанные с Великой Отечественной Войной. Оказывается, Матерь Божия явилась Митрополиту Гор Ливанских Илии и предложила условия спасения России. И совсем уж поражает меня то, что в этих событиях участвует наше правительство. Оно принимает ЭТИ условия, и выполняет их, а Митрополит Илий приезжает после войны и рассказывает об этом прилюдно. Матерь Божия реально является на фронтах и реально помогает нам.

Все переворачивается в моих представлениях и в моей жизни! Мир оказывается устроен совсем не так, как нам его преподносят, а совсем по-другому! Мне реально показалось, что меня обокрали! Я испытала шок, недоумение, и просто - гнев. Мой мир разрушился, «а король -то оказался голый!» Но потом, когда эти эмоции успокоились, ко мне пришла огромная радость. Оказывается, мы не одни на белом свете! И факты говорят, что это все не бредни и не фантазии! А у нас есть удивительные Небесные покровители, родители! А Богородица - наша Мама, Мамочка! И Она оказывается - живая и к ней можно обратиться, и с ней можно общаться!!! Она сильнее всех и может защитить! И я стала обращаться к Ней той молитвой, которая была в статье. Упоительные слова - «Заступница Усердная…» Я пела и пела их. Как дитя, я отдала ей все свои горестные проблемы. И чудо! Она услышала меня и помогла реально разрешить мои беды. Навсегда я отдала Ей мое сердце и мою жизнь, Она же потом привела меня и ко Господу.

Спустя несколько лет я узнала, что ЭТУ статью написал участник военных событий и держатель сей «тайны», тайны о том, как небо нам помогает. Это был – воин ВОВ, о. Василий Швец. Впоследствии, он стал священником и почитаемым старцем. Благодаря ему, многие из тех событий не забылись и не пропали, а пробились наружу, как травка среди камней.

И так, время шло, - страна наша распадалась, беззаконие усиливалось. Ложь торжествовала. Ветераны порой умирали в нищете. И вот уже стали появляться мнения, что русские, вроде бы, слишком раздувают своё значение в победе ВОВ, и что они были узурпаторами, насильниками, захватчиками и т. д. Дошло до того, что стали сносить памятники, проводить фашистские шествия. Нацизм стал поднимать голову, рядиться в белые одежды.

Все 20 лет я следила за прессой и выступлениями священства на День Победы. Но эфир упорно молчал. А если кто-то и задавал вопрос по этой теме. Ответ следовал: это миф, апокриф, народный вымысел.

Я собирала свидетельства. И знала, что не все так думают. Например, в той же Патриархии, в Москве, в 2005 году была выпущена книга «Илия Карам и Россия». По благословению старца из Сергиевой Лавры был создан документальный фильм «И услышал я голос с неба».

Я переживала, молилась, рассказывала о явлении Матери Божией Митрополиту гор Ливанских Илии при случае всем, кто мог меня услышать. Сердце просило справедливости. Я понимала, что мы совершаем великий грех неблагодарности. Но что я могла, кто я такая, чтобы решать вопрос освещения данных событий? Позднее я поняла: как часто мы допускаем этому вражьему голосу звучать в нас! И печально то, что мы его принимаем за смирение, скромность.

И вот однажды утром я ясно поняла, с кем мне надо встретиться, кто поймет мои терзания. 10 лет я не видела моих давних друзей - семью Андрея Савостицкого.

Мы сидим за столом в их доме. Я показала подборку статей и документальных материалов. Уже стала появляться информация об этих событиях в интернете. Что делать? - спросила его я. Надо писать икону. Благословение есть. - спокойно ответил он. Я была несказанно рада. Это счастье – обрести союзников и понимание! Оказывается, с 2001 по 2003 год он не раз посещал Василия Швец. Был и у старцев: у Петра Кучера, Кирилла Павлова, Николая Гурьянова. И все они дали благословение на написание иконы, посвященной явлению Матери Божией Митрополиту Илии. Всех их волновал вопрос нашей неблагодарности. И мы поняли, что воля Божия сошла на нас. Мы остро ощущали чувство неблагодарности перед Матерью Божией, и верили, что Господь не оставит нас без помощи и поддержки.

Мы начали действовать.

2010 год.

Первым нашим шагом был выпуск буклета, в котором было обращение к ветеранам войны. В нем мы рассказали о явлении Матери Божией Митрополиту Илии. О наказе Богородицы. Просили помощи у людей. Раздавали буклет всем, кто был способен нас услышать. Деньги на икону собирали те, кто нас услышал и разделял нашу тревогу. Буклеты нам напечатала типография в г. Пушкине. Они приняли нашу информацию и благословились. Затем мы встретились с нашим давним другом и иконописцем Михаилом Осипенко. Михаил был прямой потомок святого Феодосия Черниговского, который указал таинственно Дорогу Жизни через Ладогу. Благодатный, добрый, отзывчивый и надежный человек, Михаил принял нашу озабоченность и согласился работать с нами.

Митрополит Гор Ливанских Илия

Первой иконой был образ Митрополита Гор Ливанских Илии. Мы хотели его подарить Ливанской православной церкви, в которой митрополита Илию почитают святым. Разговаривали об этом в консульстве Ливана. Дипломаты согласились передать икону в Ливан, но, когда икона была написана, они отказались ее брать.

Поэтому, ранним утром, мы с Андреем встречали икону на Московском вокзале у нас в Санкт-Петербурге. Ее привезла нам монахиня. Таким образом, Митрополит Илия, в духе, сам приехал в наш город, который посетил в далеком ноябре 1947 года и рассказал в Князь-Владимирском Соборе о явлении и наказе Божией Матери. Через 52 года в ноябре 2009 года промыслом Божиим, образ Митрополита Илии прибыл в Санкт- Петербург.

Мы решили поехать по тому маршруту, где он явно был. Проехали по Невскому проспекту до Князь-Владимирского Собора, сделали почетный круг вокруг собора, посетили Ксению Петербургскую, а затем образ Митрополита Илии приняли в монашескую обитель Иоанна Кронштадского. Конечно же, там шла молитва.

Мы просили разрешения внести образ в Казанский Собор. Ведь там находится чудотворная икона Казанской Богоматери, на которую Митрополит Илия одел Венчик. Но нас там не приняли. Прости Господи! Нас приняли в часовне «Всех скорбящих Радость» Она находится недалеко от Князь-Владимирского Собора, в котором в 1947 году Митрополит Илия благовествовал о спасении России. В часовню приходили люди, молились, благодарили Илию за любовь к России и его труды, брали буклеты и делали пожертвования на будущую икону. С образом Митрополита Илии мы провели Крестный ход на машине вокруг нашего города.

Мы уже думали и молились об иконе «Явление Божией Матери Митрополиту Гор Ливанских Илии», обсуждали макет. Пришли к выводу, что на иконе должен присутствовать образ Казанской Божьей Матери. Это - главный путеводительный образ, которым освящались наши войска, это наш - Покров. Икону «Явление Божией Матери Митрополиту Гор Ливанских Илии» мы мыслили, как источник благовеста о наказе Божией Матери - Её условиях Победы в войне.

6 марта – Прощенное воскресение. В Москве встречаемся с иконописцем Михаилом Осипенко, и он подтверждает свое согласие на написание иконы «Явление Божией Матери митрополиту Гор Ливанских Илии».

Далее мы отправляемся в Оптину пустынь, с иконой «Митрополит Гор Ливанских Илий». У Андрея там есть духовный отец. Я же еду туда первый раз и очень волнуюсь.

Оптина произвела впечатление огромного русского теплого дома, где всё происходит неспешно, спокойно и основательно. Здесь время остановилось, нет никакой суеты и напряжения. Образ Митрополита Илии был принят монахами тепло и с восторгом. Хранителем его стал оптинский старец схиархимандрит Илия.

В Казанском соборе Андрей подвел меня к Алтарной стене. Справа на ней он показал Казанскую икону с житием. Какая радость! Внизу, справа же, на ней было изображено клеймо – явление Божией Матери Митрополиту Илии.

Образ известен более 20 лет и первоначально был написан для Оптиной пустыни, и одно из клейм Казанской иконы Божией Матери (справа внизу) посвящено явлению Матери Божией митрополиту Илии.

Мы попросили сфотографировать это клеймо сестру Фатинию и выслать его нам. Фатиния это сделала. И мы отослали материалы Михаилу Осипенко. Икона писалась в Великий пост.

Икона Явление Матери Божией Митрополиту Гор Ливанских Илию

Сейчас эта икона обрела свой дом в церкви Тихвинской Богоматери в городе Сестрорецке. При церкви есть казацкая община, которая называет себя Царским Конвоем. Гряди Господи!

На иконе размером 1м х 60см изображено явление Пресвятой Богородицы митрополиту Гор Ливанских Илие. Матерь Божия стоит в лучах света в пещере перед коленопреклоненным владыкой и держит свиток с текстом, который начинается словами «Должны быть открыты храмы и монастыри…»

По левой и правой сторонам иконы изображены четверо святых, чьи имена связаны с откровениями митрополиту Илию и сугубой молитвой о спасении России. Это преподобные Феодосий Черниговский и Серафим Вырицкий, блаженная Матрона Московская и равноапостольная Нина.

 

Матерь Божия – Победительница в Великой Отечественной Войне

Икона написана в честь Великой Победы в Великой Отечественной войне 1941 – 1945 гг. над иноплеменниками.

Земля русская – это Подножие Божие и Дом Богородицы, а православный народ России – чада Божии.

По молитвам и заступничеству Матери Божией была обретена Великая Победа и не предана Россия на окончательное поругание за грехи народа русского.

В День Казанской Божией Матери (21 июля) в огненном столпе явилась Матерь Божия Митрополиту Гор Ливанских Илии и указала условия Великой Победы.

« Должны быть открыты во всей стране храмы, монастыри, духовные академии и семинарии. Священники должны быть возвращены с фронтов и тюрем, должны начать служить. Сейчас готовят к сдаче град Святаго Петра – сдавать нельзя. Пусть вынесут чудотворную икону Казанскую и обнесут её Крестным ходом вокруг города, Тогда не один враг не ступит на святую его землю. Это избранный город. Я Сама буду защищать его. Перед Казанскою иконою нужно совершить молебен в Москве. Затем она должна быть в Сталинграде, который сдавать нельзя. За Волгу врага не пускать. Казанская икона должна идти с войсками до границ России. Когда война окончится, митрополит Илий должен приехать в Россию и рассказать о том, как она была спасена. »

В День Грузинской Божьей Матери (4 сентября) И.В.Сталин получил это послание, и прошения Божией Матери исполнил.

В 1947 г. по благословению Царицы Небесной Митрополит Илия с благодарной миссией посетил Россию и поведал русскому народу о Великой Победе Матери Божией.
Как и в прежние времена икона Казанской Божией Матери путеводила русское воинство. А Небесная и земная Православная Церковь помогала молитвами и направляла на подвиги русский народ.

Святитель Феодосий Черниговский явился одному полковнику и указал, где на Ладоге надо было проложить Дорогу Жизни.

Молитвами Святой Равноапостольной Нины были спасены многие души жителей блокадного города, и сама блокада была снята в День Её прославления (27 января).

Серафим Вырицкий повторил молитвенный подвиг Серафима Саровского - молился на камне 1000 дней о спасении России.

Молитвами и пророчеством Матроны Московской выстояла Москва и была одержана первая решающая Победа – фашисты обратились вспять.


Пресвятая Богородица, Державная Заступница,
Взбранная Воеводо, моли Бога о нас грешных.
Яви свою Силу и Власть, разруши истоки зла
и возроди в нас Святую Русь. Аминь.

 

Икона «Явление Матери Божией митрополиту Гор Ливанских Илии» и её освящение

В поездке в Оптинский монастырь я познакомилась с реставратором и резчиком по камню петербуржцем Георгием Николаевичем Денисовым. Оказывается, и он тоже получил благословение и наказ от оптинского старца Илии писать икону. Вот так и собрал Господь нас троих вместе. Андрей и Георгий Николаевич занимались организационными вопросами, а я написанием буклетов, статей, обработкой информации. Все делали вместе, в едином сердце.

Георгий Николаевич ранее был в поломнической поездке в Иерусалиме. Его друзья петербуржцы приняли идею о создании иконы с радостью и присоединились к нам. Они помогали нам, чем могли. А когда пришло время принимать уже написанную икону от Михаила Осипенко, то одна из паломниц, Тамара Васильевна, дала нам для поездки свою машину с водителем, отец которого тоже был герой ВОВ.

4 мая, в Неделю Торжества Православия, мы отправились встречать икону в Москву. И чтобы освятить её мы далее поехали в Оптину. Ведь, именно, Оптина, Оптинская Казанская икона, подсказала нам, как надо написать образ, посвященный явлению Матери Божией Митрополиту Гор Ливанских Илии.

Встреча и вручение иконы «Явление Матери Божией митрополиту Гор Ливанских Илии» на Волоколамском шоссе.

(Слева на право) Ольга Алексеева, Екатерина Павлова, Александра Савостицкая, Михаил Осипенко – сын, Георгий Денисов. Друзья Георгия Николаевича Денисова.

Андрей, на которого я так привыкла опираться, должен был приехать в Оптину позднее. Это несколько беспокоило и огорчало меня. Мне еще не приходилось решать такие важные вопросы, как освящение иконы. Приходилось уповать только на Господа и на поддержку сестер и братьев.

И вот мы в монастыре. Нас приняли в доме паломников. Встретили икону с целованием. Накормили, обогрели. И что дальше? Куда идти, к кому обращаться? И опять неприятные помыслы в голове донимают: «Ну, кто я такая, что говорить? Вот был бы Андрей…» Ощущаю растерянность, неуверенность. Очень не хватает поддержки Андрея. Молюсь. Идем в Казанский собор. Там читают акафист Амвросию Оптинскому перед открытой ракой. Нам предлагают присоединиться. Я слышала, что Амвросий Оптинский помогает. Молюсь: «Святой Амвросий помоги, направь нас грешных». Прикладываемся к мощам. Потом идём во Владимирский собор. Там проходит исповедь. Но, не до своих грехов…Говорю священнику - кто мы, откуда и зачем приехали, спрашиваю, что нам делать. Он отвечает, что он ничего не решает, что надо идти к настоятелю. И опять тот же помысел: «Ну, кто я такая, что я скажу настоятелю… Где же Андрей? Он бы все быстро решил…»

Наконец, во второй половине дня появляется Андрей. «Как дела?» - спрашивает он. «Не знаю, что делать.» - отвечаю. Андрей спокоен и выдержан. Везет нас в Шамордино на источник. Окунаемся. Вечером берем благословение у его духовного Отца Антония. Да, Оптина живёт по своим небесным правилам.

5 мая. Утро. Владимирский собор - идет исповедь. Стою в полной растерянности. Подходит Андрей и говорит: «Иди к о. Виктору, он рак победил». Понимаю, что говорит он мне это в укрепление моей веры. Подхожу в слезах. Жалуюсь на свою непонятливость и растерянность. Опять рассказываю, кто мы, откуда и зачем приехали. А он – так просто говорит: «деточка, так идите к настоятелю!» И опять этот противный голос и страх… А ведь мне казалось, что я не боюсь авторитетов. Матерь Божия, взмолилась я, помоги!

И вдруг – озарение. Тебе же дважды сказано – иди к настоятелю! Вспоминаю - в Евангелии самые важные сообщения повторяются дважды. Говорю «народу» - идем к настоятелю. Народ тоже в нерешительности, но решение принято и надо его выполнять. Благословение ранее получено.

А далее, все оказалось изумительно просто и тепло. Нас будто ждали. Нас принял секретарь. Спросил, где мы остановились, где икона, отправил нас на обеденную трапезу, попросил нас не волноваться, и сказал, что к нам придет священник.

Пришел священник Илларион, тот который написал Казанскую икону, с которой мы взяли клеймо. Посмотрел икону, долго и ласково гладил ее, взял её на руки и повел нас в храм Марии Египетской. Храм еще реставрировался, но зал, в котором священник Илларион освящал икону был закончен. Как это знаменательно – «блудная дочь – Россия пришла с покаянием». Молебен проходил торжественно и благодатно. А далее, нам было дано благословение немедленно выезжать в Санкт- Петербург.

Без вечерней трапезы мы выехали в ночь.

В Оптине стояла полнокровная весна - почти лето, а на шоссе Москва –Петербург дул холодный пронизывающий ветер и моросил почти осенний дождь. Ехали всю ночь. Молились не переставая. В девять часов были на Московском проспекте. К десяти часам пробились к Казанскому собору.

Несмотря на 18 часов езды, паломники, доставившие икону, выглядели бодрыми. «Когда мы приехали в Оптину, там уже была настоящая весна — с тюльпанами, подснежниками и зацветающей черёмухой. Выехали на Ленинградское шоссе - небо покрылось тяжёлыми тучами и пошёл дождь. Читали акафисты, молились всё время — и дорога „открывалась“. Икона была на переднем сидении. Её попеременно держали молодые ребята — Максим и Серафим», — рассказала паломница Екатерина.

Среди участников молитвенного делания был и житель блокадного города Георгий Денисов. Вместе с матерью он под обстрелами эвакуировался через Дорогу жизни и вспоминает, что мама, как самое необходимое для спасения, брала в путь икону святителя Николая Чудотворца.

(газета Новости патриахии)

 

Перед отъездом в Оптину, был заказан молебен в Казанском соборе чудотворному образу Казанской Богоматери. Настоятелю, о. Павлу Краснощекову, был отдан информационный пакет об иконе, рассказали ему, что едем в Оптину освящать уже написанную икону, попросили его благословения привести её в Казанский собор. Благословение было дано.

6 мая, в день Георгия Победоносца икона «Явление Божией Матери Митрополиту Гор Ливанских Илии» была внесена Пасхальными воротами в Казанский собор. Как нам сказали - служит один священник, и встретить икону некому. «Как же так, Матерь Божия пришла, а встретить некому», - сокрушался Георгий Николаевич. Но к нашей радости в храме был секретарь настоятеля Владимир Редигер, троюродный брат приснопамятного Патриарха Алексия II. Он осмотрел икону и сказал: «Алексию бы она понравилась». В этот момент шла праздничная служба и звучали слова молитвы «Тебе благодарим». Владимир Редигер пригласил меня, как представителя поломников, в кабинет и соединил по телефону с настоятелем о. Павлом Красноцветовым. Я рассказала ему, кто мы, откуда прибыли, напомнила о том, что подходила к нему и брала благословение на то, чтобы привести икону в собор. Разговор был мирный со взаимопониманием. О. Павел распорядился внести икону в алтарь. Нам пообещали, что в День Победы икона будет украшена цветами и доступна для поклонения прихожанам.

Но, 9 мая ветер переменился, и нас попросили забрать икону. Утешало то, что три дня Матерь Божия находилась в Своём Доме.

Восьмого мая с иконой был проведен крестный ход по Пулковским высотам. Организовала его подвижница и журналист Людмила Тихоновна Машкова. Православный Петербург узнал об иконе по Петербургскому Православному радио, и весть о ней пошла по России. За этот труд мы благодарим Людмилу Тихоновну Машкову.

Так случилось, что в это прекрасное майское утро нам пришлось с иконой выехать на Невский проспект, главную улицу нашего города, навстречу праздничной толпе. Хотелось сказать: «Смотрите люди, смотрите, ваша Мать и Защитница приветствует вас». Затем мы свернули на канал Грибоедова и поехали в Леушинское подворье к Иоанну Кронштадтскому и к нашему другу, священнику и настоятелю Леушинского подворья Геннадию Беловолову. Мы знали, что там с радостью примут нас.

 

«В канун 66-й годовщины Победы в Великой Отечественной войне в Санкт-Петербург прибыла икона «Явление Матери Божией Митрополиту Гор Ливанских Илии». Образ написан в городе Покрове по заказу группы петербуржцев иконописцем Михаилом Осипенко и освящён в Оптиной пустыне.

Преодолев около тысячи километров, группа, сопровождавшая образ, привезла его в Казанский кафедральный собор. По благословению настоятеля протоиерея Павла Красноцветова её внёс в алтарь ктитор Владимир Ридигер, троюродный брат приснопамятного Патриарха Алексия II. В этот момент шла праздничная служба и звучали слова молитвы «Тебе благодарим».

Икона будет бывать в крестных ходах по местам боёв. Первое молитвенное шествие с ней было совершено 8 мая по южному рубежу обороны Ленинграда в районе Пулковских высот».

Православное радио. Санкт-Петербург

 

Новая икона в честь Великой Победы

(свидетельство о. Геннадия)

В День Победы служил панихиду в храме на Леушинском подворье памяти христолюбивых воинов, павших на полях брани Великой Отечественной войны.

После послужил и благодарственный молебен о Богодарованной победе Спасителю, а также Матери Божией пред Её образом «Августовская Победа», который находится в нашем храме. Почему именно пред этим образом? Ведь эта икона явилась в самом начале Первой Мировой войны в августе 1914 года и стала символом этой войны. Но с другой стороны, Первая и Вторая Мировые войны во многом связаны и представляют собой по сути одну войну с 20-летним историческим антрактом: те же участники, та же расстановка сил, те же исторические цели. Не случайно и совпадение названий этих войн. Кстати, Первую Мировую первоначально в русском обществе называли именно Отечественной войной. После революции ей в таком названии было отказано. Потерпев поражение в Первой Мировой, Россия победила во Второй. Как известно, отречение Царя от престола и передача самодержавной власти своему брату Михаилу Александровичу была продиктована только одной жертвенной мыслью о победе в войне. Тогда казалось эта жертва была принесена напрасно. Но в исторической перспективе Победы во второй Мировой войне жертва жертв наполнилась особым смыслом. Поэтому представляется не случайным рассказ о чудесном явлении Императора Николай Александровича на ступенях Рейхстага в мае 1945 года.
Эту удивительную историю рассказал очевидец иеромонах Феодорита [в мiру Валикова Феодора Иоанновича, 1924 года рождения].

«Феодор Валиков на войне был связистом. Мать Феодора и его тётя были верующими. Когда пришла повестка из военкомата, тётя, провожая его на фронт, дала ему нательный крест на цепочке и сказала:

— Иди и побеждай немцев.

И вот наступил 1945 год. Однажды, как только бои у Рейхстага закончились, на автомашине, полуторке, он со своим начальником (полковником) подъехал к зданию Рейхстага. Попутчик остался в кабине, а Феодор попросился:

— Я схожу туда, в Рейхстаг-то?

— Ладно, сходи.

Прошёл Феодор первые ступени Рейхстага, «приступочки четыре», и вдруг увидел: перед ним «царь Николай Второй во весь рост встал». Одет был царь как военный, в форму полковника, на боку была шашка, на плечах погоны. «А у меня, — говорит отец Феодорит, — соображения-то такого не было... и я... прошёл на второй этаж». А когда спускаться стал, Государя уже не было. Батюшка сожалел, что не остановился перед Государем и не встал перед ним на колени. Тогда Государь, может быть, сказал слово ему.

Отец Феодорит объясняет причину явления так, что тогда у нас вели борьбу против царизма, и вот явился Государь, чтобы показать, кто он есть, что он начальник войска.

После войны Феодор принял монашеский постриг в Псково-Печерском монастыре, и ныне он священник храма Псковской области города Локни». (Цит. по: Николай Второй: Венец земной и небесный. /Сост. В. Губанов. М., 1997. С. 102-103). [http://www.pravaya.ru/faith/11/571].

 

(Когда в прошлом году я пересказал эту историю в интервью редакции газеты "Православный Санкт-Петербург", её редактор А. Раков тут же снял с публикации мою беседу, не удосужившись даже объяснить причину. Хотя можно догадаться, дело - в отношении к царю). Мне представляется, что это явление открыло, что небесным главнокомандующим русской армии во Второй Мировой войне был её земной главнокомандующий в Первой Мировой войне. Этим явлением было открыто, что сам Царь-мученик принимал парад победы в Рейхстаге.

И вот здесь открывается и глубокий смысл явления в начале Первой Мировой войны иконы Богоматери «Августовская победа». Ведь Матерь Божия в итоге даровала Победу русским воинам. Причём, совершилось это именно в августе. Ведь Вторая Мировая война закончилась отнюдь не 9 мая, а 2 сентября 1945 года, по старому стилю – 20 августа. (Сейчас эта дата установлена как памятный исторический день. То есть окончание Второй Мировой войны стало для России «Августовской Победой». Название иконы восходит к имени города Августов, близ которого произошло чудесное явление, но также оно напоминает нам и о времени явления – 31 августа 1914 года. Само же слово «август», как известно, обозначает один из титулов Императора – «августейший». Таким образом, название иконы духовно называет эту победу «царской». О связи этой иконы с Великой Отечественной войной говорит и факт её чудесного явления в небе над Сталинградом (Царициным) в годы войны.
Именно поэтому в День победы я решил послужить молебен именно Божией Матери «Августовская Победа».

Во время панихиды раба Божия Галина попросила меня помянуть имя митрополита Илии (Карама), с котором связано предание об особой молитве за Россию в годы войны. Признаюсь, никогда не поминал его, и тут впервые помянул на панихиде.
Каково же было моё удивление, когда вскоре после панихиды и молебна (я только вышел из алтаря) в храм приехали богомольцы с необычной иконой: «Явление Божией Матери митрополиту Ливанскому Илии».

Эта икона была написана в этом году в честь Великой Победы русского народа в Отечественной войне в благодарность Богу и Божией Матери за многие милости и дарование Победы.

В эпоху холодной войны ливанский митрополит был поборником России как на Востоке, так и на Западе. Всего он бывал в России 6 раз.

Почитатели Казанской иконы в Петербурге высказала мысль о написании особой иконы в память Победы в войне с этим явлением Богоматери. Они обратились за советом к старцу Илии в Оптиной пустыни, который благословил это начинание. Были собраны средства и заказана икона известному иконописцу Михаилу Углицкому-Осипенко в г.Покров Владимирской епархии. За основу Михаил взял клеймо иконы Казанской Богоматери в Оптиной пустыни, изображающее как раз это видение. Эта икона была написана игуменом-иконописцем Илларионом. Интересно, что именно он и освятил новый образ в храме прп.Марии Египетской в Оптиной пустыни, где почивают мощи большинства Оптинских старцев. Икона была завершена 2 мая на память блаженной Матроны Московской, а освящена 5 мая. На другой день на память святого великомученика Георгия Победоносца она была привезена в Санкт-Петербург в Казанский собор, где её приняли по благословению настоятеля собора протоиерея Павла Красноцветова. Три дня накануне Дня Победы она пребывала в стенах кафедрального собора Санкт-Петербургской епархии. См. об этом подробнее на официальном сайте СПб митрополии:

http://aquaviva.ru/news/2011-05-09/2342.html.

 

В самый День Победы хранители иконы проехали с нею по праздничному городу. Заехали и к нам на подворье.

Мне было интересно увидеть новый образ. Я воспринял это событие как знамение милости Божией Матери. Я облачился и ещё раз послужил уже второй благодарственный молебен о даровании Победы, а также о здравии всех воинов-ветеранов пред этим образом.
На иконе изображена Матерь Божия в сиянии (мандорле) на горах Ливанских. В Её руке свиток с теми словами, которые она сообщила митрополиту Илии. Сам митрополит изображён стоящим на коленях в молитве ко Пречистой. На полях иконы изображены сугубые молитвенники о Победе: святитель Феодосий Черниговский, прп. Серафим Вырицкий, св. равноапостольная Нина Иверская, блаженная Матрона Московская. Икона написана в древнем стиле и производит глубокое духовное впечатление. Икону стали называть Победной.

Поскольку событие было нечаянное, в храме было немного людей. Я попросил оставить образ до воскресенья, чтобы пред ним могли помолиться многие прихожане.
В четверг мы послужим молебен пред этой «Победной» иконой с иеромонахом Гавриилом, настоятелем прихода на Новой земле в Ледовитом океане, а в воскресенье ещё один молебен вместе со всеми прихожанами. Приглашаю посетить наш храм и приложиться к новому памятному образу в честь Великой Победы.»

 

Далее икона пришла в Екатерининский собор города Пушкина. Потом, в Феодоровский собор В Царское село. Здесь она встречена была празднично со звоном колоколов. Вошла в собор Пасхальными вратами в сопровождении детей и прихожан, участвовала в служении. Затем совершила Крестный Ход к Александровскому дворцу, последним покоям Царских мучеников. Народ каялся и прославлял Царскую семью, их подвиг спасения русского православного народа.

19 мая икона участвовала в Крестном ходе у храма (Спаса на крови), посвященном памяти нашему Царю-искупителю Николаю II.

И наконец, она обрела свой дом в храме Тихвинской Богоматери в городе Сестрорецке у о. Гавриила, в общине казаков, относящих себя к Царскому конвою.

Задача у нас была следующая: через этот образ
- ознакомить православный Божий народ с судьбоносными событиями ВОВ,
- принести покаяние за наше беспамятство, богоборчество, жестокосердие и неблагодарность Господу Иисусу Христу и Царице, Матери нашей Небесной. Более 70 лет прошло со дня Победы в ВОВ, а мы до сих пор замалчиваем Помощь Небесную, дарованную нам,

- И наконец, прославить и начать благодарить Матерь Божию за Победу. Ибо Её Ходатайством, помощью и защитой русский народ получил победу в ВОВ. Она Сама и Есть – Великая Победа.

Икона задумывалась, как благовестническая, крестоходовская. Но она пожелала быть в храме. Община о. Гавриила предложила написать для Крестных ходов вторую икону и собрала средства на неё.

 

Икона «Великая Победа»

По молитве мы поняли, что вторая икона должна быть воинская. Её назначение – поднимать и укреплять православный воинский дух. Она должна соединять в себе все исторические времена русского народа.

«Русь - это подножие Божие». Но забыли это богатыри русские. И стала она землёй безблагодатной… И тоскует русская душа, и ждёт помощи. И Царица Небесная вновь и вновь идет на помощь к молитвенникам земли Русской, подавая свои наказы. И надо обязательно исполнить их, чтобы пришли изменения к нам и победа. Поскольку икона желала быть воинской, решено было внести духовную воинскую символику: Георгиевский Крест, Георгиевскую ленту и Андреевский стяг. Александр III оставил нам такой завет: «У России есть два союзника – это её Армия и Флот!»

На первой иконе «Явление Матери Божией митрополиту Гор Ливанских Илии» написаны четыре клейма. На них изображены святые, помощь которых была явлена в годы войны. Это Феодосий Черниговский, Серафим Вырицкий, Матрона Московская и Равноапостольная Нина. На второй иконе на месте Матроны Московской был написан образ Амвросия Оптинского, потому что мы чувствовали Его непосредственную помощь в создании этой иконы и попечение о нас грешных. Он всегда по приезду в монастырь встречал нас с открытой ракой и акафистом. Мы прикладывались к мощам и укреплялись в вере и в том, что с Его помощью мы сделаем то, что необходимо и правильно. Оптина принимала нас радушно, поддерживала, а самое главное подарила нам образ будущей иконы. Итак, икона написана и 10 марта 2012 года она прибыла к нам в Санкт-Петербург. Её встретил торжественно Царский-казацкий конвой. Незабываемое впечатление! На главных ступеньках Московского вокзала появляются казаки в парадной форменной одежде, мы – Андрей, Николай Георгиевич, сестра Ольга и я, сестра Екатерина, склоняемся перед Царицей Небесной. Такое чувство, что Она сходит к нам с небес. Затем мы едем в Сестрорецк, в Храм Тихвинской Божией Матери. Там нас встречает о. Гавриил и сразу совершается молебен. Все происходит необычайно торжественно и очень благодатно. (фото)

Далее икона посещает наши дома, а затем Её принимает о. Геннадий Беловолов - настоятель Леушинского подворья. Некоторое время икона находится там в храме, участвуя в литургиях. Прихожане с радостью принимают её. Одна из прихожанок свидетельствует о том, что слышала рассказ митрополита Илии в Князь-Владимирском соборе в 1947 году. Вот её свидетельство: «Была я и в Князь-Владимирском соборе, когда митрополит Илия Ливанский рассказывал через переводчика, как он молился и слышал голос от иконы Божией Матери Казанской, что Россия будет спасена. Роста митрополит был невысокого, с проседью, на вид лет шестьдесят; голос у него был резкий, гортанный. Довелось увидеть, как торжественно, при огромном стечении народа, митрополит Илия надевал золотой венчик на икону Божией Матери. (Казанская)» Это записано в книге «Нездешний свет. Встречи заветные». А. А. Ладыгина изд. Духовное преображение. Москва-Санкт-Петербург 2012

15 Марта в день Державной Божией Матери икона Великая Победа участвовала в Крестном ходе на Леушинском Подворье, и шла с иконами: «Державная» и «Я с вами и никто на вы.»

24 марта, получив благословение на Леушинском подворье от отца Иоанна, мы выехали в Оптину Пустынь, чтобы показать и освятить в монастыре икону. В этот раз, мы сразу позвонили настоятелю, сообщили о цели приезда. К нам пришел о. Филипп, руководитель оптинских иконописцев. Икону отец Филипп принял и одобрил, правда мечтательно произнес, что придет время и будет написан образ Богоматери Победы во всем великолепии. Мы согласились с этим. У нас цель была более скромная, наша икона несет благовест о Победе Матери Божией в ВОВ.

Икона Великая Победа была поставлена в Казанском соборе у большого образа Державной Богоматери, и все могли увидеть её и почтить.

Священники, монахи и прихожане с радостью, благодарностью и слезами преклонялись и прикладывались к этому образу. Нашлись и такие, кто благодарил нас и говорил, что ждал подобный образ давно и сейчас чувствует долгожданную радость от того, что их давнее желание исполнилось.

27 марта, в день Феодоровской Божией Матери, икону Великая Победа освятили. Состоялось чудо таинственной встречи двух образов. В этот день мы встретились и с оптинским старцем Илией, который дал благословение на Крестный ход с иконой, пожелал нам идти к молодым, чтобы они укреплялись духовно. А также советовал с молодыми людьми посетить и места боевой и воинской славы ВОВ.

28 марта мы выехали в Санкт-Петербург. По сути, это стал наш первый Крестный Ход. Мы заезжали к нашим друзьям, и везде совершали молебны и благовест. Посетили Москву, Тверь, Великий Новгород, Вышний Волочок.

11 апреля, мы уже участвовали в традиционной встрече у памятника Непокоренных в Красном селе в День малолетних узников фашистских лагерей. Трогательно было видеть, как пожилые люди любовно и трепетно прикладывались к иконе «Матерь Божия Великая Победа» и принимали маленькие образа и буклеты, и прижимали их к сердцу.

Икона побывала в Екатерининском соборе, в Феодоровском соборе, в Храме Неупиваемая чаша. Прошла вокруг города.

Опять же с Людмилой Тихоновной был совершен Крестный ход на Пулковские высоты.

А затем икона ушла в лицей «Аристос». Это особое событие. На встрече с директором лицея Татьяной Олеговной Калининой произошло чудесное явление. Бабушка Татьяны Олеговны была духовной дочерью Серафима Вырицкого. Серафиму Вырицкому, посвящено клеймо на иконе. Татьяна Олеговна сказала, что их семейной реликвией была записка с благословением, написанная самим Серафимом Вырицким, но она ее сейчас не может найти, так как не помнит, куда её положила. Она знает, что место это достойное, но вспомнить не может. Нас заинтересовал герб лицея. В лицее стараются воспитывать детей в русских традициях. Хотелось поближе рассмотреть герб. Татьяна Олеговна сняла рамочку со стены и из нее выпал листок бумаги. Им и оказалась эта записка с благословением Серафима Вырицкого. Долгое время она пролежала в этой рамке и вот легла нам на стол, как благословение и послание самого батюшки Серафима Вырицкго.

Почти год в главном холле лицея стояла икона Великая Победа, украшенная цветами и горящей лампадой. И каждый, кто входил в лицей, не мог не пройти мимо её. Было у нас общение и с детьми. И мы рассказали им о помощи Божьей Матери воинству России, а также и о явлении и наказе Матери Божией руководителям России.

Каждый год в Санкт-Петербурге 6 мая проходит Георгиевский крестный ход по Мшинским болотам. Там проходили тяжелые бои. В том направлении находится знаменитый Невский пятачок, который защищали наши воины, где погибло множество народа.

Наша икона тоже пошла с этим крестным ходом. Ехали на машинах, останавливались на местах больших боёв. Молились о павших, производили новые захоронения воинов, погибших в войну, которые обнаружили поисковые группы. Крестный ход закончился в селе?… Там читался молебен и была поминальная трапеза.

Мы ехали на машине, которую вел сын Татьяны Олеговны Олег, потому что наша икона в это время пребывала в лицее. Во время крестного хода у Олега возникла сильнейшая боль. Оказалось, что пошли камни из почек. Олега срочно госпитализировали. Исследование показало, что камень оказался так велик, что опасались, что придется делать сложную и опасную операцию. Но 9 мая к удивлению врача-профессора этот камень сам вышел, хотя это было невозможно и невероятно. Мы все, конечно, молились и просили Божью Матерь о помощи Олегу. И вот, возвратившись после шествия ветеранов с иконой в лицей, узнали радостную весть об исцелении Олега.

Шествие ветеранов по Невскому проспекту 9 мая 2012 года

На шествии ветеранов 9 мая икону «Великая Победа» несли на руках казаки из Красносельской казачьей общины. Во время прохождения Казанского собора в 18 часов (так случилось) в Казанском соборе зазвонили колокола. Все происходило так, будто небо руководило чествованием иконы «Божия Матерь Великая Победа».

Затем, весной 2013 года, икона ушла в Абхазию, в женский монастырь Параскевы Пятницы, и мы встретились с ней только в Курске, куда приехали для проведения Крестного хода по Курской дуге.

В Курск мы с Андреем ехали с копией иконы. Мы её подарили курчанам… Они организовали нам приём и ночлег, и сопровождали нас до тех пор, пока «Великая Победа» пошла на Украину с сестрой Ниной, которая привезла к нам икону из монастыря из Абхазии. Она присоединилась к нам, и была весь Крестный ход с нами.

В Курске ранним утром, 5 июля, мы посетили дом Серафима Саровского. Помолились и попросили его помощи и поддержки. Затем поехали к Знаменскому храму, откуда должен был выйти крестный ход с «Курско–Коренной» иконой. У храма мы благовествовали об иконе «Великая Победа», раздавали приготовленные образки.

Икону в храм нам не позволили внести, не разрешили идти с иконой «Великая Победа» и за «Курско-Коренной», но прихожане отстояли нас. Окружили и сами взяли икону на руки.

Не могу не рассказать и об этом. Во время службы в храме упала хоругвь с иконой «Казанская Божия Матерь». Этому свидетель я. На мое убеждение – ништо в этом мире не бывает случайно.

Икона «Великая Победа» с крестным ходом прошла по Курску, но в монастырь мы ее не понесли, так как не желали никаких препирательств со священниками. Курчане остались с нами и мы поехали по местам боев, проходивших на Курской земле. Жители тепло встречали икону и принимали благовест. Старались нас угостить, чем могли.

6 июля мы отправились на Прохоровское поле. Прошли по нему с иконой и молитвой, затем икона стояла у памятника…, а нас угощали солдатским обедом в полевом блиндаже. Мы общались с посетителями и благовествовали им о Матери Божией, как Спасительнице России в ВОВ. Затем наш путь лежал в город Белгород в храм…, где находятся мощи Иоасафа Белгородского. Знамения сопровождали нас на каждом шагу. Так, когда мы входили с иконой в храм, там читался акафист Песчанской иконе (Непобедимая Победо) и рака с мощами Иоасафа Белгородского была открыта. Прихожане и клир тепло встретили нас и провели молебен у раки Иоасафа Белгородского. Нам предложили записать имена наши и наших близких, чтобы помогать нам молитвенной помощью. На ночлег нас приняла к себе Марфо- Мариинская обитель. Там с радостью приняли и икону «Великая Победа». Мы успели к вечерней службе. Икону поставили на почетное место и провели молебен.

Мы хотели отправить икону Великая Победа на Украину. Сестра Нина согласилась быть ее хранительницей и вести ее по Украине. Это была верная и обязательная сестра и мы прониклись к ней большим доверием. Но нужны были документы на перевоз иконы через границу. С большой благодарностью мы вспоминаем руководителя города Белгорода, через которого быстро были оформлены эти документы. И дорога на Украину была открыта. С группой поломников христиан, которые приезжали в белгородские храмы на молитву, сестра Нина с иконой уехала на Украину. Мы всюду видели и ощущали Небесную помощь.

 

Крестный ход по Украине. По рассказам сестры Нины

Первым делом Нина со своими братьями и сестрами поехали в Одессу в монастырь, где служил незабываемый старец Иона. Там у Нины был духовный отец, духовный брат старца Ионы.

Пожилой старец был немощен и лежал на постели. У постели стоял табурет. И вдруг этот табурет (сам) отодвинулся к противоположной стене. Батюшка, что это такое? - Воскликнула келейница. Сейчас посмотрим, что-то будет. - сказал старец. И тут входим мы с иконой. Три дня молился старец перед иконой. А когда мы пришли за иконой, сказал - Видно придется русским еще раз воевать с фашизмом. Это было лето 2013 года. До майдана оставалось несколько месяцев.

Далее поломники направились в ставку Гитлера…, чтобы помолиться там о надвигающейся угрозе и попросить помощи и защиты Небесной. Вот, что рассказала сестра Нина: «Никогда еще я не видела такой непогоды. Там разыгралась настоящая буря, было страшно…»

Икона прошла по многим храмам и монастырям. Участовала в молебне, состоявшемся в центре Киева у Поклонного Креста.

Затем она облетела вокруг Украины на самолете.

 

УКРАИНА. ПО ВОЗДУХУ ВДОЛЬ ГРАНИЦЫ СОВЕРШЕНА ЛИТУРГИЯ

Обращение организатора облета р. Б. Сергия

Дорогие братия и сестры!

Хотим сообщить вам, что предшествовало и что происходило во время облета.

Когда начинались облеты по Крестам, то нам стало известно, что 15 лет назад Николаем Гурьяновым было дано благословение отцу Анатолию при неустроениях в стране совершить облет по границам. При совершении третьего облета в тонком сне батюшке явился Николай Гурьянов и возле него стояли три маленьких кораблика, а четвертый большой он еще мастерил.

Еще не закончив третий облет, мы узнали о том, что 28 ноября хотят подписать документ о вступлении Украины в ЕС. И это стало сигналом, что настало время исполнить данное благословение. Объявление о перелете вышло во вторник 5 ноября, а люди об этом узнали, кто через три дня, кто через неделю. Сумма для перелета нужна была немалая, но с Божьей помощью и по вашим молитвам к указанному времени милостыня была собрана. Дополнительно мы еще взяли благословение у старца о. Рафаила Берестова об усиленной молитве и посте в период облета.

Во времена первых христиан литургия совершалась в катакомбах. При великих наших государях совершались литургии на кораблях. Во время Первой мировой войны – в блиндажах. Из рассказов моей бабушки, во время Первой мировой войны в доме ее родителей на Пасху совершалась божественная литургия. Когда священником возглашалось "Христос Воскресе!" и солдаты отвечали "Воистину Воскресе!", то ощущение было, что земля и небо соединялись. Во времена советских гонений литургии совершались в домах, на чердаках, в хлеву, в лесу на пеньке.

В этот облет литургия совершалась на борту самолета, но всем храмом стала Малая Русь (Украина), так как перед облетом, во время облета и после облета несли пост и совершалась молитва. Молитва соединялась в небе и на земле.

26 ноября участники собрались в Киев и автобусом отправились в Елисаветград (Кировоград). Прибыв в аэропорт, священники и часть братии с иконами и церковной утварью направились на борт самолета для установки всего необходимого для совершения литургии, но по правилам службы безопасности порта нужно было проходить досмотр через спецапаратуру.

В числе первых проходить осмотр нужно было иконе «Воскрешающая Русь», но лента, на которой лежала икона, по неведомой всем причине и удивлению всех работников и присутствующих, почему-то сработала в обратном направлении. Она всегда движется только вперед, а здесь остановилась и пошла назад. После чего все иконы были пропущены на борт без досмотра.

Перед вылетом все участники облета готовились ко причастию. В зале аэропорта читались все каноны, акафист и последование ко причастию. Затем был отслужен молебен о воздушном путешествии. Удивительно то, что в этом молебне в апостоле читается деяние святых апостолов, в котором упоминается об апостоле Филипе, как он на облацех по воздуху перенесся в Азот. Ведь недаром вылет совпал в канун празднования апостола Филиппа, а также правоверного царя Иустиниана и царицы Феодоры, святителя Григория Паламы. Но самое знаменательное для насто, что в этот день было венчание Царя и Великого Государя нашего Николая II с Великой Государыней Александрой. Практически все наши перелеты прямо или косвенно совпадали, не без Божьего промысла, с датами связанными с Домом Романовых.

26 ноября в 18.50 самолет вышел на взлетную полосу. Выйдя на курс и набрав нужную высоту, мы смогли встать с мест и началось богослужение. Недаром в Кировоградской области одно из селений, которое является не только центром Украины, но и всего Европейского континента. Первая половина полета совершалась по направлению Кировоград-Киев-Ковель-Львов-Ужгород-Черновцы-Одесса. При подлете к Одессе было закончено всенощное бдение. В 23.15 была совершена посадка на дозаправку.

Но не обошлось без козней врага рода человеческого. Нас почти два часа продержали в аэропорту. На вопрос почему так долго, для сохранения нашего мирного духа нам сказали, что командир самолета находится на каком-то совещании. При всех неурядицах мы всегда обращались к царю Николаю. И в этот раз мы читали ему акафист. На шестой песне прибыл командир борта и, мы продолжили акафист выйдя на взлетную полосу. 27 ноября в 1.20 выйдя на курс и набрав нужную высоту началась совершаться Божественная литургия.

Все это время было состояние пасхальной радости, часть священников совершала богослужение на коленях. Невозможно обьяснить все это состояние и внутреннюю радость выразить словами, ибо нет таких слов какими можно выразить состояние души в тот момент. Это торжество из торжеств неземного состояния души.

Этот курс пролегал Одесса – Симферополь – Мариуполь – Луганск – Харьков – Сумы – Чернигов - Киев. В 4.20 27 ноября была закончена литургия. По её окончании одним из священнослужителей был трижды дан возглас "Христос Воскресе!", на что мы трижды ответили "Воистину Воскресе!" До приземления оставалось немного времени. Мы провели его в радости с молитвой на устах. В 5.30 27 ноября совершили посадку в аэропорту Жуляны. Приземлившись, мы узнали истинную причину нашего задержания в городе Одессе. Все "диспетчерские службы" были против дальнейшего полета.

После завершения полета мы все дружно направились к покаянному Кресту возле Верховной Рады, где был отслужен благодарственный молебен.

Дорогие братья и сестры! В присланных вами записках были помянуты все имена и вынуты частички за каждое имя. И за тех, кто не успел прислать, имена Господь их ведает.

Возвращаясь из Киева домой, мне позвонила одна р. б. из Крыма и сообщила о том, что в ночь с 26 на 27 ноября вся их общинка, не сговариваясь, молилась с 19.00 до 4 часов утра. Одна из чад б. Ионы позвонила одному из участников облета и поведала о том, что в болезненном состоянии она с усиленной молитвой обратилась к отцу Ионе о помощи. Уснув, она увидела откровение: она пришла на могилку к старцу Ионе, но ей сказали, что батюшки нет здесь, т.к. он с мироточивым крестом ушел в крестный облет.

На борту с нами находились следующие иконы: Божьей Матери «Воскрешающая Русь» - участницы всех облетов, "Державная" - участница крестного хода «Под звездой Богородицы» (Афонского луча), "Писидийская", "Испанская", "Азовская-мир дому Цареву", "Знамение", "Песчанская", "Великая победа", святых Царственных великомучеников, мироточивая икона царя Иоанна Грозного, Собора всех святых отцев Киево-Печерских, Собора Китайских мучеников и многие другие.

Одному из монашествующих, которому его духовник не благословил лететь, а молиться на земле, и к этому добавил, что когда будет одновременно совершаться богослужение и в воздухе и на земле молитва, то даст Бог выстроится стена от земли до неба.

Благодарим Господа, Матерь Божью и всех святых о благом содействии нам грешным.


Храни нас, Господи, храни, на небо всех нас подыми
Своей невидимой рукою, или десницею святою.
Наш грешный мир ты защити и на грехи все не смотри,
Не ведят люди, что творят, Тебя ж, Господь, не благодарят


За это солнечное небо и маленький кусочек хлеба,
Духовный воздух для души, спаси нас, Господи, скажи -
Дорогой длинною крутою, омою тихою слезою
Все эти замыслы мирские, неустроения земные.


Стремительный уж очень бег, захватывает почти всех.
Успеть бы только оглянуться, от сна греховного проснуться.
Должна быть вера, как кремень, и не простой сегодня день.
Как колокольный перезвон мы собраны со всех сторон.


Молитву сильную Свою подай нам, Господи, молю,
Чтоб чувствовать единый дух, прости своих неверных слуг,
Царица неба и земли, нас грешных ты благослови
Молитвою Твоей и взором, укрой своим нас омофором.


Своей невидимой ходьбою не обошла ты стороною
И уголка Святой Руси. Храни нас, Господи, храни.
А для чего мы все летим - детей своих мы защитим
И от Содома и Гомора – и страшного того позора.

Организатор облета р.Б. Сергий

Благодарим Юлию за предоставленную информацию. Спаси Господи! Это очень важно.

И последним посещением был город Харьков, откуда она была перевезена в северный город Северодвинск.

Возможно ее ждет достойный приют в Невской лавре в музее «Боевой славы ВОВ». Здесь можно ее увидеть и поклониться Матери Божией. Бог ведает!

 

Заговорившая бумажная копия иконы

У меня дома стоит оформленная бумажная копия иконы «Матерь Божия Великая Победа». Я с большим трепетом молюсь перед ней и всегда прошу, чтобы Господь и Матерь Божия помогли нам осознать и покаяться в нашей беспечности, бездумности, легкомысленности, несобранности, а самое главное, в неблагодарности нашей, в нежелании посмотреть на современное состояние нашего душевного строя строго и ответственно, и придти, наконец, в трезвление и осознать, что мы живем в последние апокалиптические времена, и нас всех, абсолютно всех, ожидает высший суд, где нам придется дать ответ за каждую мысль и каждое наше слово и дело. Времена эти неотвратимо приближаются. И мы можем оказаться той стрекозой, которая пропела все лето, а зима всё же прикатила. Становится печально и страшно.

Но, случиось так – в 2019 году, в день Святаго Духа, бумажная икона обильно замироточила. Она покрылась бриллиантовыми каплями и засияла солнечными лучами (стояла на столике у окна), из рук Богородицы побежали струйки миро, указывая на текст. Радость разлилась в сердце. Все будет хорошо! Матерь Божия победит «дракона». Наша Небесная Мама нас не оставит. Гряди Господи! Аминь!

 

Подзаглавие

Порт-Артурская Богородица

Рассказ иконописца Михаила Осипенко о второй поездке в Порт-Артур в 2010 году

Песчанская икона Божией Матери и судьба России (Непобедимая Победа)

Новое обретение иконы и Крестный ход «по воздуху»

Явление Божией Матери над Белым домом в 1991 году

Малоизвестное явление Свято-Крестовской иконы Божией Матери над Москвой в 1993 году

Явление Божией Матери в Грузинском конфликте в Южной Осетии

Нас собрала Матерь Божия

 

Порт-Артурская Богородица

Андрей Савостицкий проживает с супругой и восемью детьми в Царском Селе под Петербургом. Видимо, Богу так было угодно, чтобы Крестный ход к далекому Порт-Артуру возглавил человек из этих царских мест…

В середине 80-х годов иконописцы Михаил и Сергий Осипенко (дети священника-иконописца Михаила Осипенко, в доме которого в городе Крымске Краснодарского края замироточило сразу множество икон) работали над реставрацией росписей в кладбищенской церкви г. Киржач Владимирской области. В этом храме находилась икона "Порт-Артурская Богоматерь", иначе именуемая как "Торжество Пресвятой Богородицы". Вид этой иконы поразил их обоих. Весьма необычной была иконография. В отличие от общепринятых канонов Матерь Божия на иконе держала в руках не Богомладенца, а плат (убрус) с изображением Нерукотворного Лика Спасителя.

В древние времена образ Нерукотворного Спаса укреплялся на крепостных стенах русских городов как некий духовный щит. До Петра I в России не существовало воинских знамен; боевые стяги заменяли иконы. Спас Нерукотворный, укрепленный на древке, становился воинской хоругвью, именно Он осенял Христолюбивое русское воинство на полях сражений. Матерь Божия со Спасом Нерукотворным на Порт-Артурской иконе явилась как Взбранная Воевода русского воинства, вознесшая исконное русское знамя - Лик Спасителя на Своих Пречистых руках.

Икона, находящаяся в Киржачском храме, была точной копией с подлинной, сделанной около 1904 г. Лицезрение образа живо напомнило о легендарной осаде Порт-Артура, о крейсере "Варяг", броненосце "Петропавловск", о Русско-японской войне.

Возникло желание сделать список с необычной иконы. Вскоре братья-иконописцы принялись за работу. Закончили они писать образ в короткий срок, но до времени он оставался невостребованным. И лишь в 1992-1993 годах, когда в Белом доме была устроена выставка иконописной мастерской "Злата", выставлялась и эта работа Сергея Осипенко - копия Порт-Артурской иконы Божией Матери. Именно тогда и появилась впервые мысль: доставить этот святой образ в Порт-Артур и отслужить перед ним молебен. Совершить это в то нестабильное время было трудно. За неделю до расстрела Белого дома выставка была оттуда эвакуирована. Михаил Михайлович Осипенко говорил Хасбулатову: "Оставьте выставку, она будет вам бронежилетом". Но к его совету не прислушались.

По прошествии времени Михаил начал самостоятельно писать образ "Торжество Пресвятой Богородицы". Работа шла долго, в течение нескольких лет. Приходилось выполнять другие, срочные заказы, но мысль о необходимости доставить икону в Порт-Артур продолжала жить.

Когда Михаил познакомился с Андреем Савостицким, в мае прошлого года, после торжеств в Царском Селе, посвященных Дню рождения святого Царя-Мученика Николая II, известный иконописец высказал Андрею эту, давно живущую в нем мысль: "Хорошо бы доставить в Порт-Артур икону "Торжество Пресвятой Богородицы". Возникла долгая пауза. Андрей ничего не ответил, но понимание было достигнуто.

Летом Андрей с супругой и детьми совершил крестный ход от Царской часовни г. Покрова Владимирской области до Царского Села. Этим же летом в Академии художеств Санкт-Петербурга проходила выставка икон Михаила Осипенко. К тому майскому разговору более не возвращались. В августе Михаил Осипенко и Андрей Савостицкий присутствовали на церемонии установки креста на главный купол Никольского морского собора г. Кронштадта. У многих еще свежо в памяти это событие. После долгих попыток установить крест на куполе, тяжелый крест сорвался и, пробив крышу собора, рухнул вниз. Даже невоцерковленными людьми это было воспринято как грозное знамение. И опять никто не вспомнил тот майский разговор, но, возвратившись домой, Михаил вплотную приступил к написанию образа. Он также заказал доску для второй иконы. Андрей начал собирать средства для приобретения микроавтобуса.

Приближался 2003 год. Год трех юбилеев: 100-летия прославления Преподобного Серафима Саровского, 300-летия основания Санкт-Петербурга, 100-летия явления образа "Торжество Пресвятой Богородицы".

 

Как бывало уже не раз в истории, Господь сто лет назад открывал волю Свою "незнатным мира". Старец-матрос, к которому в видении пришла Божия Матерь, в молодые годы участвовал в обороне Севастополя и служил под началом таких легендарных флотоводцев как В.А. Корнилов и П.С. Нахимов. Помнил он и контр-адмирала Истомина, руководившего обороной Малахова кургана. Именно к этому бывшему матросу в конце 1903 года явилась Божия Матерь. Однажды ночью Феодор был разбужен каким-то странным шумом, "как от сильного ветра". Проснувшись, он увидел: Сама Божия Матерь, в окружении чинов Ангельских, во главе с Архистратигом Михаилом и Архангелом Гавриилом стоит будто бы прямо перед ним и в то же время на берегу морского залива спиною к воде. В руках Ее был большой плат или полотно, окаймленный сиреневой каймой, а посредине был изображен Нерукотворный Лик Спасителя. Одета была Богородица в синий хитон, покрытый верхним одеянием коричневого цвета. На берегу залива в тумане был виден город в огне; на этот город и были обращены взоры Владычицы, благословлявшей его Нерукотворенным образом Спаса. Над головою Ее в облаках ослепительного света Ангелы держали корону, увенчанную другою короной из двух перекрещивающихся радуг. Наверху короны был крест. Выше Ангелов и корон на престоле славы восседал Господь Саваоф, окруженный ослепительным сиянием, по которому были видны слова: "Да будет едино стадо и един Пастырь". Богородица попирала своими стопами обоюдоострый обнаженный меч. Матрос был сильно потрясен всем увиденным, но Матерь Божия, ободрив его, сказала: "России предстоит вскоре очень тяжелая война на берегах далекого моря. Многие скорби ожидают ее. Напиши образ, который видишь сейчас, и отправь его в Порт-Артур. Если образ Мой утвердится в стенах города, то Православие восторжествует над язычеством и русское воинство получит победу, помощь и покровительство". Затем ослепительно-белый, необычной красоты свет озарил комнату старца и видение исчезло.

11 декабря 1903 года Феодор пришел в Киево-Печерскую Лавру и поведал братии о своем видении. Рассказ матроса-севастопольца вызвал общее настороженное отношение. Но прошло менее двух месяцев, и о чуде явления Божией Матери заговорила вся Россия. В ночь с 26 на 27 января 1904 года нападением японских миноносцев на русские корабли в Порт-Артуре началась Русско-японская война.

Богомольцами был спешно организован специальный Комитет по сбору пожертвований на написание Порт-Артурской иконы Божией Матери. При этом было установлено равенство между жертвователями - от каждого принималось только по пять копеек. Когда было собрано 10 тысяч пятаков, сбор был прекращен. Работу решили поручить известному живописцу П.Ф. Штронде.

Работа продолжалась около четырех недель. Старец-матрос неотлучно пребывал рядом. Порой не в силах объяснить словами свое ночное видение, он брал у Штронде карандаш, и художник с удивлением видел, как огрубевшие скрюченные пальцы старика-матроса обретали легкость и свободно скользили по рисунку, нанося без видимых усилий тончайшие штриховые контуры.

На Страстной седмице, при громадном стечении народа, образ был освящен и отправлен по железной дороге в Санкт-Петербург. На Пасху икона уже пребывала в Северной столице.

Утром 27 января 1904 года в порту Чемульно японская эскадра (шесть крейсеров и восемь миноносцев) атаковала крейсер "Варяг" и канонерскую лодку "Кореец". Бой длился сорок пять минут. И хотя русские корабли пришлось затопить, командир крейсера Всеволод Федорович Руднев был награжден за этот бой званием флигель-адъютанта. Впоследствии, в звании контр-адмирала, он командовал броненосцем "Андрей Первозванный".

Российский флот тогда был боеспособен и грозен для противника. Корабли отстроены в согласии с решением военной корабельной реформы 1881 года. Большая часть кораблей Порт-Артурской эскадры спущена на воду в середине 90-х годов XIX столетия. Поэтому мало кто рассматривал Японию как серьезного противника, обществом владело чаяние скорой победы.

Перелом в этих настроениях наступил сразу после Пасхи 1904 года. Гибель эскадренного броненосца "Петропавловск" послужила грозным знаком о необходимости скорейшей доставки в осажденную крепость Порт-Артурской иконы.

С первых дней войны на месте командующего Тихоокеанской эскадрой вице-адмирала Старка был назначен выдающийся флотоводец, океанограф, теоретик военно-морского дела, участник русско-турецкой войны, вице-адмирал Степан Осипович Макаров. На его имя и военный талант возлагали справедливые надежды и упования. В Страстную Субботу 1904 года Порт-Артурская эскадра вышла на рейд; Святую Пасху встречали в море. После ночного Богослужения адмирал со всеми похристосовался, поблагодарил Бога за спокойную ночь и приказал идти в гавань.

Трагедия произошла 31 марта в 11 часов утра. Увидев на горизонте дымы японской эскадры, адмирал отдал приказ преследования. Как вспоминал Н.В. Иениш, младший офицер броненосца, накануне Макаров отдавал указание о необходимости траления акватории, но оно почему-то осталось неисполненным. Эскадра противника была только приманкой; на подступах к ней стояли минные заграждения. Идущий на полном ходу флагман напоролся на минную банку, поставленную японцами.

Эскадренный броненосец "Петропавловск" затонул за одну минуту сорок три секунды. При этом погиб не только адмирал Макаров, но и почти весь штаб Тихоокеанского флота. На корабле был и знаменитый художник-баталист В.В. Верещагин - друг адмирала и Георгиевский кавалер.

Из семисот человек экипажа спаслись только семьдесят три матроса, три мичмана, два лейтенанта и командир броненосца, капитан I ранга Яковлев. Также в числе чудом спасшихся был и двоюродный брат Императора Николая II Великий Князь Кирилл Владимирович.

 

Это трагическое событие всколыхнуло всю Россию. Гибель флагманского корабля и всего экипажа не стояла в ряду обычных потерь. Если "Варяг" потерпел поражение, то за такое "поражение" давали награды. В гибели же "Петропавловска" было нечто непостижимое, мистически провиденциальное, как удар судьбы, как неотвратимый рок. Именно это событие дало толчок к ускорению доставки иконы в Порт-Артур. Императрица-мать Мария Феодоровна взяла икону под свое Высочайшее покровительство. Бывали периоды, когда телеграммы из Зимнего Дворца приходили ежедневно.

Знаменательно, что в судьбе иконы принял участие и святой праведный Иоанн Кронштадтский. Корабли Порт-Артурской эскадры сначала находились в Кронштадте. Также и адмирал Макаров в течение нескольких лет был губернатором Кронштадта и командиром Кронштадтского порта. Отец Иоанн имел обыкновение просматривать газеты и с особым вниманием следил за судьбой иконы. Народ еще надеялся на военный авторитет адмиралов Алексеева и Рождественского, но дальнейшие события показали тщетность этих надежд.

После неудачного прорыва эскадры, 28 июля 1904 года, в обществе стали разрастаться пессимистические настроения. Набирали силу революционные партии и террористические группировки. Икона, будучи сравнительно скоро доставленной во Владивосток, по указанию начальника Тихоокеанской эскадры вице-адмирала И.И. Сарыдлова была помещена в кафедральном соборе города. Объяснялось это отсутствием свободных кораблей, на которых можно было безопасно доставить икону в Порт-Артур. Также и командующий Манчжурской армией генерал А.И. Куропаткин не предпринял каких-либо действенных мер. Именно в это время Господь подвигнул гатчинского чиновника Николая Николаевича Федорова к дерзновенному решению: самому доставить икону в Порт-Артур. Немолодой семейный человек, он нашел в себе мужество исполнить повеление Царицы Небесной. Отец Иоанн Кронштадтский с радостью благословил Николая Федорова и молился о благополучном совершении его миссии. Но только 4 декабря Федоров смог вывезти икону из Владивостока на норвежском пароходе. Икона была доставлена на берег Желтого моря, но командование Квантунского округа не вняло голосу Пречистой. Это было горькое Рождество Христово 1904 года! Изможденное Русское воинство навсегда оставляло Порт-Артур. Не случайно существует предание, повествующее о том, что сорок матросов дали обет принять монашество и затем уехали на Соловки и там приняли постриг.

 

Работа по написанию Порт-Артурского образа в семье Михаила Осипенко продолжалась полным ходом, вчерне был готов и другой список. В декабре Михаил поехал в г. Крымск проведать своего родителя, священника-иконописца. (О нем см: "Благовест", №№ 14, 16 за 2002 г.). В родительском доме был снят на видеопленку сюжет о мироточении крестов и икон. После этого отец Михаил, который не давал это святое миро даже своим детям, отлил его в баночку и, подав сыну, без объяснений сказал: "Когда Андрей поедет, миро отдашь ему". - "Куда поедет, зачем?" - не понял Михаил Михайлович. - "Когда поедет, отдашь", - без разъяснений повторил отец Михаил, и разговор на этом закончился.

О какой поездке шла речь, стало ясно лишь через два месяца, когда Андреем Савостицким был приобретен на пожертвования микроавтобус "Соболь" белого цвета. Только что законченный список иконы был доставлен в Царское Село. Там, как рассказывал Михаил Михайлович, перед ним предстала ужасная картина: вся лобовая часть микроавтобуса была вдребезги разбита. В автобус, мирно стоящий на обочине, врезался вышедщий с противоположной стороны грузовик "Вольво".

И все же нельзя было падать духом. По благословению Митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Владимира, образ "Торжество Пресвятой Богородицы" был освящен в Никольском морском соборе г. Кронштадта. Несколько позднее Митрополитом Владимиром было дано благословение и на Крестный ход.

15 марта, в Праздник Державной иконы Божией Матери, образ был доставлен в квартиру-музей святого праведного Иоанна Кронштадтского, и перед ней был прочитан акафист. После этого события закрутились со стремительной быстротой. Священник Геннадий Беловолов сам позвонил на квартиру Андрея Савостицкого и попросил привезти образ к нему, на Леушинское подворье. Эта просьба была исполнена. После торжественной встречи иконы перед ней начали читать "Неусыпаемый акафист".

Нетранспортабельный автобус "Соболь" был полностью отремонтирован благодаря участию полпреда президента по Ленинградской области Михаила Васильевича Моцака; он взял на себя решение всех экономических, технических и административных обязанностей.

Пять человек: Андрей Савостицкий, его сын Артемий, студент МГУ, дочь Мария - Санкт-Петербургский университет, иноки Тихон и Александр, почти нигде не делая остановок, направились на Восток к Русско-китайской границе. Исключением были Дивеево и Екатеринбург. В Дивеево к участникам Крестного хода присоединился иеромонах Георгий.

До Читы посещение иных городов и монастырей не предусматривалось, но 31 марта на окраине г. Ачит Свердловской области машина остановилась. За помощью обратились в придорожное кафе. Хозяин кафе, хотя и из мусульманской семьи, взялся безплатно отремонтировать микроавтобус. Он оповестил о прибытии автобуса с иконой местного священника отца Владимира. Пока машина ремонтировалась, в доме батюшки всю ночь читались акафисты нежданно прибывшей иконе; народ шел к святому образу нескончаемым потоком.

Эта незапланированная остановка была воспринята как знак свыше. Ибо от г. Ачит шла дорога на Красноуфимск, где у алтаря Свято-Иннокентьевской кладбищенской церкви покоится прах протоиерея Сергия Яхлакова (см. "Благовест" № 14 за 2002 г.), деда иконописца Михаила Осипенко. В Красноуфимске произошла встреча с Архиепископом Екатеринбургским и Верхотурским Викентием. Владыка благословил пронести икону по всем трем городским храмам. После панихиды, отслуженной на могиле отца Сергия, Владыка произнес такие слова: "Необходимо вплотную приступить к подготовке канонизации этого человека". Также было получено благословение на посещение Екатеринбургской голгофы. В монастыре святых Царственных Мучеников перед иконой был отслужен молебен и совершен крестный ход вокруг монастыря.

 

Следующая остановка была в Чите. Владыка Евстафий торжественно встретил икону. Но именно здесь подули первые пасмурные ветры. Китайские визы получили только четверо: иноки Тихон и Александр вернулись из-за старых "советских" паспортов. На территории Китая решено было, где возможно, с ведома властей, служить молебны. Также, где возможно, нести образ по трассе. Но эта попытка была тут же пресечена полицией, и крестный ход вернули в Россию. Икону по промыслу Божию провезли по всей Дальневосточной границе до самого Владивостока. В форпост Дальней России въехали на Пасху, в 12 часов дня.

Вспоминая эти события, Андрей говорил: "Постоянно чувствовалось, что Сама Матерь Божия вела нас. В г. Канске Красноярского края местный священник отец Вячеслав долго размышлял, какую икону написать для храма - "Торжество Пресвятой Богородицы" или какую-то другую? С прибытием Порт-Артурского образа все вопросы отпали. Также в церкви г. Шимановска Амурской области, где настоятелем отец Николай, Порт-Артурская икона (над входной дверью) встретила крестный ход в церковном притворе. В храме святого благоверного князя Александра Невского г. Хабаровска встреча с Порт-Артурской иконой была воспринята и вовсе как знамение (там находится точная копия с первонаписанного образа). Добавим, что настоятель храма отец Сергий - тот самый батюшка, который поставил сорок девять поклонных крестов вдоль Русско-китайской границы.

Во Владивостоке перед первонаписанным образом, который в 1998 году русские паломники выкупили в антикварном магазине Иерусалима, а также перед новонаписанным, по благословению Архиепископа Вениамина был отслужен молебен. Разумеется, эта встреча двух икон на Праздник Светлого Христова Воскресения была неслучайной. Оставалось только приобрести билеты на пароход, но снова подул пасмурный ветер. По сути, чуть ли не в точности до деталей, повторялась история 1904 года. Судно было закрыто на карантин из-за атипичной пневмонии. К тому же вышли из строя компьютеры на таможне. Пришлось вернуться в Хабаровск. Между тем, пневмония наступала, и Амурская область также закрыла границу. Повсюду горели леса. На таможенных постах - служащие в респираторах и плотных марлевых повязках; плакаты на разных языках говорили о новой грозной опасности. Создавалось ощущение реальных боевых действий.

Перелом произошел 6 мая, на праздник Георгия Победоносца. Именно в этот день были выписаны визы и куплены билеты на поезд. Действенная помощь пришла со стороны Епископа Хабаровского Марка и полпреда президента по Дальневосточному округу генерала Константина Борисовича Пуликовского. На следующий день Крестный ход отбыл в Харбин, бывшую столицу русской эмиграции.

В Харбине после прохождения таможни и улаживания вопросов с китайскими властями посетили два Православных храма: Софийский собор, отданный под музей, и Покровский храм (ныне не действующий) - в нем отслужили краткий молебен. Китайская сторона с пониманием восприняла желание четырех русских людей почтить память воинов, покоящихся на Порт-Артурском кладбище. Более того, обезпечила их транспортом, назначила сопровождающих лиц и переводчика.

9 мая были в Порт-Артуре (ныне Люй-Шунь) - сердце радовалось и ликовало. Перед воротами мемориального кладбища, где похоронен 14631 защитник русской крепости (многие могилы пусты, тела моряков остались в недрах затонувших кораблей), с иконы был снят чехол. В этот момент на окраине города раздался орудийный залп. "Что это?" - вырвался невольный возглас. Переводчик недоуменно улыбнулся и ответил: "Салют! День Победы!" Салют… Как если бы павшие воины Порт-Артура с ликованием приветствовали икону!

Образ "Торжество Пресвятой Богородицы" с благоговением отнесли к 8-метровому беломраморному кресту. На лицевой его части высечены слова: "Вечная память доблестным защитникам Порт-Артура, жизнь свою положившим за веру, Царя и Отечество. Больше сея любви никто не имать, да кто душу свою положит за други своя".

Отслужена панихида павшим воинам. Кладбище обойдено крестным ходом. Но, увы, безотрадная картина предстала взору: большинство могил заброшено, кресты падают, мрамор осыпается, часовня высотой в пятнадцать метров закрыта и тоже заброшена.

Затем перед поклонным крестом отслужили молебен, пропели акафист. В этот праздничный День Победы чувство просветленной скорби появилось в сердцах. Воля Божией Матери была исполнена. Порт-Артурская икона, спустя почти сто лет, пришла в этот город. Чего же еще? Надо возвращаться назад.

Когда икону стали прятать в чехол, то сопровождавшие их китайцы вдруг стали просить оставить ее здесь. Не зная слова "церковь", они говорили: "Мы поставим картину в красивый дом и будем ее почитать". Но было дано благословение вернуть образ обратно в Россию. В киоте поклонного креста оставили литографическую копию.

Через два дня, уже в Харбине, Крестный ход настигла телефонограмма из Российского посольства в Пекине: представители России пожелали видеть икону у себя. Пришлось сдать купленные билеты и отправляться в китайскую столицу. На другой день в посольстве был отслужен молебен. Из Пекина самолетом на Шереметьево вместе с иконой вылетели чада Андрея.

Утром 22 мая, в день памяти Святителя Николая, Андрей Савостицкий и отец Георгий прибыли в Покров, чтобы забрать иконописца Михаила Осипенко на празднование 300-летия основания Санкт-Петербурга. Но перед тем, как отъехать в Северную столицу, служится молебен в Царской часовне. "Радуйся, Царице Препрославленная, пределы всея русския земли милостию Своею не оставляющая", - читается акафист иконе "Торжество Пресвятой Богородицы". В Крестном ходе поставлена последняя точка.

На снимках: Порт-Артурская икона Божией Матери ("Торжество Пресвятой Богородицы"); Поклонный восьмиметровый крест на мемориальном кладбище Порт-Артура (ныне г. Люй-Шунь); У Царской часовни в г. Покров. Иконописец Сергей Осипенко (слева), иеромонах Георгий, Андрей Савостицкий, иконописец Михаил Осипенко (справа); Порт-Артурская икона возле поклонного креста на кладбище русских моряков в Порт-Артур

Александр Сороковиков, 27.06.2003
https://blagovest.cofe.ru/

 

Рассказ иконописца Михаила Осипенко о второй поездке в Порт-Артур в 2010 году

4 декабря 2010 года свершилось удивительное событие. Икона «Торжество Пресвятой Богородицы» вошла в храм в Порт-Артуре, (Люй-шунь). Этому событию предшествовало много обстоятельств, преодоление сопротивления. Наконец все состоялось!

Завет Божией Матери далекого 1903 года исполнен! Икона в Порт-Артуре!

Россия выстрадала свое помилование! Через сердца многих православных христиан осуществилась мечта. Душа ликует!

Ведь если вспомнить — как долго и трудно все продвигалось! 9 мая 2003 года икона прибыла в Порт-Артур, где были отслужены панихида по убиенным воинам русско-японской войны и молебен о спасении России.

Освящена эта икона была в Никольском Морском соборе г. Кронштадта, того самого города, из которого более 100 лет назад для обороны русской крепости Порт-Артур ушла эскадра российских кораблей.

Господь сподобил меня и мою семью быть проводником и исполнителем этой миссии по благословению Святейшего Патриарха Алексия Второго.

Через две недели мы вернулись в свой холодный край, в Москву, домой,

Подошли к окну и улыбнулись — Порт-Артурский крест сиял родной!

***

Андрей Саваститский принял монашество в женском монастыре Параскевы Пятницы в Абхазии под Адлером под именем Алексий в честь святого цесаревича Алексия. Отошёл ко Господу накануне праздника Вербное Воскресение 5 апреля 2015 года. Он захоронен недалеко от монастыря у храма Георгия Победоносца (храм 16 века).

Иконописец Михаил Осипенко отошел ко Господу в городе Покрове 27 января 2021 года в день Равноапостольной Нины. В этот день была снята блокада в городе Ленинраде. Михаил Осипенко участвовал в создании и писал икону «Матерь Божия Великая Победа». Читайте ниже рассказ «Нас собрала Матерь Божия». Это день его ухода. Именно в этот день и во время чтения акафиста Матери Божией Великая Победа Матерь Божия подала чудо от Локотской иконы, которая была на крестном ходе с участниками. Царство небесное вам возлюбленные братья!

 

Песчанская икона Божией Матери и судьба России (Непобедимая Победа)

Святитель Иоасаф Белгородский в 1914 г. явился в видениях одновременно одному благочестивому старцу, живущему в с. Песках, и полковнику О., бывшему тогда на фронте. За два года до Первой мировой войны во сне полковнику явился Святитель Иоасаф Белгородский, возвёл его на высокую гору и показал всю Россию, залитую кровью. «Покайтесь... Пока этого нет, но так будет», - предупредил Святитель. Чем больше рассказывал полковник о вещем сне, тем больше смеялись над ним и принимали за сумасшедшего. В конце концов, упрятали в дом умалишённых. Разразилась война. Полковник, военный врач, оказался на фронте. Видя море крови, он стал неистово молиться, прося пощады у Бога. Во время молитвы в его комнате появился Святитель Иоасаф. «Поздно, - сказал Святитель, - теперь только одна Матерь Божия может спасти Россию. Владимирский образ Царицы Небесной, которым благословила меня на иночество мать моя и который ныне пребывает над моею ракою в Белгороде, также и Песчанский образ Божией Матери, что в селе Песках, подле г. Изюма, обретённый мною в бытность мою епископом Белгородским, нужно немедленно доставить на фронт. И пока они там будут находиться, милость Господня не оставит Россию.

Матери Божией угодно пройти по линиям фронта и покрыть его Своим омофором от нападений вражеских... В иконах сих источник благодати, и тогда смилуется Господь по молитвам Матери Своей». Такое же видение было и одному благочестивому старому жителю Песок. Полковник добрался до столицы, рискуя опять оказаться в сумасшедшем доме, нашёл Братство Святителя Иосафа Белгородского и рассказал им всё. Деятельные члены братства протоиерей А. И. Маляревский и князь Н. Д. Жевахов поверили его взволнованному рассказу. Добившись личного распоряжения государыни Александры Феодоровны, князь Жевахов отвёз иконы в ставку. Многолюдные крестные ходы сопровождали путь поезда из Харькова. И совсем по-иному были встречены иконы в Могилеве: Крестного хода не было, Государю о прибытии проезда из Харькова не докладывали, а князю было заявлено, что в ставке некогда заниматься пустяками. Однако, короткая встреча князя Жевахова с Государем произошла, после чего иконы были оставлены в ставке на несколько месяцев до конца 1915 г., но Крестного хода с ними по линиям фронта не состоялось. Князь Жевахов впоследствии писал, что во время пребывания икон в ставке поражений на фронте не было, а наоборот, одерживались одни победы. В декабре иконы увезли - Крестный ход так и не состоялся.

С первой волной русского рассеяния чудотворный образ был переправлен за границу и вскоре скрылся из виду. «Но как ясно, что все беды явились следствием ослушания воли Божией, так ясно и то, что Господь простит этот грех лишь после того, когда повеление святого Иоасафа будет выполнено. Так думают те, кто на протяжении восьми лет своей беженской жизни,- писал Жевахов, - безуспешно разыскивали Песчанский образ Богоматери по всей Европе и не находили его. Так думают и те, кто верил афонским старцам, связавшим спасение России с обретением этого образа и возвестившим, что момент его обретения явится первым реальным моментом на пути к спасению Отечества. Момент этот наступил: афонские старцы вымолили у Бога Милость, и сей образ дивными путями Промысла Божия явился к одному из них и препровождён в Европу именно к тем людям, коим предуказано идти впереди священной рати, и чьи святые имена, доныне сокрытые, будут из поколения в поколение славиться благородным потомством. Первый шаг к спасению России сделан Самим Богом, даровавшим зарубежной России Песчанский образ Божией Матери. Второй шаг должен быть сделан каждым, кто верует в Бога...» Этот призыв прозвучал в 1928 году. В 1991 году вновь были явлены мощи. Двадцать лет хранились они под тонким слоем шлаковой засыпки в одном из чердачных перекрытий Казанского собора, где располагался музей религии и атеизма. Несмотря на ранее проводимые реставрационные работы, святыня обнаружена не была. Второе обретение нетленных мощей привело к возобновлению почитания святого, созданию прихода его имени при часовне на территории той же больницы и возрождению братства святителя Иоасафа.

 

Новое обретение иконы и Крестный ход «по воздуху»

Летом 1999 года прошёл Великий крестный ход по границам России на самолёте - пятидневный перелёт на самолёте на расстояние более двадцати пяти тысяч километров вокруг России.

Ещё в 1997 году С. А. Матвеев приехал к старцу протоиерею Николаю Гурьянову на остров Залит, чтобы получить благословение на организацию православного издательства. Переговорив обо всём, Сергей Александрович со своим другом уже выходил за калитку, когда Валентина, келейница отца Николая, вдогонку прокричала: «Батюшка благословил читать акафист Песчанской иконе Божией Матери, найти её подлинник и с ней облететь Россию Крестным ходом на самолёте». Матвеев, ничего не понимая, взял у неё акафисты и уехал в Москву. Что за икона Песчанская? Где её искать? Какой Крестный ход, да ещё на самолёте по границам России? Наверное, отец Николай что-то сказал не так: он, наверное, не понимает, сколько это стоит. Такие мысли вертелись в голове у Сергея. Но послушание нужно было исполнять. В Москве, в кругу своих сотрудников он рассказал о необычном благословении и начал действовать. Вскоре у него пошли поездки по стране. И вот, летом 1998 года, в Прохоровке, на Курской дуге, в дни памяти битвы 1943 года представителям филиалов Фонда славянской культуры и письменности, собравшимся со всей страны, были розданы материалы о Песчанской иконе Божией Матери и рассказано о благословении залитского старца - искать икону, которая со времён революции считалась утерянной. Уже через две недели раздался звонок от Галины Толстых из Харькова с радостной вестью - икона найдена. Она находится в Преображенском храме села Пески близ города Изюма. Там же - копия, подаренная самим Государем Николаем Александровичем. С этой вестью С. А. Матвеев вновь приехал на остров Залит. Отец Николай сказал, что если икону не будут давать на Крестный ход, не настаивать, а продолжать заниматься организационными вопросами, о деньгах не думать. Образ по непонятным причинам не дали. В третий раз С. А. Матвеев приехал к отцу Николаю, рассказал о трудностях с деньгами и то, что икону на самолёт не решаются дать. Тогда отец Николай благословил взять список иконы Песчанской Божией Матери, который был привезён ему в дар из Канады. Находился он в доме у женщины, тяжко болеющей, живущей у самой пристани острова и, несмотря на свою болезнь, с любовью и терпением принимающей всех приезжающих.

Икона была привезена в Москву. Время шло. Отчаявшись, Сергей Александрович решил было ехать на остров, чтобы просить о снятии казавшегося невыполнимым благословения. Но однажды в день преподобного Сергия он познакомился с иноком Курской Коренной пустыни Антонием, который предложил встретиться с ещё одним человеком. Это был русский предприниматель из казаков Сергей Дронов.

Не дослушав до конца накатанную за долгое время поисков речь, хозяин скромного кабинета сказал: «Можно попробовать, только возьму благословение».

Какие же события предшествовали встрече двух рабов Божиих Сергиев? 19 мая 1999 года на Крестном ходе в Москве в честь дня рождения Государя С. А. Матвеев стал свидетелем трёхкратного мироточения святого образа Царя-Мученика и приложился к нему. Тут же он внёс икону в список святынь, которые должны были лететь на самолёте, получив на это согласие хранителя иконы Олега Ивановича Бельченко. 20 мая С. В. Дронов, случайно зайдя в храм Трёх Святителей, где в этот день находилась чудотворная икона Царя-мученика, с благоговением приложился к образу. А 21 мая произошла эта встреча С. Матвеева и С. Дронова, решившая судьбу Крестного хода.

Важнейшим в этих событиях стало благословение Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II, полученное 3 июня 1999 года в день праздника Сретения иконы Владимирской Божией Матери сразу после патриаршей службы у чудотворной иконы Владимирской прямо в алтаре храма святителя Николая.

 

Явление Божией Матери над Белым домом в 1991 году

Есть свидетельства о том, что 21 августа многие видели Богоматерь над Белым домом, стоящую в Красном одеянии, потому этот день называют Днем Победы Матери Божией над Красным драконом. Была даже организована выставка рисунков на эту тему. Возможно найдутся люди, которые напишут об этом.

 

Малоизвестное явление Свято-Крестовской иконы Божией Матери над Москвой в 1993 году

Константин Луговой-Давыдов

Эту историю мне поведала старушка по имени Лидия перед панихидой 4 октября 2019 г. у Поклонного Креста, где в 1993 г. были убиты защитники российского парламента и исторической России

3-4 октября – самые страшные дни в новейшей истории России. Трагедия 1993 года до конца не осознана. И, убеждён, что до тех пор, пока будет храниться «официальное молчание», возможность повторения этих событий велика (см. мою публикацию: «В ожидании бури: 2024?»).

4 октября 2019 года мне представилась возможность приехать на панихиду на этом скорбном месте, которую ежегодно служит священник Виктор Кузнецов – участник и живой свидетель тех событий. Но на сей раз, батюшка задержался – мы ждали его больше 2 часов.

Старушка по имени Лидия – на вид лет 80 (имя знаковое для меня, ибо моя мама, которая являлась помощником народного депутата России А.С. Воронина и находившаяся все дни блокады внутри здания, тоже носит имя «Лидия») поведала мне очень интересную историю. Не знаю, увижу ли я эту пожилую женщину снова (в 2020-м году 4 октября приходится на воскресный день), но я обещал записать её рассказ и опубликовать.

Среди многочисленных образов Пресвятой Богородицы есть Свято-Крестовская икона Божией Матери, которая была явлена в июне 1995 г., во время нападения банды Шамиля Басаева на город Будённовск (в Ставропольском крае), захват ею в заложники свыше полутора тысяч человек, которых согнали в местную больницу и удерживали там несколько дней. В ходе этих трагических событий были многочисленные человеческие жертвы. По свидетельству очевидцев, 18 июня в небе над городом произошло явление молящейся перед Крестом Пресвятой Богородицы. Именно Её заступничество перед Богом, как считают верующие люди, во многом способствовало скорейшему завершению кровавой драмы. Описания этого чудесного явления и стали основой для написания Свято-Крестовской иконы Божией Матери.

Однако, как рассказала мне Лидия, она стала свидетельницей того, как этот образ был впервые явлен за 2 года до трагических событий 1993 года – осенью 1991-го.

Лидия ехала в троллейбусе по мосту в районе Краснопресненской набережной. Вдруг она, и некоторые другие пассажиры, подняли свой взгляд на небо и увидели, как Пречистая Дева шла по небу в сторону здания Верховного Совета. Подойдя к нему, она остановилась над ним в скорби и безмолвии. На несколько мгновений на небе возник Крест, перед Которым Божия Матерь молилась – это была копия Ее иконы «Свято-Крестовская», которая второй раз была явлена над Будённовском. Через некоторое время видение повторилось. На фото: Свято-Крестовская икона Божией Матери.

Свято-Крестовская икона Божией Матери (18 июня)

Одно из самых значительных явлений Богородицы в ХХ веке произошло в то время, когда банда Шамиля Басаева, орудуя в городе Святой Крест, захватила заложников, в том числе стариков, детей и беременных женщин. Кровавые расправы совершались бандитами в районной больнице — там, где когда-то был монастырь…

О жестокости чеченских бандитов довольно долго, но, к сожалению, лишь частично говорилось в средствах массовой информации. На самом деле трагедия была неизмеримо большей — о чем говорят кадры кинопленок, не попавшие на телевидение, в том числе и отснятые самими басаевцами.

Вся Ставропольская епархия во главе с Владыкой Гедеоном и все честные богобоязненные люди в различных точках земли взывали в те дни к Милосердному Богу, славимому в Пресвятой Троице, и к Пречистой Матери Господа Иисуса Христа Богородице и Приснодеве Марии о даровании помощи и заступничества.

В ситуации фактического бессилия власти перед бандитами только чудо могло спасти заложников. И чудо произошло! Когда люди молились о спасении плененных, в небе над захваченной больницей, где томились около полутора тысяч человек, явилась Матерь Божия.

Сама Царица неба и земли милостиво посетила страждущих. Ее видели в городе многие. Есть свидетельство о том, что и сами чеченцы видели Ее и говорили об этом заложникам. Это дает веское основание полагать, что решающее значение в изменении хода кровавых событий в лучшую сторону и оставлении бандой места преступления имело именно заступничество Богородицы, непрестанно ходатайствующей о нас перед Престолом Святыя Троицы.

Итак, различные люди в разное время (!) видели явление Богородицы, начиная от первого дня захвата больницы, а жители соседней Прикумской улицы продолжали видеть его даже в воскресенье вечером. Рассказы очевидцев записаны и документированы. При опросе горожан отмечены некоторые расхождения в деталях, но в главном все единогласны. Очевидно то, что после штурма больницы предстала Владычица наша Богородица и Приснодева Мария на воздухе, молящаяся у Креста Сына Своего и Господа Бога нашего.

Говорит Вера Владимировна Евтушенко:

— Меня захватили вместе с пассажирами городского автобуса. Потом переводили из отделения в отделение. В субботу нас согнали в терапию и во время первого штурма выставляли в окна с белыми простынями и заставляли кричать: «Не стреляйте!», потом лицемерно благодарили за то, что эти мужчины и женщины, бывшие живыми мишенями, им и себе спасли жизнь.

Когда ночью начался второй штурм, терапия стала дымиться. Нас опять перегнали в кардиологию: кто ползком, кто как мог, в жутком страхе… А утром в воскресенье, 18 июня, приблизительно в промежутке от 8 до 10 часов утра, одна женщина вдруг воскликнула: «Девчата! Смотрите!»

Все осторожно, боясь попасть под пули наших солдат, выглянули в окно, обращенное на восточную сторону, и увидели на небе Крест, как бы облачный. Справа от Креста на воздухе стояла в скорбной позе Богородица, обращенная ко Кресту, молящаяся, в черных одеждах. Но люди были в сильном страхе от обстрела и басаевцев, и, естественно, не могли как следует разглядеть явления Богородицы, только думали: «К чему это? Что это предвещает? Смерть или свободу?» Но видели его как православные, так и атеисты. Видение продолжалось около получаса.

Нет сомнений, что и чеченцы видели Богородицу, и именно это обстоятельство повлияло на решение Басаева освободить заложников. Один из террористов говорил Нине Васильевне Лесновой: «Я видел явление!».

Господь внял молению Своей Матери. 18 июня, в праздник иконы Божией Матери «Умягчение злых сердец», по благословению митрополита Гедеона в местном храме Казанской Богоматери был совершен соборный молебен ставропольского духовенства во главе с протоиереем Павлом Самойленко и архимандритом Александром (Ищеиным). Именно в этот день после молебна Богоматери обстоятельства неожиданно изменились. Злые сердца бандитов заступлением Божией Матери умягчились.

Лютый разбойник, до этого отвергавший любые переговоры, принял все условия освобождения плененных людей. На следующий день заложники были освобождены.

После освобождения заложников Нина Васильевна во дворе Казанского храма встретила женщину, живущую напротив больницы: она свидетельствовала, что наблюдала в ночь с субботы на воскресенье 18 июня сияющее, как бы огненное облако, которое опустилось на крышу больницы, а затем растаяло.

Явление Богородицы сопровождалось и иными чудесными событиями. В эти же дни отроку Иоанну, проживающему в Святом Кресте (Буденновске), приснился сон, в котором ему было сказано, что он должен умереть. Мальчик, естественно, обеспокоился и вместе со своей матерью Верой Максимовной пошел в храм, исповедаться и причаститься Святых Христовых Таин. 14 июня, в среду, его собирались положить в районную больницу на операцию. Однако хирург был занят и предложил прийти на следующий день. Когда Ваня с мамой уже далеко отошли от больницы, то услышали стрельбу и узнали о том, что она захвачена боевиками Басаева.

Вскоре Ваню отвезли в больницу в Ставрополь, где сделали операцию. Когда он «отходил» от наркоза, то, находясь в полузабытьи, начал вдруг, обливаясь слезами, молиться Господу и Богородице, прося прощения в своих прегрешениях. Затем он стал просить прощения у Всевышнего за всех русских, армян (их много проживает в Буденновске) и за… чеченцев! Молился и о том, чтобы Господь помиловал Россию.

Когда Ваня пришел в себя, то рассказал, что ему снилось будто он — заложник в Свято-Крестовской больнице. Во сне он пережил то, что ему надлежало пережить наяву, но Господь спас его по заступничеству Своей Пречистой Матери.

Все эти дни митрополит Ставропольский Гедеон усердно молился о даровании свободы заложникам. Когда Владыке стало известно о чуде явления Божией Матери, он поручил Свято-Крестовскому священнику исповедовать очевидцев явления. По представлении владыке письменных свидетельств очевидцев иконописцам было поручено создать согласно с этим явлением новонаписанную икону Божией Матери — к сороковинам поминовения 128 убиенных. Всего за 12 дней икона была написана уроженкой Святого Креста, рабой Божьей Ольгой, родной сестрой Вани — в благодарность Господу и Пречистой Матери Его.

Икона была освящена на мощах Святителя Игнатия (Брянчанинова) в Андреевском кафедральном соборе города Ставрополя и доставлена Крестным ходом в Святой Крест, где и находится поныне в Казанском храме. Празднование явленной иконе «Свято-Крестовская Пресвятыя Богородицы» по благословению

Высокопреосвященнейшего Гедеона, митрополита Ставропольского определено совершать 18 июня.

Случайно ли был избран для нападения бандитами с зелеными повязками на голове город, носивший прежде имя «Святой Крест»? Случайно ли больница, захваченная боевиками, находится на территории бывшего монастыря, который связан с памятью Князя-Мученика Михаила Тверского?

В начале XIV века в кочевой ставке хана Золотой Орды, располагавшейся на берегу Терека, был замучен Благоверный Великий Князь Михаил Ярославич. У князя был выбор: остаться в живых, но навлечь карательный поход ордынцев на свою родину, либо поехать в Орду на верную смерть, предотвращая пролитие невинной крови на Русской земле. Святой Князь стал Первомучеником Православия на Северном Кавказе и одним из его Небесных покровителей.

Когда тело убиенного князя везли в повозке на Русь через город Маджары, располагавшийся на месте Святого Креста, была сделана остановка, и местные христиане попросили на ночь поставить гроб с телом мученика в храм. Сопровождавшие ордынцы не допустили этого и приказали положить тело в хлев. В ту же ночь многие жители видели, что над хлевом поднимался огненный столп от земли до неба, а днем была видна над ним дивная радуга. Это было первое прославление Святого Князя-Мученика.

На месте, где просияли мощи Святого, в прошлом веке был основан Маджарский Воскресенский монастырь, в котором построили особый храм в память о Первомученике Кавказа. Почти через семь столетий после мученичества Михаила Тверского здесь совершилось новое мученичество русских людей. Город Святого Креста, как некогда князь Михаил, так же жертвенно принял удар на себя за всю Россию. Буденновская трагедия продолжила древнюю историю.

Больница, место спасения жизни, стала узилищем, местом мученичества. Люди стали живым щитом злодеев. Власти бездарно штурмовали, потом безвольно выполняли абсолютно все требования боевиков, уже побежденных в горах, обесценивая кровь, пролитую нашими войсками. Такого позора страна наша еще не знала. Думается, что явление Богородицы — это предостережение о том, что и вся Россия, если не покается, превратится в сплошной Буденновск.

Монастырь, над которым, по сути, и было явление Богоматери, стоит на самом краю города. За ним открывается степь. После разгрома безбожниками в тридцатых годах от обители остались только келейные корпуса. Все храмы и стены были разрушены.

К сороковинам памяти невинно убиенных, совершавшимся 23 июля, когда в город прибыла новонаписанная икона Свято-Крестовской Богоматери, после Божественной литургии ее Крестным ходом понесли по улицам к монастырю-больнице. Наверное, еще ни одно событие здесь никогда не собирало столько людей воедино. Над городом плыло бесконечно повторяемое песнопение «Пресвятая Богородица, спаси нас!». В центре Воскресенского монастыря перед Свято-Крестовской иконой был освящен большой куб из черного мрамора с выбитым поминальным крестом и надписью: «Жителям г. Св. Креста, невинно убиенным от бандитов 14-20 июня 1995 г.»

На месте разрушенного монастырского храма по благословению митрополита Гедеона был совершен чин основания храма памяти всех невинно убиенных на Кавказе в честь Святого Князя Михаила Тверского, кавказского Первомученика. На закладке присутствовали главы администраций многих городов Ставрополья. Икону Михаила Тверского с частицей мощей держали представители свято-крестовского казачества. Архимандрит Александр, настоятель Казанской церкви, высказал свое желание обязательно возродить и сам Воскресенский монастырь — первый на Северном Кавказе. Может быть, закладной камень храма станет началом возрождения обители — отныне дорогого для всей России места паломничества.

Закончился Крестный ход на городском кладбище, где у 128 новых восьмиконечных крестов над свежими холмиками могил была отслужена панихида и несколько раз помянуты поименно все невинно убиенные. Эти кресты на могилах по внешнему виду и пропорциям удивительно напоминают тот Крест, перед которым молится Богоматерь на Свято-Крестовской иконе. Крестный ход стал явлением и прославлением новонаписанной иконы. Будто Сама Божия Матерь прошла по скорбящему городу, всех утешила, всех помянула. Сама положила камень в основание обители.

События в Буденновске называют трагедией. Точнее было бы назвать Голгофой. Трагедия — безысходна. Голгофа — венчается Воскресением! Теперь особым смыслом наполнились названия города и монастыря в нем. Город Святого Креста (который требует сегодня вернуть себе истинное имя!) стал русской Голгофой. Здесь был воздвигнут Русский Крест.

Здесь совершилось явление славы Божией. Здесь явилась Божия Матерь. и в храме Казанской Богоматери будет храниться образ Свято-Крестовской Богородицы. Здесь заложен храм в честь Первомученика Северного Кавказа русского Князя Михаила Тверского.

Буденновская трагедия — не просто политическое событие. Мученическое убиение православных людей — история православной России. Град Святого Креста стал откровением судеб Божиих о России. Здесь было открыто, что Россия — на Кресте, и ее распятие достигает какой-то высшей, страшной точки, когда окончательно должна быть определена ее участь. С кем она? Умрет или воскреснет? Когда должно быть произнесено великое слово — «Свершилось»? Когда будет испита до дна чаша нашего страдания, что уже столько лет пьет русский народ?

Здесь было открыто людям, что Божия Матерь молится со слезами Сыну Своему пред православным восьмиконечным крестом о помиловании России. Наша надежда — на молитву Богоматери перед Господом.

 

Явление Божией Матери в Грузинском конфликте в Южной Осетии

БОГОРОДИЦА ЯВИЛАСЬ К НАМ В ЦХИНВАЛИ

В день штурма города его защитники увидели сошедшую к ним Богоматерь.

Бандиты Саакашвили расстреляли икону Пречистой Девы и Иисуса Христа. Защитникам Цхинвали помогала сама Богородица – знамение с небес придало им сил и мужества в самый трудный час.

Прекрасная женщина в сияющих одеждах сошла с купола храма, - свидетельствует епископ Аланский Георгий. – Это Сама Пречистая Дева спустилась, чтобы спасти город...

Очевидцами чудесного явления Божьей Матери в пылающем и истекающем кровью Цхинвали стали десятки людей. Чудо свершилось в разгар самых тяжелых боев 8 августа после того, как наемники Саакашвили расстреляли икону Пречистой Девы и Богомладенца Иисуса Христа. В надвигающихся на город сумерках российские военные увидели, как из храма Рождества Пресвятой Богородицы выходит небывалой красоты женщина в сверкающих белых одеждах и неторопливо идет навстречу им, не обращая внимания на снаряды и пули...

ЯВЛЕНИЕ

Когда Богородицу впервые увидели на улицах города, я был в храме, - рассказывает епископ Аланский Георгий. - Там все эти дни прихожане, которым посчастливилось добраться до собора в поисках убежища, не переставая, молили Господа о спасении нашего многострадального города и народа. О чудесном явлении мне рассказали на следующий день. Честно скажу: выслушав первого рассказчика, я усомнился. В таком кошмаре, в котором все мы находились в те дни, человеческая психика не раз давала сбои. Ведь просто невозможно сохранить самообладание, когда на твоих глазах убивают многодетную мать, которая со дня на день должна была разрешиться еще одним младенцем. А каково смотреть на лежащее на улице тело этой несчастной, осознавая, что ты, мужчина, не смог ее спасти от врагов. В таком напряженном и истерзанном состоянии души человек во многом теряет контроль над собой. Вот я и рассудил, что прихожанину явление Богородицы могло просто привидеться. Но я ошибся!

В этот день и в последующие отцу Георгию приходилось снова и снова выслушивать восторженные признания тех людей, которые видели Богородицу на улицах Цхинвали.

ЧУДО

Я перестал сомневаться, когда понял, что люди, совершенно незнакомые друг с другом, находившиеся в разных концах города, говорят одно и то же! - признается священник. – Но окончательно уверовал в чудо, когда собственными глазами увидел Богородицу.

В перерывах между стрельбой и бомбежками владыко Георгий, как и другие священнослужители Южной Осетии, по мере сил старался помочь мирному населению. Одних выводил из подвалов и отправлял «на большую землю», других провожал в последний путь...

В один из таких моментов я и сподобился увидеть чудо, - с благоговением произносит владыка Георгий. – Находясь за пределами храма, я увидел, как из него выходит сама Богородица. Душа затрепетала - Сама Пречистая Дева с нами...

СПАСЕНИЕ

Отец Георгий подчеркивает, что своим освобождением Цхинвали обязан не только российской армии и ополчению, но и Небесному Воинству:

Богородица всегда появлялась там, где нашим людям приходилось тяжелее всего. И там, где Её видели, бой обязательно заканчивался победой.

Война в Южной Осетии не пощадила православные храмы. Грузинские самолеты и ракетные установки беспощадно уничтожали церкви на территории республики. Несколько храмов были сожжены вместе со священнослужителями и прихожанами. На момент прекращения военных действий в Южной Осетии осталось в живых всего трое священников! И необъяснимым образом уцелел собор Рождества Пресвятой Богородицы в Цхинвали. На территорию храма, в котором хранятся чудотворные мощи Святого Георгия Победоносца, только в первый день попало 12 снарядов. Но ни один не нанес ему вреда.

Божья милость, - вот единственное объяснение этому спасению, - поясняет епископ Аланский. - Небесная Заступница во все века спасала русское воинство от неминуемой гибели и помогала ему одержать победу над врагом. И наш случай - всего лишь капля в этом море чудес.

На Куликовом поле перед битвой воины обращались с молитвой к Богородице перед ее иконой, принесенной донским ополчением. В Новгороде Великом во время осады его вокруг стен защитники города обнесли икону Богоматери «Знамение». Одна из вражеских стрел попала в икону – она тотчас же повернулась ликом к городу, и из глаз лика покатились слезы. На врагов напал ужас, наступила темнота в глазах их, они в замешательстве стали бить друг друга и бежали, Как и сейчас, в Цхинвали...

А в 1395 году Москве угрожали полчища Тамерлана, и снова Пресвятая Дева спасла и столицу, и всю Россию. Молитвы совершались перед Владимирской иконой Богоматери. По преданию, Матерь Божия явилась во сне Тамерлану, окруженная бесчисленным небесным воинством, угрожавшим хану. Утром он приказал отступить без сражения. В 1612 году во время нашествия поляков Казанскую икону Божьей Матери несли перед воинами Минина и Пожарского, освободившими Москву. В 1812 году Кутузов накануне Бородинской битвы молился перед Смоленской иконой Богоматери. А во время Великой Отечественной войны Казанскую икону привозили к защитникам Москвы, Сталинграда и Ленинграда.

ПОБЕДА

Сейчас те, кто своими глазами не видел ужасов, пережитых за эти дни народом Южной Осетии, строят нелепые предположения о том, кто прав, а кто виноват в этой войне. Пытаются оправдать наших убийц и предъявляют нелепые обвинения российской армии, - говорит владыка Георгий. -Чудесное явление Богородицы защитникам Цхинвали еще раз опровергает все эти лживые версии. Богородица всегда покровительствует лишь правым делам. И нет сомнения, что в этой войне силы Небесные были на нашей стороне. Дьявол никогда не может принимать облик Богородицы. Это не наваждение, это великое чудо...

Паническое бегство

Богородицу на улицах Цхинвала много раз видели грузинские офицеры и солдаты. Когда они поняли, на чьей стороне Божия Матерь, началась паника. По военной и мобильной связи грузинские вояки докладывали о чуде своему командованию и, не дожидаясь указаний, устремлялись в бегство.

По законам войны наступающие, а ими после 10-го августа были ротные тактические группы российской армии, успеха могли добиться только при многократном численном превосходстве. Но перевес в силах еще несколько дней был на стороне, перешедшей к обороне грузинской армии. Потери русских, хотя об этом сейчас стараются не говорить, могли быть в той ситуации просто огромными. Достаточно сказать, что по российским самолетам было произведено более 30 пусков ПЗРК - потери авиации могли составить до 25 самолетов. Нашим войскам противостояли коммандос - элита грузинской армии, которую обучали американцы на своих военных базах. Отлично подготовленными оказались и грузинские танкисты. Неожиданно все это воинство побежало... Американские инструкторы, которые находились в боевых порядках агрессора, долго не могли взять в толк, почему «Женщина в белом» так испугала грузин.

Но перед этим мир стал свидетелем панического поведения Саакашвили, когда тот рухнул на землю при пролете своего же самолета над Гори. Когда президент побежал, паника охватила грузинский гарнизон, где размещалась большая военная база и арсеналы. Военные спешно грузились на машины, уговаривая местное население также эвакуироваться. По свидетельствам, грузинские военнослужащие выглядели совершенно деморал